Как сибирский бизнес пережил пандемию

2020-ый год оказал значительное влияние на бизнес. Одни компании стремительно теряли свои позиции, в то же время другие, напротив, постепенно адаптировались к изменившейся ситуации, попробовали выйти в новые для себя сегменты, трансформировали свою бизнес-модель и пришли к концу года с четким пониманием дальнейшего развития. «Континент Сибирь» проиллюстрировал это на примере региональных компаний из различных отраслей экономики и тем, как они изменили свой бизнес на этот год.

Удар пандемии

Кофейни: закрыть половину точек в России

Одной из первых отраслей, которая почувствовала на себе экономическое влияние пандемии, стала сфера HoReCa. Достаточно вспомнить, что еще в апреле 2020 года самая крупная кофейная сеть в России — «Шоколадница» — объявила о готовности закрыть половину всех своих заведений в стране, а также об отказе от планов запускать новые точки в 2020-2021 годах. Это было связано с тем, что затраты на аренду кофеен стали превышать доходность бизнеса.

Крупные кофейные сети начали оптимизацию в условиях пандемии. Фото: Instagram-аккаунт сети «Шоколадница»

«Закроем ли мы часть своих точек? Да, закроем. Из 300 ресторанов сейчас потенциально в списке у нас до 140 ресторанов, которые мы закроем. То есть из 300 может остаться 160», — заявил весной 2020 года генеральный директор ГК «Шоколадница» Олег Подгорный в ходе онлайн-конференции «Идеальный шторм. Пандемия как триггер для трансформации мира, бизнеса и инноваций». В большей степени в списке на потенциальное закрытие являлись точки в торговых центрах. По факту правда «Шоколадница» не пошла на такие крайние меры, и на конец 2020 года у нее, по данным 2ГИС, в одной только Москве осталось 205 кофеен, однако общее количество заведений безусловно сократилось.

Торговые центры: терять по 100 млн в месяц

Сами торговые центры впрочем тоже столкнулись со значительными убытками из-за оттока покупателей в условиях пандемии и принудительного локдауна весной. Так, размер упущенной прибыли ТРЦ «Аура» по итогам трех месяцев ограниченного режима работы (с конца марта по конец июня) был оценен самой компанией в 300 млн рублей.

Крупные торговые центры потеряли трафик

Согласно ее цифрам выручка торгового центра в указанные месяцы не превышала 8% от докризисного уровня. В убытках оказались и управляющие компании крупных торговых центров, и сами арендаторы, а также поставщики арендаторов, логистические компании, занимавшиеся доставкой товаров, производители товаров, клининговые, охранные компании, строительные подрядчики и многие другие. Однако рассчитывать на возвращение торговых центров на докризисные показатели в условиях тренда на онлайн-продажи уже не представляется возможным. Не случайно в Москве в этом году стали обсуждать возможность сноса отдельных торговых центров, не видя в этом бизнесе долгосрочных перспектив.

Трансферные услуги: продемонстрировать падение выручки в 20 раз

Среди других отраслей, которые почувствовали на себе «пандемических» эффект, стала сфера трансферных услуг, которая очень сильно завязана на зарубежных поездках. Уже в феврале в новосибирской компании iway почувствовали что-то неладное с точки зрения выручки — люди стали аннулировать предварительно заказанные трансферы в аэропортах. Сначала в Китае, потом в Италии и Франции. Все происходило на фоне усиливавшегося новостного инфопотока про бушующий в этих странах коронавирус. «На этом этапе мы решили, что будем концентрироваться на российском рынке, который составлял 50% нашего бизнеса. Да, половину рынка с точки зрения нашей компании мы таким образом временно потеряем, но Россия для нас родной регион, мы хорошо знаем аудиторию, потребности, было понятно какие сценарии использовать. Мы думали, что наши клиенты в России будут себя вести по-прежнему, не будут отменять командировки и массово отказываться от поездок, — пояснил в ходе онлайн-конференции BizSib в ноябре 2020 года сооснователь iway Дмитрий Сарайкин. — Но началась информационная атака, и примерно 10 марта мы почувствовали, что скоро все резко изменится. Ежедневно у нас обычно заказывается порядка 2 000 поездок. В начале пандемии мы видели ежедневные отмены в 200, потом в 600, потом в 1000 поездок. Вы можете представить, что может произойти с бизнесом, если ежедневно аннулировать 1000 транзакций в день при резко снижающемся потоке новых поездок и ежемесячных постоянных обязательствах компании в 17-18 млн. руб?»

