Александр Савин
Культурный обозреватель

Новосибирская культурная жизнь в условиях эпидемии. Часть вторая.

Мы продолжаем разговор о самых интересных событиях «ковидного» культурного сезона в Новосибирске, начатый в «Континенте Сибирь» несколько дней назад. В продолжении обзора речь пойдет о музыкально-театральной жизни.

Великолепная четвёрка Новосибирского музыкального театра

Составляя совместно с супругой досуговую программу в эти новогодние каникулы, мы решили расцветить свой зрительский репертуар постановками Новосибирского музыкального театра. Выбор пал на четыре спектакля.

Для начала мы посмотрели нестандартный для музыкального театра спектакль «Безымянная звезда» Александра Шевцова, известного старшей публике по очаровательному фильму об истории любви, снятому в 70-х годах прошлого века Михаилом Козаковым с Анастасией Вертинской и Игорем Костолевским в главных ролях. Убедился, в очередной раз, что «Золотые маски» никому просто так не дают, а у этого спектакля их две (в 2018 году спектакль был удостоен двух премий Российского Национального театрального фестиваля «Золотая Маска»: «Лучшая работа дирижёра» – Александр Новиков и «Лучшая роль второго плана» – Евгения Огнева). Захотелось прийти ещё раз на второй состав.

Близкий к первоисточнику спектакль «Любовь и голуби» отличался замечательной сценографией, отличной работой актёров. Отметил для себя, что на середине спектакля перестал сравнивать его с оригиналом (достаточно смело со стороны руководства театра ставить музыкальный спектакль, в котором за каждым персонажем зритель будет видеть легендарных звезд российского театра и кино – одна Людмила Гурченко и Сергей Юрский чего стоят). По перешёптываниям зрителей на соседних местах в зале понял, что они уже не единожды смотрят эту постановку музыкального театра. Бурные овации по окончанию убедили меня в том, что у спектакля хорошая и долгая прокатная жизнь.

«Огни большого города» больше похож на концертный дивертисмент, связанный простеньким сюжетом. Но у него есть одно очевидное достоинство – спектакль пропитан известнейшими бродвейскими шлягерами из знаменитых мюзиклов. Музыкальное действие раскручивается по отработанному канону от простого к сложному или, лучше сказать, от менее известных песен к более. И вот, уже минут за десять до конца спектакля зал не прекращал овацию.

Огни большого городаПятым в ряду нашего музыкально-театрального запоя в Музыкальном театре стал спектакль, от которого я меньше всего ждал чего-то оригинального. Не учел (в который раз), что директор и художественный руководитель театра Леонид Кипнис ничего просто так не делает.

Иоганн Штраус «Ночь в Венеции». Режиссёр-постановщик Балакин Константин; дирижёр-постановщик Новиков Александр; хормейстер-постановщик Горбенко Татьяна Евгеньевна; хореограф-постановщик Капустина Татьяна; художник-постановщик Вершинина Елена; художник по свету Вторникова Ирина.

Ночь в ВенецииСпектакль с нелепым сюжетом положений. И это не мое мнение, а самого композитора. Вот, что он писал своему другу: «Пьеса такова, что я при всем желании не могу уравновесить ее недостатки своим вдохновением. Это не поэзия и не комедия. Это разваливающаяся надуманная история, где нет и следа содержания». Тем не менее именно Штраус выбрал этот нелепый сюжет.  Драматурги Рихард Жене и Камилло Вальцель (пишущий под псевдонимом Ф. Целль) предложили композитору два либретто, и первоначально Штраус выбрал то, которое в последствии стало основой либретто оперетты «Нищий студент», музыку к которому написал Карл Милликер. Но как и предполагали либреттисты и руководители театра, талант Штрауса столь велик, что он скрепляет разваливающийся сюжет и его слабые стороны чудесным образом обращает в силу. Сегодня «Ночь в Венеции» одно из лучших произведений композитора. Обращу внимание на еще один факт. «Ночь в Венеции» — танцевальный спектакль. Кроме привычного для композитора венского вальса, здесь широко использован музыкальный материал итальянских национальных танцев и песен. Музыка пленяет красотою мелодий, увлекательностью танцевальных ритмов.

