Интеграция или дезинтеграция?

Как сегодня чувствует себя рынок системной интеграции в Сибири? Что влечет за собой оптимизация клиентских расходов на ИТ, и какие услуги сейчас наиболее востребованы? Как повлияла на рынок политика импортозамещения, и какую роль в новых условиях играет кадровый вопрос? «Континент Сибирь» попытался дать ответы на все эти вопросы вместе с участниками и экспертами рынка.

Оптимизация или урезание?

Опрошенные «КС» системные интеграторы не констатируют тренд на уменьшение бюджетов заказчиков.   Важно понимать, что оптимизация затрат — это не всегда экономия бюджета. Гораздо чаще речь идет о перераспределении бюджета и об ориентации на те проекты, в которых очевиден результат, и в которых сроки возврата инвестиций для компании являются приемлемыми. Об этом говорит руководитель департамента по работе с корпоративными клиентами в СФО группы компаний Softline Александр Рабинович. Эту точку зрения разделяет и директор компании «Информационные системы и сервисы» Алексей Шовкун. «Со своей стороны мы не наблюдаем сокращения ИТ-бюджетов, по крайней мере, в рублевом выражении. Единственное, с каждым днем все острее стоит вопрос об эффективности ИТ-проектов для бизнеса. То есть проекты реализуются только, если они сокращают затраты, либо необходимы с точки зрения безопасности или обеспечения работоспособности основного бизнеса. Причем эти вопросы поднимаются даже в госсекторе, все проекты проходят экспертизу, с целью понять, какие результаты будут достигнуты, и где экономический эффект от них, — объясняет собеседник «КС». —  Поэтому, как гражданина, меня такой подход очень сильно радует. Я просто помню то время, когда покупалось на десятки и сотни миллионов рублей «железо», которое не загружали задачами, оно спокойно «пылесосило» ЦОДы, а после его пытались куда-то распродать, причем, отталкиваясь от остаточной стоимости в долларовых ценах».

Что сегодня нужно рынку?

В списке решений, которые можно «потрогать руками» и убедиться в их эффективности, большинство экспертов отметили облачные и аутсорс-варианты. «Сегодня, например, востребованы энерго- и ресурсосберегающие проекты, которые позволяют модернизировать устаревшую инфраструктуру и параллельно сэкономить на техническом обслуживании, ремонте, и параллельно выполнить требования регуляторов в части уровня вредных выбросов и энергоэффективности, — рассуждает Александр Рабинович. — В области классического ИТ растет популярность облачных и управляемых сервисов, их развертывание проходит быстрее, чем в случае с классическими ERP-системами на собственной инфраструктуре предприятия. Пользуются спросом аутсорсинг печати, аренда оборудования и лизинг. Если раньше услуга лизинга для ИТ была нетипичной, то теперь крупные ИТ-консультанты, с точки зрения заказчика, становятся консультантами по подбору форм финансирования проекта под запросы клиента».

Фото: 2ГИС

Возросла актуальность также в области защиты информации как в направлении борьбы со случайными ошибками, так и против целенаправленных атак. И здесь заказчики также все больше обращают внимание на аутсорсинговые услуги и аренду мощностей, которые позволяют отказаться от приобретения дорогостоящих лицензий, оборудования, а также от найма специалистов, которые по направлению инфобезопасности (ИБ) нередко стоят достаточно дорого. «Для системных интеграторов основной интерес находится в комплексных проектах, включающих все составляющие ИТ и финансовые инструменты, собранные в правильной конфигурации, где бизнес прозрачно понимает выгоду», — расставляет приоритеты Александр Рабинович.

В свою очередь в НТЦ «Галэкс» среди направлений, которые, по мнению компании, будут расти и сохранять востребованность, выделяют автоматизацию и диспетчеризацию, информационную безопасность, переход на разработки отечественных производителей, разработку заказного программного обеспечения и обслуживание ИТ-инфраструктуры.

Можно ли заместить импорт?

Законодательные шаги, скачки валют, стремление сэкономить…  Может ли это все переориентировать системных интеграторов на отечественные решения, и не только в плане софта, но и «железа» тоже?