Рынок трансферных услуг значительно пострадал от пандемии. Фото: Instagram-аккаунт iWay

По его словам, ежемесячная выручка компании упала в 20 раз. Весной 2020 года доходы iway не позволяли покрывать даже зарплату, запас прочности составлял буквально 3-4 месяца. «Если по истечении этого срока мы не начали бы получать заказы, нам пришлось бы закрыть компанию. Именно это произошло с двумя конкурирующими компаниями, работавшими по аналогичной модели», — отметил Дмитрий Сарайкин. Однако компания выжила, и во вторую волну пандемии осенью 2020 года она уже не испытывала такого драматичного падения финансовых показателей.

Новые возможности

На фоне всех негативных явлений, связанных с пандемией, интересно рассмотреть новосибирские компании, которым удалось улучшить свои позиции или найти новые сферы развития, возможности увеличения прибыли в период пандемии.

Химчистки и цифровой образ жизни

Если до 2020 года многие компании не рассматривали для себя возможности развития в онлайне, считая это долгосрочной перспективой, то в условиях пандемии это стало насущной необходимостью.

Наглядным примером перехода классического оффлайн-бизнеса на цифровые рельсы в условиях пандемии может служить новосибирская сеть Lelus de la France, объединяющую 7 химчисток, которые преимущественно находятся в торговых центрах. С учетом значительного падения трафика в них сеть стала перед дилеммой, что предпринимать дальше.

«Я стала думать, как спасти на 90% разрушенный бизнес. Были мысли продать, закрыть и подождать лучших времен. В то же время я понимала, что теперь мы будем жить в новой реальности и в ней надо как-то выживать», – рассказала «Континенту Сибирь» основатель сети Lelus de la France Ирина Хапко. — Я подумала: «А как для меня, работающей женщины, выглядят отношения с химчисткой? Приехали домой, забрали, привезли, куда сказала, почищенное. Так родилось будущее моих химчисток».

Ирина Хапко нашла новую нишу в бизнесе

Сеть Lelus de la France запустила одноименное мобильное приложение. Приложение построено по типу Яндекс-Такси. Только клиент вызывает не автомобиль, а курьера, который заберет его вещи в химчистку, и привезет чистые туда, куда клиент сочтет нужным – домой, на работу, в аэропорт, на дачу и так далее. В мобильном приложении клиент в личном кабинете может общаться с технологом, накапливать свои личные бонусы, равные рублям, и многое другое.

Чтобы все это работало как часы, Ирине Хапко пришлось проделать огромную организационную работу, в том числе подобрать персонал, которому можно доверить ценные вещи. «В результате родился новый более мощный бизнес. Он интереснее, чем химчистки, которыми я занималась. Это наглядный пример, что даже в кризис можно найти выход», – резюмировала Ирина Хапко.

Кондитерские изделия, онлайн-курсы и поке как ответ пандемии

Несмотря на то, что в условиях пандемии особенно активно говорили о своих проблемах именно рестораторы, некоторые компании этого рынка нашли в себе силы двигаться дальше и сосредоточить свои усилия на том, что можно предпринять в новых реалиях. Примером может служить новосибирская траттория «Тесту Место» и кулинарная школа «Кухня за кулисами», основанные Яной Фоминой и Анастасией Спириной, которым по предварительным итогам 2020 года удалось улучшить свои показатели по сравнению с 2019 годом.

В условиях пандемии в компании оперативно запустили собственную доставку в дополнение к Delivery Club. Таким образом, траттория увечила зону охвата своей доставки. В порядке эксперимента в компании анонсировали и услугу приготовления блюд на дому. Предполагалось, что любой желающий может заказать то или иное блюдо из специального меню траттории, и в этом случае к нему домой придет повар заведения вместе с необходимыми продуктами, приготовив заказанное блюдо.
Впрочем, в пандемию многие люди стали предпочитать готовить дома. Причем это касалось даже тех, кто раньше предпочитал обедать в ресторанах или заказывать готовую еду домой. Запросы в поисковиках на различные онлайн-школы шеф-поваров и рецепты возросли до колоссальных размеров. «Если раньше в соцсетях выкладывали фото блюд из ресторанов, то в период самоизоляции многие постили процесс самостоятельного приготовления блюд, делились рецептами и спорили о достоинствах тех или иных ингредиентов в них», — поделилась наблюдениями с «Континентом Сибирь» Яна Фомина.

