Дробление бизнеса или способ выжить?

Сегодня уже открыто говорят о том, что ресторанный бизнес в России оказался на грани вымирания. Ситуация, созданная коронавирусом и обвалом рубля, усугубляется попыткой новой интерпретации налогового законодательства в отношении ресторанных групп. «Континент Сибирь» выяснил, что произойдет, если усилится налоговый прессинг на ресторанную отрасль.

Ресторанный бизнес ждет, когда государство протянет ему руку помощи в виде отсрочки уплаты налогов, моратория на взимание арендной платы и коммунальных платежей, а также отмены штрафов за задержку зарплаты сотрудникам. Письмо с такими предложениями Федерация рестораторов и отельеров России (ФРиО) было направлено на имя председателя правительства РФ 17 марта. Но пока ответа нет.

Между тем, над заведениями общепита висит еще один дамоклов меч – налоговая инспекция настойчиво рекомендует рестораторам объединить свои заведения, работающие по упрощенной системе налогообложения, в холдинги, которые будут платить 20% НДС, а также 20% налога на прибыль, что в сегодняшних реалиях для отрасли, особенно в регионах, где нет такой прибыли, как в центре Москвы, убийственно.

Над повышением прозрачности рынка общественного питания ФНС начала активно работать еще в прошлом году. Первым под прицел налоговиков попали московские рестораторы. Затем волна докатилась и до Новосибирска.

Как выжить ресторатору в условиях коронавируса и экономического спада? Авторская колонка Никиты Мельникова

Как рассказала «Континенту Сибирь» руководитель налоговой практики юридической компании «Гребнева и партнеры» Регина Бакшун, налоговые органы ставят рестораторам в вину дробление бизнеса для снижения налоговой нагрузки. Обосновывают тем, что на этом рынке каждая точка общепита, которая существует в ресторанных группах, открывается на отдельное юридическое лицо и платит налоги, предусмотренные упрощенной системой налогообложения. При этом все эти ресторанные точки подчиняются либо одной компании, которая является управляющей компанией группы ресторанов, либо выгодоприобретателями выступают одни и те же физические лица.

«Это была рабочая схема, – отметила в разговоре с «Континентом Сибирь» гендиректор ООО «БизнесПремиум» (центр юридических и бухгалтерских услуг) Светлана Тайлакова. – Допустим, ресторан работает на большой площадке, имеет высокую выручку. И чтобы минимизировать налоговые отчисления, владелец эту площадку делит на несколько юридических лиц, которые, как субъекты малого бизнеса, платят налоги по упрощенной системе. Теперь налоговые органы эти схемы пресекают. Сегодня в группе риска – ресторанные сети, имеющие одну управляющую компанию или одних и тех же учредителей».

Как сообщил «Континенту Сибирь» на условиях анонимности один из известных новосибирских рестораторов, он уже полтора года наблюдает, как налоговики прицельно проверяют сетевые компании. «Налоговые органы считают, что единственная причина дробления – это уход от налогов. И на этом основании выдвигают претензии рестораторам. В Новосибирске, насколько я знаю, одна группа (не буду называть ее по этическим соображениям) уже пострадала от этого. И это грозит большими проблемами всему ресторанному бизнесу. Мои коллеги и в Новосибирске, и в Москве закрывают заведения, переименовывают их, продают свои ресторанные группы и уходят из бизнеса», – сообщил эксперт.

О том что, налоговые органы хотят добиться сведения структур в единые холдинги, слышал и владелец одноименной сети ресторанов в Новосибирске и Москве Денис Иванов. «Это выглядит как театр абсурда, – прокомментировал ресторатор «Континенту Сибирь». – Поскольку у нас абсолютно транспарентный бизнес, мы всегда действовали в рамках правового поля. То, что сейчас называют специальным налоговым режимом, было, собственно говоря, и придумано, в том числе, под ресторанный бизнес. И все заведения десятилетиями работали по этой системе, и никто никаких вопросов не задавал. Мы платили налоги в рамках тех правил, которые были установлены. А теперь нам говорят, вы работали неправильно, давайте рассчитывайтесь за прошлые периоды. Правила игры меняются задним числом, в этом нет никакой экономической логики».

Переживут ли кризис новосибирские рестораны?

При этом Денис Иванов отмечает, что это не новосибирская история, а скорее инициатива, транслируемая с федерального уровня: «Новосибирск всегда отличался тем, что здесь не чувствовалось давления налоговых органов на бизнес. Все проверки были плановыми, регламентированными или обоснованными. Это создавало комфортную среду для работы».