Руководитель отдела развития продаж отечественного ПО группы компаний Softline Дмитрий Сорокин напоминает, что политика импортозамещения — это ответная мера Российского правительства на высокий уровень зависимости российских организаций от зарубежного софта. Но так как первые нормативные документы, выпущенные в рамках политики импортозамещения, имели только запретительный характер и не давали разъяснений по переходу на отечественное ПО, нововведения, по его словам, были восприняты рынком неоднозначно. «Организации не стремились что-то менять и искали способы обходить запреты. Лед тронулся после 2017 года, когда появились методические рекомендации Минкомсвязи по переходу к отечественному программному обеспечению. Тогда заказчики начали активно интересоваться вопросом импортонезависимости, обращаться к ИТ-провайдерам за консультациями. Началось с федеральных организаций, потом, после выхода в июле 2018 года методических рекомендаций для регионов, вырос интерес и с их стороны, в том числе и от крупных коммерческих структур», — поясняет Дмитрий Сорокин.

«Мы уже интегрировали в свои портфели немало отечественных разработок, — поддерживает эту точку зрения заместитель начальника отдела системной интеграции, руководитель центра продаж проектов НТЦ «Галэкс» Николай Терещенко. — Это еще одна точка роста, на которых мы раньше не работали. Но здесь есть и свои подводные камни: текущая внешнеэкономическая политика с западными партнерами открывает большие возможности для азиатских производителей, которые в технологическом плане в отдельных отраслях обгоняют наших. И в такой ситуации нашим производителям нужно бежать очень быстро, чтобы занять свою нишу на рынке».

Результат импортозамещения у государственных заказчиков видит Алексей Шовкун. По его наблюдениям, они либо вынуждены увеличивать бюджеты или сокращать объемы закупок, либо обосновывать необходимость использования зарубежных аналогов. А коммерческие компании вообще никак не реагируют на импортозамещение, из самых прагматичных соображений, делает вывод Алексей Шовкун. «Причина в одном: к сожалению, многие отечественные продукты, которые «импортозамещают» зарубежные, по стоимости выше последних. И это было предсказуемо, я постоянно ссылаюсь на объем мирового рынка ИТ и долю в нем России. Но, опять же, позитивом в этой ситуации может быть не только обеспечение национальной безопасности и суверенитета, но и шанс для ИТ-компаний «выстрелить» так же, как это в свое время получилось у «Касперского», «1С» и других лидеров отечественного ИТ-рынка», — рассуждает собеседник «КС». По его мнению, хорошие продукты, которые создаются, вполне могут конкурировать и на мировом рынке. К этому стремится любой производитель ИТ-оборудования или разработчик программного обеспечения, и именно это и будет являться одним из результатов той цифровой экономики, которая будет строиться в ближайшие 5 лет. «Тем более для меня лично пример новосибирского «Элтекса» является одним из наиболее вдохновляющих. У них получилось сделать вполне конкурентоспособные продукты, и, возможно, такие компании будут появляться еще и еще», — оптимистично прогнозирует Алексей Шовкун.

Как удержать кадры?

Тренд с заменой «поставщиков железа» на «поставщиков знаний» наметился уже достаточно давно. Часть компаний за это время с рынка ушла, часть сменила профиль и между ними обострилась борьба за кадры, в которую включились и федеральные игроки, обладающие большими ресурсами. Смогут ли сибиряки бороться с ними на равных? «В консалтинге, безусловно, все зависит от людей, — дает свою оценку Алексей Шовкун. — Специалисты ценны, регулярно происходит «утечка кадров» не только в Москву, но и за границу. Но мы всегда работали в таких условиях, и во многих компаниях выстроена модель профессионального роста сотрудников, когда вчерашний выпускник вуза за несколько лет становится экспертом в своей области. В то же время далеко не каждый федеральный интегратор готов работать с людьми таким образом». Еще одно преимущество небольшой компании — обеспечение большого числа проектов, с высоким процентом реализации.  По опыту Алексея Шовкуна, задачи практические, не такие глобальные, и их много. «Работать в таких компаниях интересно тем людям, которые уже поработали у «федералов». Они приобретают реальный опыт, видят, как проекты реализуются не только на бумаге, и, опять же, быстрее растут профессионально. Поэтому я не вижу проблем в конкуренции с федеральными компаниями»,  —  заключает Алексей Шовкун.