В условиях пандемии Яна Фомина и Анастасия Спирина запустили новое направление кондитерских — My Cake My Love. Фото: Instagram-аккаунт компании

Еще до пандемии она параллельно развивала кулинарный блог и онлайн-кулинарную школу «ЯнаКурсы». Но в условиях самоизоляции интерес к ней значительно вырос, а усилия по дальнейшему продвижению дали свой результат. Сейчас у онлайн-кулинарной школы 152 тысячи подписчиков, и это направление стало одним из основных для Яны Фоминой в условия пандемии.

Важным моментом в пандемию была мотивация персонала. Когда компания продолжает развиваться, а собственники не опускают руки, то это в том числе заряжает команду на новые достижения. Именно поэтому в «Тесту Место» не только не отложили планы по развитию, но реализовали их. Речь идет о запуске отдельного направления кондитерских изделий под брендом My Cake My Love. Пока кондитерская располагается на базе траттории, однако в компании рассматривают возможность открытия отдельного заведения.

Однако самым главным событием для компании стал запуск полностью нового проекта — первой в Новосибирске покешной Poke Top. Поке — блюдо гавайской кухни, которое часто называют блюдом-конструктором, потому что все его компоненты можно сочетать в любом порядке. Основой классического поке являются рис, рыба и соус. Сегодня это блюдо распространено по всему миру и уже стало популярным в России, в частности в Москве.

Открытие ресторана состоялось 26 декабря 2020 года. Заведение расположилось в особняке на Максима Горького. В этом же здании Анастасия Спирина и Яна Фомина открыли школу танцев Latina Top. В дальнейшем планируется масштабировать оба проекта и развивать их по франшизе, что позволит построить сеть.

Новые точки, новый ассортимент и новые возможности доставки вопреки коронавирусу

Несмотря на то, что пекарням в условиях локдауна удалось избежать закрытия, ситуация в этом бизнесе была далека от устойчивой. Впервые дни апреля в Москве некоторые пекарни потеряли до 80% от выручки. Многим пришлось поменять концепцию своих брендов и переориентировать пекарни на изготовление пирогов для семейных обедов и ужинов, сделав их меньше и, соответственно, дешевле, а также добавлять в меню супы и салаты, и организовывать самостоятельную бесплатную доставку с одновременным расширением ее зон покрытия. В начале пандемии некоторые участники рынка, например, федеральная сеть «Хлебница», объявляла о закрытии в Новосибирске 5 точек. Полностью ушла с рынка местная сеть пекарен Kushnarev. В то же время некоторые региональные компании нашли в себе силы развиваться как интенсивно, так и экстенсивно. Например, основанная Елизаветой Шеховцовой сеть «Дело в хлебе» запустила 2 новые точки, в частности на Учительской и в Академгородке, в дополнение к уже существовавшим трем.

Что делать бизнесу, чтобы выжить
Фото сети пекарен «Дело в хлебе»

Несмотря на кризис, в компании не сократили ассортимент, а наоборот, стали печь ещё больше и ввели новинки из слоеного теста. Если раньше в компании выпекали около 800 единиц изделий на одной точке, то стали производить больше 1000 штук. «Тем самым мы не увеличили издержки, а начали больше продавать, потому что многие люди, привыкшие завтракать и обедать в кафе и ресторанах, перешли в категорию постоянных гостей», — объяснила «Континенту Сибирь» Елизавета Шеховцова.

По ее словам, в начале апреля был запущен новый цех, который обеспечивает пекарни полуфабрикатами, заготовками и тд. «Да, это дополнительные расходы на аренду и персонал, но зато теперь мы успеваем делать больше крутых пирогов, которыми раньше не могли обеспечить весь спрос», — пояснила основатель «Дело в хлебе».

Также в компании пошли на эксперимент и запустили сервис доставки совместно с «Яндекс.Едой». Подобная практика на этом рынке ранее не применялась. Благодаря доставке в компании приобрели новых постоянных гостей. «Конечно, доставка — это совсем не формат пекарни, но это позволяет в какой-то степени покрывать мелкие расходы», — отметила Елизавета Шеховцова. Более того, средний чек по доставке составляет от 350 руб (в пекарне, для примера, 100 руб), и в основном это не хлеб, а сладкие и сытные пироги.