Ночь в ВенецииНо меня удивило и то, что в руках постановочной группы оперетта превратилась в оперу-буфф, пусть немного сюрреалистичную. Высокое качество исполнения как вокальных, так и танцевальных партий, без каких-либо намеков на легкомысленное «опереточное» заигрывание с публикой. Работа костюмеров вызвала особый восторг: костюмов столько, и они настолько разнообразны, что два с половиной часа сценического времени перенасытили мозг этими яркими красками и причудливыми формами.

Константин Балакин окончил Санкт-Петербургскую консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова по специальности «режиссер музыкального театра» в 1996 году в классе А. Башловкина и Я. Фрида, после чего работал в театре «Геликон-опера» и в оперной антрепризе. Таким образом, прошел хорошую школу. И это подтверждается постановкой «Ночи в Венеции».

Транссибирский арт-фестиваль
Новосибирская культурная жизнь в условиях эпидемии. Часть первая

Подводя некий итог, хотелось сказать вот о чем. Такие спектакли, как «Ночь в Венеции», могут украсить сцену любого музыкального театра. И он будет собирать полные залы. Эта постановка – настоящий праздник, впечатления от которого остаётся надолго. Среди публики было много молодёжи – знак хорошего будущего театра, дальновидности и стабильности качества работы труппы и руководства коллектива. При этом постановки Новосибирского музыкального театра являются действительно одними из лучших в регионе. Это пример, когда театр воспитывает свою публику, влюбляет в себя зрителя средствами профессиональной работы высокого уровня, а не идёт по пути упрощения и пошлости – эта дорога в никуда.

P.S. Мы еще попали на спектакль в День рождения дирижера – Александра Новикова. Поэтому к обычным овациям и крикам «браво» прибавились «С Днем Рождения». Словом, угодили в прямом смысле на праздник.

Не было бы счастья, да несчастье помогло (НОВАТ)

Признаюсь откровенно, не подозревал, что появление камерного зала или, как сейчас принято говорить, малой сцены НОВАТа сможет решить сразу ряд творческих задач. Это и развитие оперной труппы, и появившаяся возможность игры музыкантов на сцене, а не только в оркестровой яме, а также осуществление весьма неожиданных постановок, которое радует любителей оперного жанра и значительно расширяет репертуар.

Конечно, многим хочется видеть так называемые полноценные оперы из первого оперного списка, которые являются обязательными почти для каждого оперного дома в Европе. Надеюсь, они будут появляться, и мы будем иметь возможность их слушать.

Леонид Кипнис
Чтец традиций: Леонид Кипнис — об итогах своей 25-летней работы

Вот и после того, как открыли театры, мы увидели премьеру оперы Петра Чайковского «Иоланта» в прекрасной постановке признанного мастера Иркина Габитова. А сколько с премьерой натерпелась труппа! Едва приступили к репетициям, как началась эпидемия. Конечно, режиссёр работал с артистами онлайн, но, согласитесь, ничто не заменит живого общения постановщика и артистов. За короткий срок после открытия залов для репетиций труппа сумела в срок подготовить премьеру, и она прошла на трех полных залах.

Но вот совершенно неожиданно заиграла малая сцена театра. И дело здесь не только в тематических концертах, позволяющих музыкантам показывать свое мастерство, а певцам пробовать такие вещи, о которых они в другое время и не задумывались даже. Вспомним первый Бетховенский вечер из целого цикла, подготовленный Дмитрием Юровским и собравшим полный зал (пусть на 300 мест) почитателей и любителей. Дмитрий не просто провел огромную адаптационную работу с ранними произведениями Бетховена, но проявил себя и как прекрасный популяризатор, рассказчик, если хотите, лектор, который неназойливо рассказывает об исполняемых произведениях такие сведения, которым большинство слушателей внимало с открытыми ртами. А в финале концерта любимица публики Василиса Бержанская спела пятнадцатиминутный номер, вызвав шквал аплодисментов. Далее последовала череда небольших оперных постановок на малой сцене, совершенно органично вписавшихся в камерный формат.

