Что скрывают курганы Венгеровского района Новосибирской области?

Венгеровский район Новосибирской области часто упоминается в новостях от археологов. Здешние курганы, возможно, не столь богаты кладами как их скифские аналоги в Причерноморье, но тоже могут многое рассказать о жизни древних обитателей Западной Сибири. Подробности – в интервью с научным сотрудником Института археологии и этнографии СО РАН ЮЛИЕЙ НЕНАХОВОЙ, которая проводит исследования этого памятника с 2005 года.

– Юлия, как давно ведутся раскопки на территории Венгеровского района. В какой стадии находятся раскопки – в самом разгаре и можно ждать еще немало интересного, или наоборот, близки к завершению?

– Это очень давняя история. Наверное, первые раскопки в Западной Сибири, и на территории Новосибирской области в целом, связаны с таким явлением нашей истории как «бугровщики» (их современный аналог – «черные копатели»). В XVIII веке ими было раскопано немало древних сибирских курганов, а найденные вещи канули в лету. Золотые предметы, как правило, переплавлялись, сами памятники разрушались. Известно, что в 20-х гг. XVIII века Даниилу Готлибу Мессершмидту у деревни Грязнуха (ныне с. Соколово) местное население предлагало купить древности из раскопанных курганов.  Вообще, первые научные описания и сведения об археологических памятниках были получены академическими экспедициями в первой половине XVIII в. Затем, в 1771-1772 гг. на территории Зауралья и Западной Сибири работала экспедиция, возглавляемая академиком Иоганном Петером Фальком. Исследователь описал ряд древних памятников Барабы: прежде всего, это городище Вознесенское (близ одноименного села) и огромный курганный могильник у устья р. Тартас (Усть-Тартасские курганы). В XIX веке Васильем Марковичем Флоринским составлен свод археологических памятников этого региона с указанием их месторасположения. Эти сведения имеют особую ценность, так как большинство курганных насыпей на сегодня уже не существует. Природные процессы и, особенно, активная хозяйственная деятельность, привели к утрате рельефных признаков на многих древних могильниках.

В конце XIX – начале XX веков на территории современной Новосибирской области (Венгеровский район) проводил археологические исследования Сергей Михайлович Чугунов, им было раскопано 13 курганов Усть-Тартасского могильника. В 1900 году он опубликовал сведения о распространении курганов по Каинскому округу. Про эти памятники не забыли и после революции, но в довоенный период археологические исследования на территории нашей области были не многочисленны и имели не постоянный характер.

Андрей Бородовский

К каким выводам пришли археологи после раскопок старинных сибирских острогов?

В конце 1950-ых годов была создана Новосибирская археологическая экспедиция. Начались планомерные исследовательские работы на территории области. Ее организатор доктор исторических наук, профессор Татьяна Николаевна Троицкая, приехавшая на работу в Новосибирский государственный педагогический институт (НГПИ) в 1957 г. С 1972 года в Новосибирской области начинает проводить планомерные, систематические исследования Западносибирский отряд Северо-Азиатской комплексной экспедиции ИИФиФ СО АН СССР (ныне Институт археологии и этнографии СО РАН) под руководством Вячеслава Ивановича Молодина (ныне академик РАН, советник директора ИАЭТ СО РАН, заведующий Отделом археологии палеометалла, д-р ист. наук, профессор). С этого периода и по настоящее время отряд ежегодно работает на территории Барабинской лесостепи: Чановском, Здвинском, Кыштовском, Куйбышевском и других районах. Особое место в полевых работах занимает исследование памятников Венгеровского района, раскопки ведут одновременно на двух-трех памятниках. Каждый из них уникален по-своему и дает богатейший научный материал.

– Люди, жившие здесь в эпоху неолита – это какая-то уникальная община или часть более масштабной культуры?