Таким образом, за счет предпринятых мер в компании удалось расширить каналы сбыта продукции.

Новый бренд, новые направления продуктов и исследование потребителя

Для рынка мясоконсервной продукции уходящий год был крайне неординарным — наблюдалось как резкое падение спроса, так и его стремительный рост. Такие «качели» мотивировали участников более комплексно исследовать своего потребителя — как он живет, как меняет свою жизнь, как заказывает продукты. К этому прибегла «Русская ресурсная компания-Сибирь», выпускающая консервную продукцию под брендом «Сила».

По наблюдениям компании весной потребители стали реже ходить магазины и начали закупать впрок, что привело к росту продаж. Все чаще люди стали оформлять заказы через интернет, поэтому онлайн-продвижение стало работать эффективнее. Кроме того, потребители стали более требовательными к продукту и по цене, и по качеству, потому что во время пандемии имели возможности попробовать продукты разных производителей и сформировать свой «рейтинг». Поэтому в компании еще раз убедились в важности делать ставку на качество продукта.

«РРК-Сибирь», несмотря на пандемию, вывела на рынок новый бренд. Фото: официальный Instagram-аккаунт компании

Несмотря на непростое время, в компании запустили новый бренд консервированных мясных продуктов «Сила», а также новые для себя ассортиментные позиции. Это и линейка замороженных полуфабрикатов, и ассорти гриль, и маринованная баранья нога, и консервированные утиные ножки «Конфи». Также в этом году в «РРК Сибирь» плотно занялись направлением СТМ — контрактным производством консервированных продуктов для торговых сетей и сторонних мясопереработчиков для последующей реализации под их брендами.

«По ощущениям работы в этом году стало примерно в два раза больше. Привычные процессы стали более сложными — от переговорных кампаний до отработки новых продуктов. Но настрой у всех был боевой и оптимистичный», — рассказала «Континенту Сибирь» генеральный директор «РРК-Сибирь» Елена Бондаренко.

В 2021 году в компании поставили для себя цель прирасти и в ассортименте, и объемах. Уже в 1 квартале 2021 года в компании анонсировали новые продукты под брендом «Сила» и несколькими суббрендами. В частности в компании зарегистрировали бренд «Печенеги», к которому проявляли активный интерес СМИ после слов Владимира Путина в марте 2020 года. «Уже весной мы выведем на рынок продукт под этой маркой. Поэтому делаем ставку только на дальнейшее развитие. Других вариантов у нас нет», — резюмировала Елена Бондаренко.

Компании каких отраслей выиграли от пандемии

По данным «ФИНАМ» пандемия и связанные с ней карантинные меры сильнее всего ударили по потребительскому рынку и сфере услуг. В наибольшей степени пострадали компании туристического сектора, отельеры, рестораторы, салоны красоты, фитнес-клубы, сектор развлечений и т.д. Как отмечает аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев, значительные потери понес мелкий несетевой ритейл, особенно не относящийся к продуктовому – по последнему ситуация была не столь катастрофическая, как, скажем, в одежном ритейле, DIY-сегменте, магазинах электроники и бытовых товаров и т.д. Тяжело пришлось авиаперевозчикам и вообще всем компаниям, так или иначе связанным с транспортом и логистикой.

В «Юнисервис капитале» отмечают, что на взлете в 2020 году находилась онлайн торговля, фармацевтика, в минусе – общепит, туризм и все что связано с досугом. Впрочем, в «ФИНАМе» не согласны с тем, что фармотрасль можно однозначно считать бенефициаром пандемии. «Вопреки расхожему мнению, фармацевты от пандемии выиграли несильно – упавшие доходы россиян привели к тому, что спросом пользуются только остро необходимые лекарства. В сегменте IT-услуг картина в целом тоже нейтральная – заметно выиграли лишь отдельные компании, чей продукт по тем или иным причинам оказался особо востребован. А вот кто действительно сумел прилично заработать на пандемии, это корпорации, относящиеся к электронной коммерции, дистанционным услугам и службы доставки. По последним наблюдается кратный рост выручки в силу особой востребованности этих услуг», — резюмирует Алексей Коренев.

