«Если банкротство уже началось, то именно такой сценарий более вероятен, чем успешная реанимация группы компаний»

В августе в новосибирских деловых и общественно-политических СМИ вышла серия однотипных интервью с председателем совета директоров ГК «Холидей» Николаем Скороходовым, в которых предприниматель дает свою трактовку событий с группой компаний и заверяет контрагентов, что имущества организации хватит на удовлетворение требований всех кредиторов.  Удалось ли Николаю Скороходову убедить в этом наблюдателей?

Напомним, что ГК «Холидей» ранее являлась одним из крупнейших продуктовых ритейлеров Сибири.  В нее входили порядка 500 магазинов в Алтайском и Красноярском краях, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Томской и Тюменской областях, Республике Алтай, работавших под брендами «Холидей Классик», «Холди», «Бум», «Фермер-Центр. РФ», «Березка», «Планета Холидей» «Сибириада», «Палата», «Народная палата», «Кора». Также группа компаний развивала пилотный проект мультибрендовых магазинов, располагавшихся на улице Державина 1 в Новосибирске.

В связи с усилением конкуренции с федеральными ритейлерами и ухудшением финансового положения, еще с начала 2018 года «Холидей» оставил в портфеле по сути только два ключевых бренда — «Холди» и «Фермер-Центр.РФ», переименовав под них подавляющее большинство действующих торговых точек.

В конце июля после получения иска от Альфа Банка ООО «Компания Холидей» было признано банкротом. С этого момента ряд магазинов компании, включая как «Холди», так и «Фермер-Центр.РФ», были закрыты. Значительная часть площадок выставлена на AVITO, находится в поиске новых арендаторов.

После объявления о банкротстве, бизнес «Холидея» перешел на новое юридическое лицо — ООО «НСК Холди». Именно оно фигурирует теперь в магазинах группы компаний «Холидей», в чем мог лично убедиться корреспондент «КС», посетив одну из точек сети.  Эту информацию изданию также подтвердили трое контрагентов компании. По данным одного из них, на это юрлицо, вероятно, мог быть переведен персонал и закупочные контракты. Согласно информации ЕГРЮЛ, ООО «НСК Холди» было создано в ноябре 2017 года. Ее учредителем является председатель совета директоров ГК «Холидей» Николай Скороходов.

Примечательно, что в самой группе компаний «Холидей» на протяжении всего периода с ноября 2017 года по август 2018 года держали паузу с точки зрения публичного комментирования сложившейся ситуации средствам массовой информации. Однако начиная с 9 августа, в новосибирских деловых и общественно-политических СМИ начали появляться однотипные интервью с председателем совета директоров ГК «Холидей» Николаем Скороходовым.  Они в частности были размещены на ресурсах «Тайга.инфо», «Коммерсант-Новосибирск», «РБК Новосибирск». В них Николай Скороходов дает свою трактовку событий вокруг ГК «Холидей», заверяя контрагентов, что происходящие процессы носят запланированный характер, что группа компаний развивается согласно утвержденной стратегии, и что имущества организации, вне всякого сомнения, хватит на удовлетворение требований всех кредиторов.  Однако так ли это на самом деле, и насколько убедительны эти аргументы?

«Континент Сибирь» обсудил вышедшее интервью с контрагентом ГК «Холидей», основателем сети продуктовых дискаунтеров «Низкоцен», известным омским ритейлером Виктором Шкуренко.

Виктор Шкуренко

— Виктор, в своем интервью Николай Скороходов подчеркивает, что кредиты «Холидея» сверхобеспечены, и у группы компаний достаточно активов для расчётов со всеми кредиторами.  На ваш взгляд, действительно ли есть основания это утверждать, и насколько корректна оценка стоимости активов, приводимая в тексте?

— В своем интервью Николай утверждает, что на сегодня в собственности группы компаний находится почти 300 тысяч кв. метров площадей. При этом, стоимость объектов он оценивает в диапазоне от 13 млрд до 15 млрд рублей, то есть около 50 тысяч рублей за квадратный метр при максимальной оценке.  Если в этом случае речь идет о магазинах формата «у дома», то я допускаю, что можно попытаться «натянуть» такую цену. Однако насколько мне известно, примерно 115 тысяч квадратных метров площадей из обозначенных 300 тысяч могут приходиться на крупные торговые центры. Так, в Ленинск-Кузнецком у «Холидея» есть торговый центр общей площадью 50 тысяч кв.м. И если мы говорим о возможности реализации подобных объектов по цене 50 тысяч рублей за квадрат, то таких цен сейчас на рынке просто нет!

Также у ГК «Холидей» очень много магазинов в районных центрах, что тоже ставит под сомнение оценку их стоимости в 50 тысяч рублей за квадратный метр. Тем более, что нельзя не принимать во внимание тот факт, что в связи с недавними событиями вокруг «Холидея» последний год недвижимость, мягко говоря, не поддерживалась должным образом, то есть с большой долей вероятности в нее не инвестировались средства, поэтому в отдельных случаях можно говорить о ее моральном устаревании.

— Если стоимость активов по факту может оказаться ниже, чем она заявляется, то как в этой ситуации могут поступить банки-кредиторы? 

— Банкам целесообразно идти на компромисс – принимать имущество по цене, обозначенной «Холидеем», а потом  нести убытки при реализации этого имущества. Если будет банкротство, все будет сложнее, потому что нужно будет учитывать  и  задолженность перед поставщиками, не подкрепленную твердыми активами.

— В интервью Николай Скороходов говорит о том, что по состоянию на 1 января 2018 года большая часть супермаркетов «Холидея» были прибыльными. Можно ли на ваш взгляд, это утверждать с учетом кредитной нагрузки группы?

