Какие сферы экономики привлекательны для инвестиций в стартапы?

30 октября во время OpenBio состоится XIV Сибирская венчурная ярмарка. Один из экспертов мероприятия — ИЛЬЯ ИВАХИН, московский бизнес-трекер, руководитель проектов цифровой трансформации группы компаний «Основа». В интервью «Континенту Сибирь» он рассказал о проблемах сферы российских биотехнологий, новых нишах для стартапов и объяснил, почему, по его мнению, за роботизацией будущее. 

Илья Ивахин родился 23 февраля 1978 года в Хабаровске. В 2001 году окончил магистратуру «Техника и технология» Юго-Западного государственного университета. Работал в закрытом военном НИИ в Курске, директором IT-направления в агропромышленной группе «Разгуляй», руководителем проектного офиса в ГК «Союзснаб». С 2017 года работает бизнес-трекером и стартапом-адвайзером. Работал с ПАО «МТС», ПАО Сбербанк, ПАО «Ростелеком», CocaCola, Mail.ru, «КРОК инкорпорейтед». Руководит проектом цифровой трансформации группы компаний «Основа». 

— Илья, ранее в публикациях в СМИ вы говорили, что пандемия дала сильнейший толчок к увеличению интереса инвесторов и корпораций к фарме и биотеху, поэтому стартап-индустрия просто не могла не отреагировать на потенциальный денежный поток. В чем основная проблема стартап-индустрии? Чего, на ваш взгляд, прежде всего не хватает проектам в этой сфере?

Основная проблема — в людях. Люди сейчас самое слабое место всего этого процесса. Мы говорим об очень наукоемкой области, где работает большое количество ученых и недостаточное количество бизнесменов. Большое количество проектов сделано умнейшими людьми, но для инвестиций нужно правильно их упаковать. Ученым тяжело дается разговор о деловой стороне вопроса, и их презентации больно читать.

Давид Ян, основатель ABBYY: «Молодые компании каждый день имеют шансы обойти на повороте мастодонтов рынка»

— Как можно решить эту проблему и помочь ученому думать как бизнесмен?

Обычно вопрос решается созданием полноценной команды. Это касается большого количества сфер. В IT-проектах аналогичные проблемы: даже если специалисты придумали что-то очень хорошее, им сложно дать деньги — они потратят их на программирование, но не на бизнес. Биофарма идет по параллельным рельсам. Успех получат те, у кого будет бизнес-опыт. Они посмотрят на процессы с бизнес-стороны или сами, или грамотные эдвайзеры из их команды. Но мы точно не сможем быстро переучить ученых, мы так убиваем ученого в ученом.

— На OpenBio-2020 в Новосибирске выступит Тажиб Мирзабеков, основатель ряда биотехкомпаний в России и США. В разговоре со мной он отмечал, что на российском рынке биотехнологий нет квалифицированных инвесторов, многие не знают, что такое «биотех», что все находится в зачаточном состоянии.

Эта область всегда была недофинансирована. В США, наоборот, в ней совершенно другие деньги. Этому способствует то, что там с биотехом связана смежная, активно развивающаяся отрасль — страхование, которое плотно связано и с медициной. Кроме того, это очень капиталоемкая область, требующая долгосрочных инвестиций. В IT можно обернуться за несколько лет, а здесь надо считать сильно дальше. У нас в стране молодой капитализм, нестабильное законодательство и сложная внешнеполитическая ситуация. По этой причине нет такого количества денег и инвесторов, как в США.

— Какие направления и ниши в фарминдустрии и сфере биотехнологий сейчас, по вашим данным, представляют наибольший интерес для инвесторов?

Наши инвесторы на американском рынке играют с большим удовольствием. Уверен, на более зрелом рынке они чувствуют себя свободнее. На нашем рынке представляет интерес биобезопасность: экспресс-диагностика и индивидуальная и коллективная защита. Мы вынуждены перестраиваться, переоценивать риски. Это диктует ряд изменений, у нас меняется культура потребления: офисное пространство, транспорт. Как сделать дезинфекцию автомобиля, как облучить ультрафиолетом такси и места общего пользования? Средства дезинфекции постоянно улучшаются внешне и с точки зрения простоты использования. Биобезопасность пространства и транспорта — это те направления, которые получат интересные инвестиции.

— Как выглядит Сибирь на фоне других регионов России с точки зрения развития стартапов в сфере фарминдустрии и биотехнологий?

Эта область очень наукоемкая. Стартапы возникают в местах притяжения, к примеру, в академгородках в регионах Сибири. Есть перекос, потому что деньги сконцентрированы в столицах, а люди и идеи — в наукоградах. Мы найдем на форуме общие пути и точки, где произойдет слияние людей, денег и идей.

— Количество денег в регионе зависит от запаса полезных ископаемых?