Если же рассматривать ситуацию со спросом и уровень потребительской активности, то в Новосибирской области, по данным исследования «Тинькофф», он за год снизился на 3%. Среднее значение индекса Tinkoff CoronaIndex, который учитывает потребительскую и деловую активность россиян и разнообразие их покупок, в Новосибирской области в первой половине декабря составило 6,6 балла по сравнению с 6,9 годом ранее. Этот показатель находится в пределах нормы и не является настолько критичным, как в период весенней самоизоляции. Средний индекс в апреле 2020 года составлял 4,8 (годом ранее — 6,7). Таким образом, показатели Новосибирской области оказались лучше, чем в целом по России, и с точки зрения бизнеса регион сохраняет свою привлекательность как рынок сбыта.

Взлет онлайна отметила, прежде всего, отрасль телекоммуникаций. По данным компании Tele2, трафик передачи данных вырос с начала года практически вдвое. Для «зрелого» продукта это крайне высокий рост.

По словам директора макрорегиона «Сибирь» Tele2 Дмитрия Кромского вырос спрос на всё, что помогает бизнесу приспособиться к новой реальности

«Заметнее всего пандемия повлияла на поведение наших корпоративных клиентов. Она подтолкнула компании к перестройке обычных бизнес-процессов и переводу многих рутинных задач в дистанционный или онлайн-формат, — отмечает директор макрорегиона «Сибирь» Tele2 Дмитрий Кромский. Выросли потребности в data-тарифах, услугах таргетированных на узкие аудитории SMS-рассылок, «Корпоративной АТС». В сегменте среднего и крупного бизнеса выросли подключения дополнительных SIM-карт к действующим контрактам. Ускорился рост в сегменте телеметрии и M2M – физическое присутствие и личный контакт заменяют умными устройствами и датчиками. Словом, вырос спрос на всё, что помогает бизнесу приспособиться к новой реальности. Естественно, изменения потребностей бизнеса вызваны своего рода «дрейфом» к цифровому образу жизни. Клиенту становится удобнее обсуждать или получать услугу онлайн, а поставщику этой услуги приходится приспосабливаться. Мы прогнозировали такой активный цифровой образ жизни населения лишь через 2-3 года, однако наблюдаем его уже сейчас. И мы уверены, что текущие тренды сохранятся. Люди больше узнали о возможностях интернета, получили новый опыт и продолжат действовать, исходя из новых знаний. Сам бизнес, кстати, тоже «дрейфует» в сторону цифрового образа действий: в 2020 году мы в сибирских регионах реализовали несколько интересных проектов на основе аналитики big data, проверив для наших клиентов несколько гипотез на основе обезличенных данных. Следует признать, что мы уже живем в цифровой реальности, которая из-за пандемии наступила на годы раньше.

Организация деятельности в пандемию: новые вызовы

Перейти на «удаленку» в рекордно сжатые сроки

В первые недели режима самоизоляции представители бизнеса столкнулись с необходимостью быстрой организации удаленного офиса. Просто это лишь на первый взгляд. Реализовать это оказалось нетривиальной задачей даже для компаний сферы ИТ.

«На первый взгляд, для перехода на удаленный режим работы у нас было готово практически всё. CRM-система — есть. Портал с системой постановки, контроля задач, биллингом — есть. Возможность подключаться и работать из дома — есть. Система электронного документооборота с клиентами — подключена. Телефония для отдела продаж — подключена. Казалось бы, иди и работай. Но не все так просто», — рассказывал «Континенту Сибирь» генеральный директор одного из крупнейших региональных участников рынка веб-разработки — новосибирской компании ITConstruct Роман Петров.

ITConstruct успешно перевел сотрудников на дистанционный режим. Фото: Instagram-аккаунт компании

По его словам, было несколько ключевых факторов, которые затруднили переход на удаленный режим работы. Во-первых, в компании очень много было завязано на локальных ресурсах. Во-вторых, далеко не у всех сотрудников дома оказались адекватные компьютеры. В-третьих, за 15 лет работы у компании накопилось несколько телефонных линий, не все из которых подключены к CRM. Эти вопросы нужно было решить.

В компании реализовали переход в два этапа. Вначале приняли решение о формате работы. Выбрали режим — оставить в офисе включенными все компьютеры и подключаться к ним дистанционно через удаленный рабочий стол. Это позволило снять вопросы о доступе к локальным ресурсам, защите файлов антивирусом и наличия собственной техники дома. Удаленный рабочий стол не требует ресурсов на домашнем компьютере и работает на самом слабом оборудовании.