— Говоря об этом, он вероятно имел в виду показатель EBITDA (прибыль до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации — «КС»). Потому что с той кредитной нагрузкой, которая сейчас есть у группы компаний, нет оснований считать, что бизнес может приносить доход. Ведь здесь играет роль фактор конкуренции на рынке. «Холидей» не может взять и поднять цены на конечную продукцию на величину банковского процента по кредитам, так как в этом случае он сразу окажется вне рынка.

— Председатель совета директоров «Холидей» утверждает, что в январе 2018 года EBITDA компании ушла в минус на 320 млн рублей, а уже в мае текущего года снова пошла в рост, увеличившись до 40 млн.рублей. Исходя из этого, можно ли считать, что финансовая ситуация в группе компаний стабилизировалась?

— Если в мае EBITDA составляла всего лишь 40 млн. рублей, то это меньше 2% от общего оборота компании.  С точки зрения демонстрируемой динамики высока вероятность того, что в скором времени она будет в районе нуля. А это означает, что нужно либо брать кредитные ресурсы на развитие, либо заморозить любые планы по развитию.

— После банкротства ООО «Компания Холидей» бизнес организации перешел на новое юридическое лицо — ООО «НСК Холди», учрежденное Николаем Скороходовым. Сам бизнесмен в своем интервью говорит о том, что это распространенная практика, когда в рамках группы компаний одни ведут операционный бизнес, а другие являются держателями активов, прежде всего — недвижимости.  По вашему опыту, действительно это так?

— Возможно, это и распространённая практика – во всяком случае даже у «Магнита» был такой опыт. Но смысл этой схемы — в наличии группы компаний. Если она едина, то новая компания автоматически попадает в ее периметр, а следовательно, и под претензии банков. 21 августа стало известно о том, что Альфа Банк подал на личное банкротство Николая Скороходова как физлица. В таких случаях кредитная организация как правило подает иски в отношении юрлиц, где ответчик является учредителем. «НСК Холди» как раз такая компания. Поэтому мне не понятно, как она будет существовать в этой конфигурации.

Николай Скороходов (в центре)

Также важен тот факт, что в российских реалиях открыть, поддерживать и развивать торговый бизнес без собственного капитала просто невозможно. Отсюда возникает естественный вопрос, где возьмется капитал у нового юрлица. Ведь простой перевод средств из основного бизнеса группы на новую организацию в условиях банкротства может быть интерпретирован как вывод денег.

— В интервью Николай Скороходов делает упор на то, что ассортимент дискаунтеров «Холди» состоит по большей части из товаров собственных торговых марок. Именно они занимают около 70%, а доля известных брендов составляет порядка 15−20%. На ваш взгляд, действительно ли речь может идти об осознанной политике замещения, или такая ситуация – просто следствие судебных разбирательств с поставщиками, из-за которых часть из них перестали отгружать товары?

— Я думаю, это понятная и прозрачная стратегия. Скороходов  приводит пример немецкой сети ALDI, и создается впечатление, что в «Холидее» действительно либо скопировали эту стратегию, либо сформировали собственную на основе информации от ALDI. Внешне отдельно стоящие магазины «Холди» немного напоминают ALDI. Но для реализации этой стратегии нужны деньги на развитие, а с такой EBITDA, как сейчас, развитие без вливаний в собственный капитал, мягко говоря, невозможно. Осуществлять его только на кредитные деньги не получится. Если создавать с нуля 340 магазинов, то только амортизационные затраты окажутся больше, чем озвученная EBITDA «Холидея» по маю. Получается, что речь идет о создании бизнеса, который не только не будет «отбивать» проценты, но и амортизацию.

— На ваш взгляд что ожидает ГК «Холидей» дальше? Можно ли говорить об успешном преодолении тяжелого периода, оздоровлении бизнеса и о его выходе на новый виток его развития, или же вероятнее сценарий тотального банкротства? 

— На мой взгляд, если банкротство уже началось, то именно такой сценарий более вероятен, чем успешная реанимация группы компаний. Я как предприниматель могу сказать, что невозможно поступательно реализовывать свою стратегию, когда тебя параллельно разрывают на части кредиторы. Ты все равно как собственник будешь вынужден отвлекаться на это вместо того, чтобы развивать свой бизнес.  Поэтому если подойти к этому вопросу с точки зрения ценностного подхода, то это сделать сложно.

— Интересны ли вашей группе компаний текущие объекты «Холидея»? Ведете ли вы переговоры по ним? 

— Объекты надо рассматривать в индивидуальном порядке. Мы в большей степени развиваем на рынке более крупные форматы, нежели магазины «у дома». Конечно, ряд магазинов «Холидея» нам интересны, и мы не скрывали того, выходили на «Холидей» по ним. Но сейчас вопрос по этим объектам носит открытый характер. Они находятся в залоге у банков, а компания находится в процедуре наблюдения. Поэтому даже банки-кредиторы не могут распоряжаться этим имуществом, так как на него претендуют и другие контрагенты. Сейчас говорить о том, что какая-то недвижимость выставлена на продажу, преждевременно, так как непонятно, кто в итоге будет принимать решение по ней.

Виктор Шкуренко. Фото со страницы в Instagram

— В списке кредиторов ГК «Холидей» значился и ваш торговый дом. Удалось ли вам через суд решить вопрос, или разбирательства продолжаются?  

— Мы продолжаем судиться с «Холидеем». Понятно, что мы не кредиторы первой очереди. Совокупная задолженность перед нами по поставке товаров составляет чуть более 20  миллионов рублей. Понятно, что и для нас, и для «Холидея» это небольшая сумма с точки зрения оборота. Но мы рассчитываем на успешное решение этого вопроса.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