От комментариев отказались представители ресторанной группы «Бочкари» (рестораны «Бочкари», кондитерская Nikki Forkin Cakes, франшиза «Сыроварня» и Avocado Queen Novosibirsk, DNK FOOD (рестораны «Хамовники», Morricone pizza & wine, «Курагадиван», фаст-фуд Red Hot Pizza, паназиатское бистро NEMO, суши-буфет O’Sushi), «Ясно Консалтинг» (разработчик торговых марок «Горячий цех», Twenty Two, «Хлеб и Нино», «Хочу Пури» и др.).

Рестораторы, с которыми удалось побеседовать «Континенту Сибирь», считают, что налоговые органы не разбираются в ресторанном бизнесе и не хотят разбираться, поэтому подходят к нему формально.

«Ресторанному бизнесу не выжить в условиях перехода на общую систему налогообложения, – подчеркнул в беседе с «Континентом Сибирь» основатель сети кофеен PRIMETIME COFFEE и совладелец компании «Дядя Денер» Антон Горестов. – Никто ничего не дробит. У каждого предприятия, даже если есть отдельные юридические лица, присутствует деловая экономическая цель, и это соответствует всем нормам налогового законодательства».

По мнению Дениса Иванова, дробление бизнеса или нет применительно к общепиту, это вопрос интерпретации. Чтобы пояснить суть дела, ресторатор привел следующую аналогию. Допустим, вы любите автомобильную марку Toyota и в вашем гараже несколько десятков машин от Toyota Prius до ста лошадиных сил до Lexus LX и Land Cruiser 200, под капотом которых почти 400 лошадиных сил. Вы всегда платили налог с каждого автомобиля по ставке, зависящей от мощности авто. И вдруг вам предлагают сложить все лошадиные силы ваших машин, руководствуясь тем, что все они относятся к одной марке – Toyota. А у вас большой автопарк, и в сумме может получиться, например, более 15 тысяч, и теперь вы должны с каждого автомобиля, поскольку мощность превышает 250 лс, платить повышенный налог. Если бы вы коллекционировали Lamborghini, Mercedes-Benz и Porsche, тогда был бы другой разговор.

В ресторанных группах каждое заведение может работать самостоятельно, независимо от других. Каждое предприятие получает свои разрешительные документы, свои лицензии на алкоголь, работает со своими поставщиками и использует собственные бизнес-модели. Каждый ресторан – это отдельная бизнес-единица со своим жизненным циклом, со своей кухней. «Рестораны независимы друг от друга. Пытаться их объединить тоже самое , что объединить все заведения общепита по принципу, что у них в меню есть борщ или бефстроганов. Мы стараемся придерживаться одних и тех же концепций, потому что это позволяет снижать себестоимость и держать качество. Название, например, рестораны Аркадия Новикова в Москве или Дениса Иванова в Новосибирске – это бренды, которые позволяют прилечь посетителей, а не уйти от налогообложения. Это всего лишь маркетинг отдельных бизнес-единиц. У нас никогда не было холдинга. Конечно, есть люди, которые могут работать сразу на несколько ресторанов, это не запрещено законом и делается в целях экономии. Также как и в том, что один человек может быть совладельцев нескольких заведений, нет ничего криминального, все в рамках закона», – пояснил Денис Иванов.

По словам Регины Бакшун, начиная с февраля 2019 года многих клиентов юридической компании в Новосибирске, которые занимаются непосредственно ресторанным бизнесом, приглашали на комиссию по легализации доходов и предлагали объединить все заведения в единое юрлицо и самостоятельно принять решение о переходе на общую систему налогообложения. Однако, по ее мнению, это чревато ростом налоговой нагрузки и неизбежно приведет к банкротству ресторанных групп, которые не смогут конкурировать по ценам с отдельными проектами.

Юрист полагает, что применять «топорные методы», которые на сегодняшний день выработаны для доказывания применения схемы дробления бизнеса, в ресторанном секторе, неправильно.