Затем в ITConstruct наметили план перехода. 26-27 марта в компании составили список для перехода, раздали необходимое дополнительное оборудование. 28-29 марта проверили подключение из дома всех сотрудников. «30-31 марта до введения карантина в офисе были дежурные — те, кто до работы ходил пешком. Остальные работали из дома, отлаживали процесс. И вот уже с 1 апреля все работают удаленно», — подвел итог Роман Петров.

Tele2 за одну неделю в конце марта перевела на удаленку 450 сотрудников макрорегиона «Сибирь».

«Уже в начале апреля офисы посещали только те сотрудники, для выполнения задач которых необходима работа с материальными ценностями. Это немного шокировало – потому что мы привыкли к бурлящему офису, в котором что-то все время происходит, — рассказал Дмитрий Кромский. — За первую неделю удаленной работы все коммуникации с сотрудниками вывели в независимые онлайн-каналы. Мобильная почта, приложение для сотрудников, SMS. Для подключения к рабочим ресурсам IT-дирекция разработала два варианта – VPN и удаленный рабочий стол. Нужно было только следить, чтобы все офисные компьютеры нормально работали. В мобильном приложении для сотрудников компания открыла горячую линию по выводу на удаленную работу, опубликовала памятку о том, как настроить все нужные системы самостоятельно, запустила чат-бот для ответов на часто задаваемые вопросы. Скажу честно, это был серьезный вызов. Но на кураже от сложности и необычности задачи мы с ним справились. Первые сложности психологического характера мы ощутили в конце мая. Кураж прошел, процессы перестроены под удаленку, но стало не хватать живого общения. В июне мы начали понемногу возвращать сотрудников в офисы, следя за тем, чтобы одновременно в офисе было не больше 25% персонала. А в сентябре думали уже вернуться к обычному режиму работы, однако пандемия снова все отменила. Сейчас в офисе одновременно находится меньше половины сотрудников. Все, кто может работать удаленно – работают удаленно».

В ожидании возвращения в офис или навечно в онлайн?

Если в условиях самоизоляции организацию дистанционной работы можно было считать необходимостью, то после ослабления ограничений самым дискуссионным вопросом для многих компаний в условиях пандемии стало целесообразность дальнейшей аренды офисов.

Для примера достаточно взять два новосибирских digital-агентства — MASLO MEDIA и Fedotov Studio, которые по-разному решили для себя этот вопрос. По убеждению основателя MASLO MEDIA Антона Новгородцева, отказ от офисов оправдан, скорее, для мелких команд, где бизнес-процессы не формализованы и все делается “с ходу”. «Офис остался за агентством, мы лишь договорились на значительную скидку в 30% на два месяца. Поэтому спустя полтора месяца, ровно на следующий же день после выхода постановления губернатора о разрешении деятельности рекламных агентств, мы все вернулись в уютный офис и облегченно вздохнули», — рассказывал «Континенту Сибирь» Антон Новгородцев.

По убеждению основателя MASLO MEDIA Антона Новгородцева, отказ от офисов оправдан, скорее, для мелких команд

Иного мнения придерживается владелец маркетингового агентства Fedotov Studio Павел Федотов, который перешел на «удаленку»: “В апреле 2020 года мы приняли решение полностью перейти на «удаленку.» Пересмотрели KPI и внутрикомандное взаимодействие, решили внедрить регламенты для всех внутри компании процессов. Дошли до того, что “нет задачи в Битрикс – значит она не поставлена”, чтобы свести коммуникативные провалы к минимуму. Буквально через пару месяцев такой плотной работы мы получили первые результаты. Мы не только сохранили часть клиентов, но и сумели прирасти. Скорость принятия решения сегодня – это самый главный фактор успеха. Планируем находиться на удаленке и дальше, никакого дискомфорта от такого режима работы не ощущаем. Думается, что все самое страшное для нашей сферы еще впереди, весной 2021 года мы по-настоящему ощутим “новую реальность” и к ней нужно быть готовыми».

Сохранить персонал, чтобы не останавливаться в развитии в будущем

Большинство компаний прибегли в условиях кризиса к сокращению персонала. Например, в iway были вынуждены отказаться от продаж, маркетинга и пиара. «Продавать наши услуги и вести переговоры в марте-июне по сути было некому и не с кем, ни один клиент не был готов к этому, все занимались спасением своего бизнеса», — резюмировал сооснователь компании Дмитрий Сарайкин.