Бетховенский вечерРечь идет не только о таком важном направлении работы оперной труппы, как создание детского репертуара, она велась всегда, но вот с таким напором я не припомню. Действительно, не очень большой состав персонажей опер, яркие костюмы, небольшое уютное сценическое пространство прямо-таки приспособлено для постановки опер для детей. Сегодня в репертуаре театра их 9.

Но становится привлекательным создание одноактных опер, многие из которых очень редко ставятся в репертуарных театрах.

Как совершенно справедливо отметил Вячеслав Стародубцев: «Камерные оперы приобретают сегодня особую актуальность. Этот жанр не требует больших массовых сцен, но он способен выразить всю глубину и изысканность оперного искусства. Барочная опера с ее тонкой эмоциональной структурой сегодня становится проводником к жанру большой оперы».

И мы видим, как последовательно Стародубцев и Юровский проводят эту работу. Сегодня, помимо детских опер и концертных программ, оперная труппа располагает уже семью одноактными спектаклями. Прежде всего, авторства русского классика Николая Римского-Корсакова: «Моцарт и Сальери», «Кащей бессмертный» и монументальная, в концертном исполнении «Снегурочка»; двумя  одноактными операми Сергея Рахманинова: «Скупой рыцарь» и «Франческа Да Римини»; оригинальной одноактной оперой Белы Бартока – «Замок герцога Синяя борода»; наконец, в репертуаре первая полноценная барочная опера английского композитора Генри Пёрселла «Дидона и Эней».

Опера английского композитора Генри Пёрселла «Дидона и Эней»О последней стоит сказать особо. Напомним любителям, эту же оперу поставили в концертной версии в мае 2005 года. В июне 2005 года ее исполнили в Большом зале консерватории имени М. И. Глинки. В 2008 она была записана лейблом Alpha (Йорк, Кермес, Тилиакос, Рябец). В последний раз она прозвучала в Новосибирском театре оперы и балета в рамках V Международного музыкального фестиваля «MusicAetrnae», проходившем 20-23 февраля 2010 года.

Конечно, каждый вправе признавать только постановку, осуществленную, скажем, Теодором Курентзисом. Но это была концертная версия, ориентированная на звукозапись. У меня есть этот диск, я люблю его слушать, и у меня было, с чем сравнивать.

Но премьера, о которой мы сегодня говорим, имеет сценическое воплощение. И то, что мы услышали и увидели за два последних месяца, внушает, по меньшей мере, глубокое уважение, безо всяких, но.

Итак, Генри Пёрселл «Дидона и Эней». Это одна из первых и самых известных опер периода раннего английского барокко. Она считается лучшим сочинением английской музыкальной культуры конца XVII – XVIII столетий, и это единственное его произведение для музыкального театра без разговорных диалогов, а также первая полная опера. Либретто написал Наум Тейт по поэме (четвёртой книге) Вергилия «Энеида», рассказывающей историю Энея, легендарного троянского героя. Первое известное представление оперы состоялось в женской школе Джозиаса Приста в Лондоне не позже лета 1688 года.

Борис Мездрич
Борис Мездрич: «Сохранение исторического облика театра не должно зависеть от вкусов одного человека»

Несмотря на камерный состав оркестра, музыка оперы наполнена крупномасштабной энергетикой. С годами она становится все более востребованной и является своеобразным проводником к большим оперным произведениям.

Большая удача в том, что в труппе НОВАТа есть потрясающие артисты, которые могут представить этот уникальный музыкальный стиль на высочайшем уровне. Конечно, это в первую очередь исполнительница Дидоны, звезда мировой сцены Василиса Бержанская. Прекрасная София Бачаева, исполняющая роль Белинды, наперсницы Дидоны. Да и все остальные: Юлия Юмаева, Ольга Колобова, Андрей Триллер – каждый из них замечательно спел свою партию.

Отдельно хочется отметить работу хора. Не остаются незамеченными пластические этюды, исполненные артистами балета. Ожившие скульптуры, включенные в сюжетную канву, будь то опера «Моцарт и Сальери» или  «Дидона и Эней», усиливают эмоциональное воздействие на слушателя.

