Евгений Минченко: «Муниципальный фильтр и силовой инструментарий позволяют избрать губернатором человека даже с низкой популярностью»

Элиты сплотил консенсус насчёт кандидата в президенты-2024, говорит ЕВГЕНИЙ МИНЧЕНКО президент Российской ассоциации по связям с общественностью, автор модели «Политбюро 2.0», описывающей систему принятия решений в российской правящей верхушке, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг». В интервью «Континенту Сибирь» политолог рассуждает о проявлениях транзита, позициях сибирских губернаторов и о том, будет ли второй шанс у финансовой группы, неудачно поставившей на регион «своего» человека.

— Евгений, с вашей точки зрения, что случилось в Казахстане? Это взрыв изнутри или режиссура из-за границы?

— Понятно, что в Казахстане назрело социальное недовольство. Изначально народные волнения были спонтанными. А дальше подключились старые элитарии. В своё время власти выдавили их за границу, они создали свои протестные сети. С другой стороны, в волнения влилась некоторая часть современной недовольной элиты.

Алексей Мартынов

Алексей Мартынов: «Умники в Казахстане тоже поднимали вопрос о транзите, и чем это закончилось?»

Бывшее руководство комитета национальной безопасности Казахстана сейчас находится под следствием по подозрению в государственной измене. Это явно указывает на то, что фактор предательства силовиков действительно был.

Так что, на мой взгляд, речь о комплексной истории. Может быть, западная сеть и повлияла на события в Казахстане. Но если и так, то скорее как сторона общего накачивания протеста и недовольства. Судя по тому, как вели себя западные фонды и посольства, не думаю, что они напрямую участвовали в организации мероприятий. В пользу этого говорит демонстрация их растерянности, непонимания, как реагировать на происходящее. Очевидный контраст на фоне заявлений и действий относительно событий на Украине или в Белоруссии.

— Если столкновение элитных групп в борьбе за власть было одной из причин событий в соседней стране, то казахский кризис привлекает дополнительное внимание к клановым расстановкам в российских верхах. В процессе наследования очень трудно удовлетворить всех, это почти всегда выбор в пользу какой-то одной из группировок, что означает  потерю бизнеса и влияния для других и толкает их на радикальные шаги. Насколько остры сейчас противоречия в российских верхах?

— Я считаю, не слишком остры. На сегодняшний день пока базовый сценарий: Путин — кандидат в президенты в 2024 году, соответственно, он у власти до 2030-го. В этом смысле не вижу особого напряжения в окружении главы государства.

Единение власти и оппозиции

Единение власти и оппозиции

— То есть, у нас транзит отложен? В 2022 году это явление не стоит брать в расчёт как потенциальный фактор нестабильности и противостояния элитных альянсов?

— Нет, транзит как раз происходит, он идёт в полный рост. Просто не на уровне первого лица, а, например, среднего и высшего управленческого звена. Президент изменил состав правительства, силовых структур и так далее. Губернаторский корпус очень сильно обновился. Не надо сводить трансфер к теме фигуры главы страны.

— Противостоящие друг другу группы в российской элите пытаются повлиять не только на будущие кадровые решения, но и на те, что происходят сейчас. Например на назначение губернаторов.

— Мы видим, что на данном этапе баланс между группами выдерживается. Самая сильная сегодня коалиция — это Сечин плюс Ковальчуки. Второй альянс — Чемезов и Ротенберги. Третий и четвертый примерно сопоставимы по влиянию: Тимченко-Собянин и Патрушев-Медведев.

Игорь Сечин — давний соратник Владимира Путина главный исполнительный директор, председатель правления, заместитель председателя совета директоров ПАО «Нефтяная компания «Роснефть».

Юрий Ковальчук — основной акционер банка «Россия». Его старший брат Михаил Ковальчук — президент научно-исследовательского центра «Курчатовский институт».

Сергей Чемезов — глава государственной корпорации «Ростех».

