Помогли ли сибирскому бизнесу меры господдержки в условиях пандемии?

За полгода работы государственных программ поддержки бизнеса, пострадавшего от коронакризиса, только на сегмент малого и среднего бизнеса в России, по данным Минэкономразвития было выдано почти 4 трлн рублей. Из них свыше 1 трлн составили льготные кредиты, реализованные банковским сектором. Многие опрошенные «Континентом Сибирь» представители бизнеса посетовали либо на невозможность получения поддержки, либо на то, что такие меры для среднего бизнеса — «как мертвому припарки». Удалось ли по факту властям и финансовому сектору справиться с поставленной задачей — в материале «Континента Сибирь».

Можно ли спасти всех?

Когда программы от Минэкономразвития еще только стартовали, многие представители бизнеса, нуждавшиеся в помощи, наткнулись на барьер в виде «пострадавших ОКВЭДов». В дальнейшем этот список, как уже рассказывал «Континент Сибирь», несколько раз корректировался в большую сторону, но в самом начале, в период самых жестких ограничений, он был достаточно коротким.

Наглядным примером может служить сфера продажи автомобилей. «К сожалению, наш опыт показал, что все, что говорилось о поддержке бизнеса с высоких трибун, осталось лишь на словах, — констатирует основатель и гендиректор «Реал Моторс», барнаульского дилера марки KIA Александр Частухин. — Мы не получили ни отсрочки по налогам, ни кредитов на выплату зарплаты, хотя делали все от нас зависящее».

Причина отказа, по его словам, достаточно распространенная — поддержка с самого начала оказывалась по основным ОКВЭДам, в то время как у большинства отраслей, в том числе и автодилеров, есть несколько смежных видов деятельности. И в случае с «Реал Моторс» основной ОКВЭД в поддержку не попал. После ряда коллективных обращений от участников отрасли у автодилера появилась возможность уточнить ОКВЭД, но в итоге он ничего не получил. В том числе и льготных кредитов, которые тоже «завязаны» на этот вид деятельности.

Корономика, или Как спасти малый бизнес от двух кризисов сразу

Корономика, или Как спасти малый бизнес от двух кризисов сразу?

Кредит для бизнеса, но с другим адресатом

По итогам полугодия самой востребованной услугой для малых и средних предприятий пострадавших отраслей стали кредиты на возобновление деятельности (кредиты на поддержку занятости, «кредиты на зарплату»). Такую оценку дали сами банки, участвующие в программах поддержки. В частности, по данным новосибирского филиала Альфа-Банка, 10% всех средств, выданных сегменту МСБ с начала года, пришлось именно на это продукт. Да, кредит предназначался бизнесу, но адресатом его с самого начала были наемные сотрудники, которых предстояло защитить от сокращений. Об этом сообщил в том числе президент России Владимир Путин. Это стимулировалось еще и обещанием субсидировать всю сумму кредита, если предприниматель не уволит больше 10% своего штата.

Сумма кредита — «1 МРОТ + 15% страховых взносов» на штатного сотрудника.

Некоторые предприниматели, отвечая на вопрос «Континента Сибирь», отметили, что, обращаясь в банк, получали отказ, мотивированный тем, что «закончился лимит на данный вид услуг». Однако, по данным Минэкономразвития, из 500 млрд рублей, выданных на эту программу, порядка 24% оказались невостребованными. То есть резерв есть — но не у всех.

Всего, по оценке Министерства экономразвития, за полгода было заключено 207 тысяч целевых кредитных договоров на поддержку занятости. Общая их сумма, рассчитанная по формуле «1 МРОТ + 15% страховых взносов на штатного сотрудника», — 356,7 млрд рублей. Из них 180,9 млрд были выданы Сбербанком, 89,3 млрд — ВТБ. Третье место по числу выданных кредитов на зарплату досталось ПСБ с 42,3 млрд рублей.