Автору идеи и режиссеру-постановщику Вячеславу Стародубцеву удалось полностью развернуть введенные Роспотребнадзором ограничения (отсутствие касаний, объятий исполнителей, выдерживание так называемой социальной дистанции) в сторону еще более тонкой эмоциональной составляющей постановки. Это очень интересно. Ведь недосказанное и недопоказанное, как правило, возбуждает и привлекает больше, нежели выставленное на всеобщее усмотрение.

В данной постановке «Дидоны и Энея» все сценическое пространство на сцене и над сценой было использовано полностью.

Оркестр, расположенный на балконе, лишь угадывался за драпировкой, не позволял отвлекаться от происходящего на сцене. Декораций было как раз столько, сколько надо, ни больше, ни меньше. Особую музыкальную пикантность привносил дуэт клавесина и виолончели. С виолончелистом Михаилом Шакировым зрители уже были знакомы, но знатоки чтут и Ирину Немову, и Любовь Салаеву.

Музыкальным руководителем постановки является Дмитрий Юровский, но дирижировал внимательный и тонко чувствующий музыку Эльдар Нагиев.

Спектакль был принят восторженно. Уверен, что многие, побывавшие на нем, вернутся, чтобы еще раз погрузиться в эту дурманящую музыкальную атмосферу.

Ну, а в конце маленькая ложка дегтя. Спектакли идут в одном отделении. Как-то я даже предлагал дополнить их и другой музыкой автора, чье произведение является основным в данный вечер. Говорят, сложно. Но вот на вечере, посвящённом музыке Людвига ван Бетховена, Дмитрий Юровский с помощью уже известного нам дуэта представил так называемую музыку на приход гостей. И я понял, чего не хватает показам одноактных опер. Поскольку антракта нет, как нет и балкона, опоздавшие тянутся минут пятнадцать двадцать, они рассаживаются по своим местам, капельдинеры снуют по всему залу. Все это мешает погрузиться в происходящее на сцене. Мне кажется, при исполнении одноактных опер, начинать надо с музыки на приход гостей, пока все они не рассядутся. Будет совсем хорошо.

Эта музыка будет вечной

Эта музыка будет вечной

А завершить свой обзор хотелось на высокой ноте. И касается это опять-таки работы на малой сцене.

27 ноября после двойного переноса состоялась премьера концертного исполнения оперы Римского-Корсакова – «Снегурочка». Впервые за пятьдесят лет в нашем театре прозвучала одна из самых красивых и трогательных опер композитора, широко известная, к сожалению, не в нашей стране, а за ее пределами. Ведь даже Д. Черняков свою нашумевшую постановку осуществил в Париже.

Когда стало понятно, что из-за эпидемии «Снегурочку» перенесут, мы продолжали ждать, и казалось, вот она, премьера совсем рядом, но заболел постановщик оперы Вячеслав Стародубцев. И опять ее перенесли. Мы немного переживали, что вокалисты, хор перегорят. Но нет, напротив, все прошло просто замечательно.

Все пели отлично, вновь отдельное спасибо артистам хора, они были  в фигуральном и эмоциональном смысле на высоте. Дарья Шувалова (Снегурочка), звезда Михайловского театра, великолепная Софья Файнберг (Лель), Екатерина Марзоева (Весна-Красна), Алексей Лаушкин (Дед Мороз), Михаил Агафонов (Царь Берендей), Андрей Триллер (Бермята), Ольга Колобова (Купава), Алексей Зеленков (Мизгирь), вы выдержали всё то напряжение, что пришлось пережить, и покорили зрителей. И я понимаю Михаила Агафонова, который, уйдя со сцены вместе с другими артистами, уткнулся в оконную штору, и плечи его вздрагивали.

Понимаю, что сценическое пространство и технические возможности весьма ограничены, но каждый свободный метр был использован для действия, каждая сцена был маленьким спектаклем на нескольких метрах пространства. Финал был потрясающий! Было бы здорово всё это увидеть теперь и на основной сцене театра.

Окончание следует.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