Инфраструктура накопления денег не к полезным ископаемым привязана. Венчурное инвестирование упирается в наличие инфраструктуры по накоплению капитала. И тогда вопрос к устройству финансовых потоков. Все деньги уходят из региона в Москву, потому что головная компания прописана там, и топ-менеджеры там, а они готовые бизнес-ангелы. Вот это, кажется, основная проблема: специалисты, готовые оценить идею, могут быть на местах, но людей, которые тиражируют идеи за рубежом, может не быть в достаточном количестве в регионе.

Сергей Белоусов, основатель Parallels: «Лучше бы и не было гранта«

— Приведите примеры ниш и конкретных продуктов в биотехе и других сферах, которые, на ваш взгляд, могут служить иллюстрацией продуманной бизнес-модели, сильной команды и широких рыночных перспектив.

Интерес развивается волнами. Сейчас в тренде логистика и доставка еды и продуктов, но у кого-то это выстрелило, у кого-то нет. Онлайн-магазин продуктов «Утконос» был примером «Получилось!», но он проиграл конкуренцию. Прокат самокатов и скейтов — это пример истории, которую давно тестируют, но успешных кейсов не наработали. Продолжают пробовать и не бросают, потому что верят, что когда-нибудь найдут баланс бизнес-модели, цены, позиционирования. Даже в Москве, которая не отличается теплым климатом, это лето показало, что успешные кейсы по прокату спортинвентаря рано или поздно появляются.

Если говорить про биофарму, я не готов назвать имена, но мне очень нравится, что есть примеры лабораторий с быстрой диагностикой заболеваний, «Инвитро» например. Так медицина становится ближе к человеку, оказывая те услуги, которые раньше оказывали только в поликлинике. Раньше была одна поликлиника на весь микрорайон, теперь лаборатория в каждом квартале, скоро она будет в каждом подъезде. Качество услуг растет. Когда-нибудь мы просто будем доставать смартфон из кармана, чтобы сдать анализ и получить диагностику.

Есть интересные модели с оригинальной идеей. Чтобы я пожалел — нет. Но поучаствовал бы точно, если бы пригласили. Меня интересовали беспилотники. Еще одна интересная тема — роботизация производственных процессов. Такой кейс был у меня в 2018 году. Сейчас там, кажется, новый виток.

— Почему эти сферы кажутся вам перспективными?

Лень — это защитная реакция организма от ненужной деятельности. Под автоматизацию попадает рутина. Беспилотники и роботизация вытеснят людей из рутинных операций. Там много интересных вещей, которые не кажутся очевидными. Никто не думал, что замена водителей в такси так близка. То же самое касается офисной рутины — там возможна революция. Например, новости пишут программные алгоритмы. Уже сейчас некоторые новости пишут роботы. И это работает.

 В среде стартаперов можно часто услышать мнение, что самое сложное – найти инвестиции для своего проекта. Но дело часто не в деньгах, а в команде, которая будет заниматься развитием стартапа. Когда мы говорили на эту тему с основателем Parallels Сергеем Белоусовым, он высказывал мнение, что наблюдается перепроизводство либо команд, либо капитала, и это происходит циклично. В то же время основатель ABBYY Давид Ян отмечал, что, по его мнению, есть переизбыток и идей, и финансирования. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

 Знаю обе позиции. Слышу их регулярно. Но сложно определиться с позицией без знания контекста. Мой опыт говорит, что недостатка в инвестициях нет: под хорошую идею деньги найдутся всегда. Есть такое расхожее выражение: «Не выручка приходит на инвестора, а инвестор на выручку». Насчет хороших команд: фокус внимания инвесторов перетекает из области в область, и команды также перетекают из ниши в нишу. Самый наглядный пример: все делали столики бронирования, затем был блокчейн, а теперь роботизация процессов.

Дмитрий Гоков

Дмитрий Гоков: «Цифровая трансформация бизнеса — это не опция, а вопрос выживания»

— В ГК «Основа» вы занимаетесь проектами цифровой трансформации. В какой степени, на ваш взгляд, российский бизнес подошел к тому, что на сегодня цифровая трансформация — это вопрос выживания на рынке, а не просто опция развития?

COVID-19 основательно поставил нас перед необходимостью изменения бизнес-моделей. Цифровая трансформация — необходимый атрибут выживания. Мы как девелоперы очень рано этим начали заниматься: в начале весенней коронавирусной волны озаботились вопросами биобезопасности, очень четко видим тренды, те же самые индивидуальные постаматы с ультрафиолетовой лампой. Если получится, то будем их встраивать в дома. Уже есть опытные образцы квартирных постаматов с ультрафиолетом, также есть решения по биобезопасности подъездов, лифтов и офисных пространств. Так мы переосмысливаем требования к жилой и коммерческой недвижимости и держимся на шаг впереди.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