Банк «Открытие» отмечает, что наибольшим спросом рассматриваемая программа пользовалась в конце весны — начале лета, то есть на самом пике кризиса. «Сейчас предприятия уже осуществили перезапуск бизнеса и испытывают другие потребности: им нужны кредиты на развитие бизнеса, на цели пополнения оборотных средств и инвестиций», — комментируют представители новосибирского филиала.

Чуть позже кредитный продукт на поддержку занятости был дополнен безвозвратной субсидией на ту же сумму, которую можно было оформить только дважды и при этом соблюсти больше ограничений, чем того требовали банки. Совладелица новосибирского ресторана «Библиотека» Наталья Ильина воспользовалась обеими продуктами. «Во время пандемии мы получили несколько видов поддержки. Две субсидии на общую сумму около 240 тыс. рублей — по количеству трудоустроенных сотрудников. И кредит на ту же цель, который мы можем не возвращать, если сохраним не менее 90% штата», — рассуждает она. С этой задачей владелица «Библиотеки» справилась — по ее словам, сейчас в ресторане работает больше людей, чем на момент получения кредита.

Могут ли 2% превратиться в 15%?

Естественно, поскольку данный кредит целевой и адресный, он доступен далеко не всем. Но сейчас, когда заявки уже не принимаются, а для тех, кто вошел в программу первыми, подошел срок выплаты, обнаружилась еще одна проблема.

Как помнят читатели «Континента Сибирь», программа кредитования на возобновление деятельности стартовала в апреле, тогда же начался прием заявок, а деньги банки начали выдавать только в июле. Но не все предприниматели, включившиеся в программу, учли, что списочная численность их компаний будет учитываться на момент подачи заявки, а не на момент выдачи средств.

То есть директор, подавший заявку в первый же день, мог сократить с апреля по июнь более 20% сотрудников — и получить кредит, исходя из «июньского» штата. Но при этом банк с самого начала учитывает «апрельский» штат, а заемщик автоматически попадает в категорию «нарушитель условий программы». В этом случае ставка по кредиту может быть доведена до стандартной — около 15%, в зависимости от условий конкретного банка.

Но таких случаев, по данным банков, очень мало: ПСБ сообщает о том, что только 3% участников программы «сократились» более чем на 20%. Остальные с условиями кредита справились.

Помогли ли сибирскому бизнесу меры господдержки в условиях пандемии? - Изображение

Николай Мамулат: «Реализация мер поддержки бизнеса отслеживается и корректируется»

ОКВЭД есть, но счета нет — могут ли банки отказать?

Один из новосибирских представителей МСБ-сегмента в разговоре с «КС» отметил, что банки зачастую выставляют разные требования: так, один из банков затребовал отчетность за 2019 год, второму нужны были данные 2020 года. Программы, напомним, государственные, их параметры составляют Минэкономразвития и Минпромторг, а банки исполняют роль операторов. Могут ли они как-то менять условия входа, и если нет, как можно преодолеть их противодействие?

«Любая программа государственной поддержки (даже программа помощи) в нашей стране подразумевает набор хотя бы минимальных требований и документов по заемщику. Если банк как посредник не обеспечит исполнение условий государственной программы по части требований к тому или иному заемщику, то расходы по нему лягут на банк, — констатирует заместитель управляющего по бизнесу Новосибирским филиалом «РГС Банка» Сергей Хлебников. — На практике некоторые потенциальные заемщики предоставляют неполные данные или данные, на основе которых нельзя определить соответствие заемщика критериям той или иной программы. Здесь банки могут запросить дополнительные документы в целях недопущения злоупотреблений и определения реального положения потенциального заемщика, если это неочевидно из уже предоставленных данных и документов».

Эксперт согласился с тем, что банки могут перегибать палку в этом деле и что такие случаи имели место. В основном такие эпизоды случались на самом старте программ, о чем сообщал, в частности, бизнес-омбудсмен Новосибирской области Николай Мамулат. Однако уже в мае, по словам Сергея Хлебникова, количество жалоб на немотивированные отказы со стороны банков начало снижаться, и процесс вошел в привычное русло. «Банкам в этом смысле проще работать с физическими лицами — их финансовое положение и потенциальную категорию помощи определить проще, и вопросов у банков здесь возникает гораздо меньше, чем при взаимодействии с организациями», — резюмирует банкир.