«У ресторанного бизнеса есть свои нюансы. И их огромное количество. Например, один из признаков дробления бизнеса – единый поставщик для всех заведений одной сети. Но когда компания открывает другой ресторан по франшизе, то в договоре коммерческой концессии есть обязательные условия. Одно из них – единые поставщики, те, кто будет поставлять франчайзи мясо, овощи, морепродукты, и он не имеет право отступать от этого списка. Это связано с качеством блюд, которые появятся на столе в ресторане. И поэтому, так или иначе, поставщик будет один. Одни и те же критерии в подборе персонала. В ресторанном бизнесе нельзя от этого отступать, потому что есть определенные стандарты обслуживания, и у каждой сетки они свои. Если взять любую ресторанную группу, то из 17 признаков дробления бизнеса, которые на сегодняшний день определены Минфином РФ, в ее работе можно будет обнаружить не менее 13. Под эти критерии попадут как рестораны, принадлежащие одним и тем же лицам, так и заведения, открывающиеся в других регионах по франшизе. Поэтому, на наш взгляд, применять методы, используемые налоговой для доказывания дробления бизнеса в других сегментах экономики, в ресторанном бизнесе совершенно нецелесообразно и неправильно, потому что у него изначально другая структура, и он изначально по-другому построен», – считает Регина Бакшун.

Любой бизнес вправе выбирать подходящий налоговый режим и минимизировать налоги. В конце концов, цель предпринимательской деятельности – зарабатывать деньги, а не обслуживать интересы государства.

Представители ресторанного бизнеса уверены, что изменение налоговых правил даже в докризисное время было чревато снижением качества блюд и сервиса, ростом цены, которую заплатит в конечном итоге потребитель. Сегодня, когда экономический спад усугубляется борьбой с эпидемией коронавирусной инфекции, переход общепита на общую систему налогообложение не повысит, а наоборот снизит поступления налогов от отрасли в бюджет. «Если рестораны уйдут на общую систему налогообложения, цены в них увеличатся пропорционально. Так как покупательская способность стремится вниз и будет падать еще сильнее, то ни о каких ресторанных группах в ближайшем будущем мы можем вообще не говорить. И это скажется непосредственно на экономике страны», – считает Регина Бакшун.

Помимо уплаты налогов нельзя забывать и о социальной ответственности ресторанного бизнеса. При его сокращении без работы останется большое количество людей, у которых на руках дети, ипотеки и кредиты. Сегодня владелец бизнеса несет за них ответственность, что будет завтра – неизвестно.

Денис Иванов отмечает еще один существенный аспект. При сокращении бизнеса, которое неминуемо произойдет после усиления налогового давления, перестанут арендовать коммерческие площади, а значит и налоги, которые собираются с арендных платежей, тоже сойдут на нет. «Если мы перестанем арендовать эти площади, которые уже сегодня стоят полупустые, заменить нас арендодателям будет некем. Потому что предпринимателей такого уровня, как в нашей отрасли, нет и не будет на рынке в ближайшее время. Соответственно, государственная казна потеряет деньги. ФНС в этой связи похожа на человека, который собирая в лесу грибы, вырывает их с корнем, грибницей, и потом ни какая Красная книга восстановить их не поможет», – говорит ресторатор.

 

Как изменился ресторанный рынок Новосибирска за 2019 год?

По мнению Регины Бакшун, задача как рестораторов, так и юристов, которые их представляют, объяснять налоговым органам, как работает отрасль общепита, «для того чтобы было понятно, что из этого должны признать незаконным либо применяемым только с целью избежать увеличения налогового бремени, а что же все-таки рациональным и по-другому ресторанные сети делать не могут».

Вопрос налогообложения стоит сегодня особенно остро. Рестораторы отмечают падение по выручке и гостям в некоторых заведениях более 70% и в один голос говорят о необходимости поддержки отрасли на государственном уровне. Как рассказал «Континенту Сибирь» председатель ФРиО Сибири Владимир Бурковский, от имени Федерации направлены письма в адрес федерального и региональных правительств. А 24 марта вице-президент ФРиО России Сергей Миронов на своей страничке в Фейсбуке сообщил, что состоялась встреча с главой Минэкономразвития РФ Максимом Решетниковым: «Рассказали и разъяснили ему все пожелания. Максим Геннадьевич все взял в работу. Разговор был тяжелым, но, на мой взгляд, очень продуктивным».

Что ждать ресторанному бизнесу в ближайшее время, на самом деле, пока никто не знает. Ситуация может разворачиваться как по оптимистичному сценарию, когда государство откликнется и примет предложения рестораторов о налоговых каникулах, а если не сочтет это возможным, то хотя бы отложит прессинг, так и по пессимистичному – государство в стремлении пополнить опустошенную очередным экономическим кризисом казну усилит налоговое давление на заведения, оставшиеся в живых после эпидемии коронавируса. Есть еще вероятность, что кризис поможет власти по-другому посмотреть на предприятия малого и среднего бизнеса, которые реально платили и платят налоги, и не доведут их до разорения.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