Фото официальный: Instagram-аккаунт Softline Group

«Отток кадров — это еще один вызов рынка, с которым нам приходится справляться, — констатирует Николай Терещенко. — Для этого мы, во-первых, стараемся заинтересовать наших сотрудников интересной работой в разных регионах нашей страны. Алтайский край всегда был дотационным, а значит, ИТ-отрасль в нашем крае в таком же состоянии. К тому же зачастую центры принятия решений у некоторых заказчиков лежат за пределами нашего края. Во-вторых, мы внимательно следим за рынком труда, анализируем уровень заработных плат в регионах, в которых мы работаем. В-третьих, мы, в отличие от федеральных интеграторов, более гибко подходим к запросам наших сотрудников».

Александр Рабинович вообще считает важным не преувеличивать масштабы проблемы. «Да, у федеральных игроков часто больше ресурсов, чтобы получить себе лучшие команды. Но у локальных компаний есть очень важное преимущество — они находятся близко к клиенту, в том же или соседнем городе, в отличие от интеграторов из Москвы, и это важно уметь использовать», — отметил Рабинович.

Клиент как партнер или соавтор

По мнению Александра Рабиновича, цифровая трансформация бизнеса должна являться совместной работой ИТ-консультантов и заказчиков. «Часть заказчиков уже имеет стратегию цифровой трансформации и наняли соответствующих менеджеров, которые занимаются только ею. Вместе с тем зачастую компании привлекают к преобразованиям внешних экспертов, — рассуждает он. — Отдельные технологии достаточно давно существуют на рынке, нет проблемы купить датчики или «умное» оборудование, а вот объединить все технологии в единую систему, которая была бы способна решать конкретные задачи заказчика, уже сложнее. Системный интегратор взаимодействует с большим количеством клиентов и производителей в разных странах, часто имеет более широкое представление о способах решения задач клиента».

Впрочем, модель бизнеса у всех компаний своя. Для каждой модели характерны свои заказчики, свои исполнители и свои продукты. Так было всегда, делает вывод директор ООО «ГОСТехнологии» (ранее входившего в 2BGroup) Михаил Шевченко.  «Если заказчик сам четко понимает задачу, знает инструменты для ее решения, располагает достаточной квалификацией для реализации, мы, скорее всего, не нужны. Здесь вообще не нужен интегратор в классическом варианте, нужен поставщик. И именно «поставщики», которые работают без «добавленной стоимости на проектную составляющую», на рынке есть», — поясняет Шевченко. Он также отмечает, что представляемая им компания чаще всего старается выстроить с заказчиком диалог от постановки задачи до момента ее реализации через разработанное решение. «Коробочных продаж», по его словам, у компании практически нет.

«Не могу сказать, что заказчики стали решать проблемы сами, — констатирует Алексей Шовкун. — Внешние эксперты, которые выполняют оценку текущей ситуации, предлагают эффективные решения, по-прежнему востребованы. Генерация идей может идти и от штатных специалистов, но в подавляющем большинстве случае специализированная ИТ-компания обладает опытом построения подобных проектов на практике, либо, как минимум, может предложить альтернативные варианты реализации, исходя опять же из своего опыта и опыта своих партнеров. Поэтому вероятность успеха проекта, с привлечением внешних консультантов выше и на рынке это, по-моему, все понимают. Так что кроме обязательных на сегодня требований к расчету окупаемости проекта, какие-то изменения в работе с заказчиками я отметить не могу. Раньше был интерес к автоматизации внутренних процессов, потом упор делался на взаимодействие через сети с клиентами и другими компаниями, а также государством, ну а сейчас запросы идут на проекты, работающие с форматом M2M, сбор данных без участия людей и аналитику BigData».

