Культурный обозреватель

Новосибирская культурная жизнь в условиях эпидемии. Часть первая

В октябре 2020-го культурная жизнь в Новосибирске стала оживать, и достаточно быстрыми темпами. Культура, которую похоронили в онлайн-футляре, оказалась на редкость живуча. И вся накопленная за весенний/летний периоды вынужденного простоя энергия через все возможные лазейки, проходы и проемы хлынула на зрителя. В достаточно короткий временной интервал уместилось столько интересных творческих событий, что это заслуживает особого разговора. Давайте восстановим наиболее значительные моменты легендарного  «героического времени», о котором потом долго ещё будем вспоминать.     

Ковидный пролог

У активной культурной осени в Новосибирске были и вполне себе прозаические причины:

— во-первых, необходимо было освоить выделенные деньги и тем самым выполнить контрольные показатели, в том числе национального проекта «Культура»;

— во-вторых, практически у каждого театрально-зрелищного или концертного учреждения с весны остались невыполненные обязательства перед слушателями, зрителями. Иными словами, билеты были проданы, а услуги, т. е. спектакль, концерт не состоялись. Особенно в этом году пострадала филармония, у которой помимо 42 концертов по циклам абонементов сезона 2019-2020 года был уже частично продан абонементный цикл 2020-2021 года, практически не проведены концерты Транссибирского арт-фестиваля, и все это надо было завершить к концу декабря. Нет желания поминать недобрым словом старого директора, который хвастался, что у филармонии полно денег, но при этом закрыл кассу от зрителей без всяких объяснений. В итоге новому руководителю пришлось убеждать музыкантов в необходимости удвоить, а то и утроить нагрузку на каждого из них. И тут мы должны отметить, что вновь назначенный министр культуры Новосибирской области Наталья Ярославцева добилась того, чтобы разрешили проводить концерты при полной заполняемости зала. Объясню, почему я считаю это решение верным.

Не секрет, что посещаемость учреждений культуры резко упала и, собственно, собрать 50 процентов зрителей достаточно сложно, а юридически абонементы №№1, 2 и 16 были проданы практически на сто процентов. То есть, чтобы вернуть долги музыкантам, пришлось бы играть одну и ту же программу по два раза в день, при этом и опыт показал, что практически зал заполнялся едва ли на половину. Поэтому, как мне кажется, это была этакая осознанная и безопасная хитрость. Результат свои обязательства филармония выполнила. Сейчас завершился и Транссибирский арт-фестиваль, и выровнялись абонементные концерты, и филармония может уже спокойно планировать свою деятельность на будущий сезон.

Транссибирский арт-фестивальНу, к издержкам жизни в условиях эпидемии мы еще вернемся, а пока о третьей и самой главной причине:

— в-третьих, музыканты, вокалисты, артисты смогли приступить к репетициям и постановочным работам в нормальных и привычных для них условиях. И, наконец, они увидели в зале зрителей и услышали их аплодисменты. Без этого концертная жизнь невозможна. Онлайн трансляции — это как целоваться с резиновой женщиной через стекло. В то же время мы знаем, что в Европе театры и концертные залы закрыты. Может быть, правы руководители европейских стран, превратившие квартиры своих граждан в этакие лепрозории, убивающие культуру?

У нас были очень тяжелые октябрь и ноябрь. Один из руководителей нашего академического симфонического оркестра признался мне, что в осенние месяцы в оркестре одновременно болели до 30 человек. А сейчас вот уже месяц ни одного. Так болели все, и не только музыканты из оркестра. Мне сложно назвать тех, кто не переболел.

Так кто более прав: переболеть и выработать популяционный иммунитет или сидеть в ожидании ужаса у себя в квартире, подрывая свой иммунитет страхом и отсутствием активных эмоций? Жить надеждой на вакцину? И  когда она будет? Вакцины у нас ставят только по телевизору. При этом даже нашу новосибирскую от «Вектора» мы наблюдаем где-то в Сызрани. Опять же братской Венесуэле надо помочь. Дождемся ли мы ее вообще при жизни нашего поколения? Похоже, пока она станет доступной, ждущие ее потеряют последнее здоровье. В первую очередь психическое.