Генеральный менеджер «Миротель Новосибирск» Михаил Швецов в ходе конференции «Опоры России» в ноябре 2020 года также отмечал, что в компании сократили количество сотрудников, а также уровень их зарплат, но при одновременном уменьшении уровне их нагрузки.

Предприниматели считают важным сохранить костяк команды, даже в условиях кризиса. На фото — генеральный менеджер «Миротель Новосибирск» Михаил Швецов. Фото: Instagram-аккаунт

Однако к ключевым сотрудникам многие компании применяли другой подход. «Важной целью стало сохранение команды и костяка нашей компании, тех людей, которые являются носителями корпоративной культуры и ценностей. Мы сделали все, чтобы сохранить техническую команду, и нам в целом удалось. Если к началу марта в ней было 24 человека, то сейчас в IT работает 21 человек. Почему это было важно? Сформировать техническую команду хорошего уровня, пропитать её знанием того, как устроен наш продукт — очень долгий процесс. Если мы бы остались без IT-команды, наше развитие было бы заморожено минимум на год, спустя который нам пришлось было заново её формировать, погружать в контекст и.т.д. Не говоря уже о том, что программисты не любят разбираться с чужим продуктом. Мы бы потеряли два года технологического развития и экспертизу», — пояснил Дмитрий Сарайкин.

Аналогичного подхода придерживались и в «Миротеле». «Обучение любого сотрудника в отрасли гостеприимства занимает не один месяц. Потерять такие кадры, это значит иметь отставание несколько месяцев уже после преодоления текущей ситуации», — рассказал «Континенту Сибирь» Михаил Швецов. Поэтому в компании постарались в первую очередь также удержать ключевых сотрудников, многие из которых работали в компании с момента основания. Поскольку в «Миротель Новосибирск» не могли обеспечить сотрудникам прежнюю нагрузку, то разрешали сотрудникам подрабатывать на стороне. Но поскольку их лояльность к компании была высока, то они в итоге остались в компании и работают в ней по сей день.

Кризис — время трансформации

Говоря о том, за счет чего региональный бизнес смог пережить 2020-ый год, аналитики отмечают, что важна как воля самих собственников и управленческой команды, так и наличие необходимых ресурсов. «Эмоционально на бизнес давила и продолжает давить не только неопределенность (что будет завтра), но и некоторая непоследовательность во вводимых ограничениях: почему в одном регионе проводить небольшие корпоративные мероприятия можно, а в соседнем – нельзя? Почему рестораны не могут принимать гостей после определенного времени? Все ли ограничения действительно были необходимы и были ли достаточны меры поддержки в условиях карантина – судить не беремся. Но как нам кажется, большинство компаний смогли выжить и даже где-то добиться более эффективной работы, благодаря собственным ресурсам и стремлению выжить. Конечно, если речь идет не о тех отраслях, где работать стало в принципе невозможно: таким предпринимателям хочется пожелать найти в себе силы начать заново уже на новых рынках или возобновить работу, когда это станет возможным», — отметил генеральный директор «Юнисервис Капитал» Алексей Антипин.

По мнению сооснователя iWay Дмитрия Сарайкина 2021 год будет годом противостояния разных бизнес-моделей, подходов, трендов. Фото с личной страницы в Facebook

При оценке последствий пандемии для бизнеса важна и интерпретация самими предпринимателями происходивших процессов. «Если вы до сих пор думаете, что коронавирус продолжает давить ваш бизнес, то скорее всего вы просто отстаиваете парадигму, которая существовала до 2020 года. 2021-й год вряд ли будет легкой прогулкой для бизнеса. Это будет противостояние разных бизнес-моделей, подходов, трендов. Если копнуть глубже, то 2020-й год принципиально не отличается от того, что было раньше. Просто проявилась еще одна грань — “бывает и так”. И многие столкнулись с суровой правдой, которая раньше затмевалась текущими успехами. Возможно именно сейчас пора делать что-то новое. Или то же самое, но по-другому. И это не плохая новость. Ведь у вас есть клиенты, ваша аудитория — вы наверняка сделали для них не все, на что вы способны. Чем раньше вы начнете искать новое решение, тем быстрее вы его найдете и сможете перестроиться под новые реалии», — резюмировал Дмитрий Сарайкин.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