Политика и контроль

И еще один фактор, влияющий на состояние рынка системной интеграции — возросшее внимание со стороны государственных контролеров: налоговых, технических и так далее. Как, собственно, происходит на любом зрелом рынке. По мнению Алексея Шовкуна, контроль за фискальной политикой рано или поздно должен был заработать, тем более, все случилось не одномоментно, процесс идет постепенно и далеко не один год. «Но, опять же, с гражданской позиции, то, что было раньше, когда строгость законов компенсировалась необязательностью их выполнения, это, как минимум, странно. На сегодня все действующие компании, я уверен, работают, во-первых, в совершенно одинаковых условиях, во-вторых, абсолютно, на 100% легально, другое сейчас просто невозможно. И, на мой взгляд, как раз уход с рынка некоторых компаний показал неэффективность их бизнес-модели с учетом необходимых требований сегодняшнего дня, в том числе в части фискальной политики. Зато сейчас совершенно честная конкуренция, где все находятся в равных условиях», — считает Алексей Шовкун, добавляя, что никаких компаний, которые будут демпинговать, по его мнению, в ближайшее время не появится.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Владимир Егорычев, руководитель группы регионального развития компании Softline:

— Облачные сервисы завоевывают все большую популярность, сибирские компании начали проявлять к ним интерес три-четыре года назад, и с тех пор Softline фиксирует ежегодный рост продаж в данном направлении на 30–40%. Аналогичных показателей мы ожидаем и в 2018 году.

Наибольшим спросом у наших заказчиков пользуются вычислительные облачные ресурсы (IaaS) и аренда сервисов (SaaS). Основные потребители облаков – это розничная и оптовая торговля и финансовые организации, на них приходится порядка 50% рынка облачных услуг в Сибири. Оставшаяся часть — производство, разработка и госсектор. В последние годы интерес стали проявлять также медицинские организации, многие из них планируют миграцию в облако уже в ближайшие несколько лет.

Положительная динамика продаж облачных решений обусловлена общим трендом оптимизации и снижения затрат, а также  переходом к цифровой трансформации бизнеса. ИТ-отдел теперь занимается не только техническим обслуживанием пользователей, но и решает стратегические задачи компании, а используемые ИТ-сервисы должны быть адаптированы к новым условиям: позволять сотрудникам решать рабочие задачи без привязки к офису, иметь высокий уровень защищенности и безотказности. При этом использование облаков позволяет отказаться от покупки дорогостоящих лицензий и оборудования.

Кроме того, существенно возрос уровень безопасности облаков: например, в прошлом году Softline презентовала сервис, обеспечивающий сохранность информации в соответствии с требованиями действующего законодательства по защите персональных данных (152-ФЗ).

Хедлайнер рынка — компания Microsoft. Многие наши заказчики используют Office 365 —  многофункциональный набор корпоративных мобильных инструментов (почта, портал для совместной работы, построенный по принципу социальных сетей, средство для разработки сайтов, облачное хранилище и многое другое). Подключиться к корпоративным ресурсам при этом можно не только с рабочего компьютера, но и из любой точки с доступом в интернет. Оплата за пользование Office 365 производится помесячно, что исключает возможность переплаты на неиспользуемые лицензии.

В настоящее время Softline выходит на рынок с сервисом подключения IP-телефонии, который входит в состав Office 365. По сути это услуга предоставления доступа к бесперебойной облачной IP-АТС. С ее помощью можно подключать телефонные номера любых российских и международных операторов к подписке Office 365. Skype for Business при этом можно использовать как ядро коммуникаций посредством аудио- и видеоконференцсвязи без ограничений по количеству участников виртуальных собраний. В скором времени станет доступен аналогичный сервис на базе Microsoft Teams.

При работе с корпоративными данными и бизнес-критичными приложениями компании существует риск потери информации. Softline рекомендует своим заказчикам настраивать резервное копирование данных по принципу 3-2-1, который эффективно реализован с помощью одного из сервисов Microsoft Azure — Azure Backup. А обеспечить непрерывность бизнес-процессов поможет сервис Azure Site Recovery. Он позволит реплицировать данные бизнес-критичных приложений компании между вашим дата-центром и Microsoft Azure и при необходимости обеспечить быстрое восстановление в случае аварии. Сервисы Azure могут автоматизировать и упростить практически любой производственный процесс: помогают в мониторинге ключевых показателей для производственных компаний, анализе продаж, оценке эффективности использования ресурсов, обеспечении безопасности корпоративных сред и так далее. Azure выводит организации на новый цифровой уровень.

Компания Softline
т. (383) 347 57 47 доб. 3574
v.egorychev@softline.com
https://softline.com/

Реклама

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