«Кредитные организации, занимающиеся поддержкой бизнеса, в соответствии с постановлениями правительства, несут полную ответственность за выполнение требований, установленных к заемщикам. В связи с этим считаем возможным полагать, что кредитные организации могут сами определять условия, позволяющие выяснить, удовлетворяет ли заемщик установленным требованиям», — прокомментировал министр промышленности и торговли Новосибирской области Андрей Гончаров в ответ на запрос «Континента Сибирь» о том, могут ли банки самостоятельно устанавливать предпринимателям, обратившимся за помощью, дополнительные требования. Министр также напомнил о том, что одним из требований для банков — участников программ помощи является высокий кредитный рейтинг — не ниже «А-(RU)» по национальной рейтинговой шкале или «ruA-» по шкале «Корпорации МСП».

Виктор Толоконский

«Кризисные явления настолько масштабны, что без инициативы на местах не обойтись»

Конечно, если банк отказал в помощи без объяснений или просто проигнорировал заявку, этот факт можно и нужно предавать огласке. «Лучший способ справиться с банковской недобросовестностью — выносить все факты в публичное пространство», — высказывается основатель омской сети «Шаурмастер», амбассадор проекта «Мой Бизнес» Юрий Шиян.

Сам предприниматель за эти полгода попробовал большинство имеющихся на рынке программ помощи бизнесу. «Мы вообще были первым в Омске клиентом Сбербанка, получившим «прощаемый» кредит на поддержку занятости, — вспоминает Юрий Шиян. — Нашим основным партнером был и остается Сбербанк, еще мы работали с банком «Интеза», который согласился оформить отсрочку по нашим действующим кредитам».

Тому, что банки стараются помогать в первую очередь «своим», причин много — собственно, лимиты на программы помощи Минэкономразвития распределяло именно по этим критериям: количеству клиентов и их качеству. Поэтому в первую очередь бизнесу стоит обратиться за поддержкой в «свой» банк, который вряд ли станет требовать много бумаг — нужная информация у него уже есть. Если же приходится обращаться в «чужой» банк, Минэкономразвития еще в апреле порекомендовало заручиться поддержкой регионального бизнес-объединения: ТПП, «ОПОРА РОССИИ», «Деловая Россия» и так далее. Уже тогда было заявлено, что для банков поручительство бизнес-объединения может стать решающим фактором.

Обманутые — в хорошем смысле — ожидания

Собрать «полный набор» банковских программ поддержки одному предприятию невозможно в принципе, просто в силу того, что адресаты у разных программ тоже разные. Кредиты на поддержку занятости, как уже говорилось, предназначены для самых ослабевших в период кризиса отраслей, а актуальные на другом этапе кредиты на пополнение оборотных средств — наоборот, предназначены только для сильных, устойчивых предприятий, вошедших в список системообразующих.

По поводу того, насколько качественно все эти программы разработаны и исполнены, насколько хорошо помогли пережить трудные времена, оценки разошлись, но положительных оказалось все-таки больше. Почему так получилось, объяснил основатель новосибирского кафе «Эклер» Игорь Белокобыльский. «С точки зрения денег такие доплаты не спасут, для среднего бизнеса — это как мертвому припарки, — резюмирует он. — Куда важнее сам факт того, что правительство само пришло на помощь, продекларировало и сделало. Многие вообще не верили, что будут помогать. Но помогли».

Получается, что бизнес в каком-то смысле обманулся в своих ожиданиях — и поэтому сейчас плюсы в программах поддержки для них видны яснее, чем минусы. «Если честно, я долгое время пыталась понять, в чем подвох. Ну, надеюсь, подвоха не было», — вспоминает Наталья Ильина. Игорь Белокобыльский тоже воспользовался программой поддержки — субсидией на поддержку занятости. «Моей задачей было сохранить команду. И у меня это получилось», — добавил он.