Предприниматели Аркадий и Борис Ротенберги — основатели крупной строительной компании «Стройгазмонтаж», строившей Крымский мост.

Геннадий Тимченко — бизнесмен, владелец частной инвестиционной группы Volga Group.

Сергей Собянин — мэр Москвы.

Николай Патрушев — секретарь Совета Безопасности РФ.

Дмитрий Медведев — заместитель председателя Совета Безопасности РФ, бывший президент РФ, экс-премьер-министр, лидер «Единой России». 

 — Как элитные альянсы влияют на назначение губернаторов, например, красноярского, томского, новосибирского?

— Сейчас в Новосибирской области работает представитель группы Ковальчуков. В Томске — губернатор от «Газпрома», в Красноярском крае — от коалиции Шойгу-Сечин. (Сергей Шойгу — министр обороны РФ — «Континент Сибирь»).

депутаты от СФО

«Наши в Госдуме»: кто реже пропускает заседания, чаще берёт слово и имеет свою позицию по резонансным вопросам

— Как группы влияния будут отстаивать свои кандидатуры при потенциальном назначении главы региона? Одна из интересных точек сегодня, например, Томская область.

— В Томской области ситуация пока неясная. С одной стороны, губернатор очевидно слаб. С другой, все меньше решений принимаются с оглядкой на электоральную поддержку. Муниципальный фильтр и силовой инструментарий позволяют избрать губернатором человека даже с низкой популярностью. Так действующий глава Тверской области Игорь Руденя набрал чуть больше 50 процентов.

— Кто потенциально может претендовать на то, чтобы возглавить Томскую область?

— Конечно, действующий губернатор Сергей Жвачкин — один из кандидатов на вылет. Но не исключено, что останется. В конце концов, кто угодно может оказаться кандидатом. В этом и проблема. Фамилии, в том числе людей, которые раньше не имели никакого отношения к региону, появляются вообще ниоткуда. Кто из экспертов вообще рассматривал Михаила Евраева в качестве врио губернатора Ярославской области?

— Можно ли допустить, что следующего губернатора Томской области вновь будет лоббировать газпромовская группа? Одну из этих структур в Сибири несколько лет назад возглавлял спикер Заксобрания Новосибирской области Андрей Шимкив.

— Думаю, маловероятно, если Андрей Шимкив не проходил обучение в губернаторской школе.

— Подготовку он проходил…

— Обычно происходит смена. Очень редко в случае неудачного выбора у группы есть возможность назначить второго своего губернатора. У газпромовской группы шанс уже был.

«Континент Сибирь» писал, что не всем нравится усиление позиций Шойгу, в том числе в Сибири. Может ли с этим быть каким-то образом связано назначение Анатолия Серышева полпредом президента РФ в Сибирском федеральном округе?

Анатолий Серышев

Какие вопросы должны находиться в сфере внимания нового полпреда президента в СФО?

— Нет, это не имеет никакого отношения к тому, что там якобы кто-то Шойгу ослабил. Расчищали позицию для Миронова (В октябре прошлого года президент назначил экс-главу Ярославской области Дмитрия Миронова своим помощником по кадровым вопросам. На этом посту Миронов сменил Анатолия Серышева — «Континент Сибирь»). Серышев — это коалиция Патрушев-Чемезов. В принципе, нынешний полпред президента в СФО — это служака. На позиции помощника президента он не зарекомендовал себя как человек с тягой к сложным политическим играм.

— Как вы оцениваете перспективы красноярского губернатора, которого в крае многие считали человеком Дерипаски, а с некоторых времён говорят о поддержке, которую ему оказывает Шойгу?

— Пока Александр Усс работает. Конечно, есть проблемы, но есть и точки роста. Я бы не стал списывать со счетов такого опытного политика.

— Состоится ли проект строительства новых городов в Сибири, который предлагает министр обороны?

— Какая-то загадочная история с этим строительством новых городов. Не понимаю, откуда вообще могут взяться на это деньги.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через нашу группу в ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