– По итогам многолетней работы академиком Молодиным была разработана схема историко-культурного развития носителей культур неолита и бронзы в нашем регионе. И картина получилась следующая. На ряде памятников Венгеровского района выделена барабинская ранненеолитическая культура, отличающаяся керамическим комплексом, каменным инвентарем, производственными конструкциями для копчения рыбы, а также специальными ямами (глубиной до двух метров) для квашения рыбных запасов. Радиоуглеродная датировка относит ее к VII тыс. до н.э. Но на территории района найдены и погребальные комплексы позднего неолита, которые связаны с екатерининской культурой южно-таёжной зоны Прииртышья. А в эпоху ранней бронзы здесь возникает своя культура, ученые назвали усть-тартасской, корни которой уходят в местный неолит. Для нее характерны ярусные захоронения, манипуляции с телами умерших, бронзовые украшения и глиняные сосуды. Так что, мы видим, что на территории этих памятников на протяжении тысячелетий одни культуры сменялись другими, что-то сохраняя от предшественников, но и привнося что-то свое. Схожая картина наблюдалась и в эпоху ранней бронзы (III – II тысячелетия до н.э.), когда картина присутствия и даже взаимодействия представителей различных археологических культур в этих местах была еще более пестрой.

приклады_Тартас-1– Какие находки, сделанные в ходе этих раскопок, были наиболее интересными? Все находки в этом районе относятся именно к эпохе неолита или есть более поздние артефакты и памятники?

– Ярких находок много. Во-первых, это комплекс хозяйственных ям глубиной в среднем 1–2,5 метра, найденный на памятниках Тартас-1 и Усть-Тартас-1, относящийся к VII тыс. до н.э. Это ямы-хранилища для рыбы, о чем свидетельствует залегание в них мощных прослоек рыбьих костей, чешуи, жаберных крышек. Причем некоторые объекты были опустошены заготовителями, но следы присутствия читаются в заполнении. Одной из особенностей этих объектов является наличие в них ритуальных прикладов – это полные или частичные останки животных. Так, в самой глубокой яме был обнаружен полный скелет росомахи, в соседних, чуть менее глубоких, найдены не полные скелеты зайцев, лисиц и пр.

Во-вторых, это две поселенческих конструкции на памятнике Тартас-1, вероятно служившие сезонными жилищами на время периода активной добычи рыбы. Эти два комплекса содержали большое количество инвентаря: обломки керамических сосудов, костяные предметы (проколки и пр.), каменные орудия – топоры, скребки, ножевидные пластины – так называемые «чешуйки», что говорит, что здесь же на месте часть каменных орудий и изготавливалось.

На памятнике Усть-Тартас-1 был найден «неолитический» клад, представленный орудиями из кости и камня, предметами пластического искусства – парциальное реалистически выполненная голова лося (рог), орудие из лопатки оформленное в виде фигурки птицы.

В совокупности, это более 250 находок на каждую конструкцию. И это только то, что мы относим к эпохе неолита. Но каждый из озвученных памятников многослойный. И мы находим там объекты и более поздних эпох – бронзового, железного века и даже Средневековья.

Салаирский кряж

Новосибирские геофизики начали изучение Салаирского кряжа

– Жители Новосибирска могут где-то познакомиться с находками, сделанными в ходе этих экспедиций?

– Дело в том, что сами памятники эпохи неолита еще исследуются, и пока ведутся работы на памятнике, коллекции находятся на временном хранении у руководителя работ. Порой новые материалы дополняют уже имеющиеся, порой позволяют под другим углом посмотреть на полученный результат, появляются возможности изучить предмет с привлечением других специалистов – остеологов, радиоуглеродный анализ и пр. По завершению работ. Все найденные предметы в обязательном порядке будут переданы в музей, в нашем случае это Музей истории и культуры народов Сибири и Дальнего Востока. В целом же, эпоха неолита Сибири представлена в выставочных фондах Музея истории и культуры народов Сибири и Дальнего Востока и Новосибирского государственного Краеведческого музея.

Существует ли проблема с «черными копателями» применительно к этим памятникам?

Вопрос о «черных копателях» для научного сообщества тяжелый. Изъятые непрофессионалами и неподкрепленные научной документацией предметы, представляющие культурное богатство нашей страны, теряют целостность и значимость информации, которую несут в себе. Но к счастью, на памятниках, на которых мы работаем – Сопка-2, Тартас-1, Венгерово-2, Усть-Тартасские курганы, Тартас-5 и пр., – с актами вандализма не сталкивались. Более того, можно сказать, что местные жители присматривают и за памятником, и местом расположения лагеря, в наше отсутствие. До пандемии для всех желающих регулярно, и на раскопе, и в лагере, мы проводили экскурсии, показывали находки. На день знаний в школах и музее Венгерово наши сотрудники читают лекции.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через нашу группу в ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