В ожидании новой волны

Октябрь стал для программ помощи бизнесу месяцем достаточно символическим: большинство проектов были рассчитаны именно до этого срока, но кое-какие меры были закрыты еще летом. Например, мораторий на выездные проверки ФНС, запрет увольнений в пострадавших отраслях и безвозмездные субсидии для них же.

Андрей Гончаров

Корономика на местах: Кто первый в очередь за помощью?

Некоторые программы были продлены. Так, в самый последний момент правительство согласилось не закрывать мораторий на банкротства для предприятий пострадавших отраслей, на чем особенно активно настаивали авиаперевозчики. Прием заявок на кредитные каникулы по федеральному закону № 106-ФЗ завершился, но ЦБ порекомендовал участникам финансового рынка продолжить работу в этом направлении до конца года, используя собственные банковские программы. В первую очередь — для физлиц и МСП, пострадавших от коронавируса. По данным Банка России, всего с марта по октябрь банки получили 148,3 тысячи заявлений на реструктуризацию, из которых было удовлетворено 91,4 тысячи на общую сумму 792,4 млрд рублей. Основной причиной отказов регулятор называет «неподтверждение информации заемщиком о снижении дохода в установленные законом сроки».

Что осталось? Кредит на пополнение оборотных средств — очень востребованное предложение, но предназначенное только для системообразующих предприятий. Снижение страховых взносов до 15%, о котором сообщил лично Владимир Путин, сохранится навсегда. Также уже сейчас рассматривается возможность возобновить субсидии на выплату зарплаты в октябре-ноябре: они могут быть адресованы либо пострадавшим от пандемии отраслям, либо тем, кто дает рабочие места социально незащищенным гражданам.

«На наш взгляд, имеющиеся программы помощи бизнесу не только могут — они должны быть продлены, особенно если ограничения не будут сняты окончательно, а тем более если они будут усилены, — резюмирует Сергей Хлебников. — Однако нужно понимать, что развитие второй волны по сценарию первой волны в части введения локдауна скажется на экономике гораздо серьезнее, и, соответственно, в таком случае программы нужно будет не просто продлевать, а существенно расширять. Вопрос в том, насколько при таком сценарии хватит ресурсов для поддержки экономики, и пойдут ли на это власти».

Помогли ли сибирскому бизнесу меры господдержки в условиях пандемии? - Фото

Алексей Легостаев: «Мы не решаем, как помочь бизнесу. Мы можем только предлагать. Но к нам часто прислушиваются»

Часть опрошенных «Континентом Сибирь» предпринимателей, ожидая наступления второй волны коронакризиса, считает, что меры поддержки бизнеса многим помогли пережить первую волну, но эти меры недостаточны, и завершать такие востребованные продукты, как кредиты на зарплату, налоговые каникулы, отсрочка по аренде, пока рано. Некоторые довольно настороженно относятся к программам-отсрочкам, полагая, что в начале 2021 года все накопившиеся проценты обрушатся одним большим комом. Похожая ситуация имела место с выездными проверками ФНС, которые резко усилились после отмены моратория. Представители бизнес-сообществ предлагают такие меры, как полноценные кредитные каникулы — с аннулированием процентов, а не их отсрочкой или мораторий на проверки до конца 2021 года.

На текущий момент, по данным Минздрава, ежедневная статистика по коронавирусу уже превышает предельные значения первой волны. И местные власти, учитывая опыт первой волны, максимально оттягивают возобновление ограничений. «Но если рост заболеваемости не выйдет хотя бы на плато в ближайшие дни, с большой долей вероятности власти начнут вводить частичный локдаун в зависимости от эпидемиологической обстановки в разных регионах. Это, конечно, будет наихудший сценарий», — подводит итог Сергей Хлебников.

«Что касается ближайшего будущего, я оптимист, и поэтому искренне верю, что полного закрытия ресторанов, как весной, не будет, — высказывается Наталья Ильина. — И это позволит нам продержаться до окончания пандемии. Надеюсь».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