Таким образом, заблокировав сама себя, Европа предложила своим музыкантам выживать, как они могут, и они кинулись куда? Правильно, в Россию. Такого роскошного завершения сезона по уровню исполнителей мы давно не видели, да еще и по билетам в три раза дешевле привычных.  И полугодовой простой вылился в переизбыток мероприятий. Это правильно, хорошее настроение, которое рождает культура, лучшее средство для поднятия иммунитета. Тем не менее, взбодрившись и помолясь культурному богу, хочу освежить свою память и рассказать о наиболее интересных событиях последних двух месяцев после полугодового карантина, вызванного Ковидом. Я вышел в свет и окунулся в культурную жизнь города.

Музыка как средство повышения иммунитета

Концерт скрипачки Клары-Джуми Кан, постоянной участницы Транссибирского арт-фестиваля, выступления которой я стараюсь не пропускать, на этот раз, к сожалению, не успел услышать. 19 ноября, вечером, ко мне пришло письмо от лаборатории «Инвитро», извещающее меня, что вируса у меня больше нет. Но сообщение это пришло как раз в то время, когда Клара уже играла Бетховенский скрипичный концерт. Осталось только позавидовать всем тем, кто на это событие попал.

Но уже двадцать шестого ноября я, как говорится, оторвался по полной. Три звезды в одном концерте, на одной сцене. Перечислю по возрасту: Николай Луганский фортепиано, Вадим Репин скрипка и Александр Рамм — виолончель. Три, вне всякого сомнения, подлинные звезды исполнительского искусства 26 ноября объединились под сводами концертного зала имени А. М. Каца, чтобы исполнить концертную программу со скромным названием: «Встреча. Легенды в Сибири».

В первом отделении с ними блистал камерный филармонический оркестр. Безусловно, это был один из самых ярких концертов за всю фестивальную историю.

Концерт построили таким образом: в первом отделении каждый из мастеров играл соло с камерным оркестром.

Начал хозяин фестиваля Вадим Репин. Арво Пярт “Fratres“(1977). Добротное, хорошо известное любителям творчества этого композитора произведение настроило слушателей на эмоциональную ноту. Вадиму долго аплодировали, пока на сцену не вышел брутальный Александр Рамм. Йозеф Гайдн, концерт для виолончели с оркестром до мажор», Hob. VIIb/1, Moderato, Adagio, Allegro molto. Гайдн признанный классик, и Александр нередко исполняет его произведения, и музыка композитора, после современной Пяртовской, прозвучала на резонанс свежо и упруго. В завершение первого отделения на сцене появился всеобщий любимец, романтик Николай Луганский. Фридерик Шопен «Концерт для фортепиано с оркестром № 2 фа минор op. 21» 2 и 3 части. Комментарии излишни, Луганский и Шопен вещи неразделимые, у дам засветились глаза, а мужчины растеклись в креслах. Хотелось бы услышать и первую часть концерта, но вся вечерняя программа была уже достаточно столь велика.

Визит в Новосибирск министра культуры РФ Ольги Любимовой
Каковы последствия визита в Новосибирск министра культуры РФ Ольги Любимовой?

Во втором отделении все три музыканта предстали в виде трио. Иоганнес Брамс, фортепианное Трио № 1 си мажор, соч. 8 Allegro con brio Scherzo. Allegro molto-Adagio Finale. Allegro. Трио Брамса в таком исполнении может выпасть вам не чаще одного раза в жизни.

Зрители в зале оценили это по достоинству и, несмотря на позднее время, упрямо не отпускали исполнителей, раз за разом вызывая музыкантов на сцену.

Мы к Транссибирскому арт-фестивалю еще вернемся, а сейчас я хочу обратить ваше внимание на положительный эффект эпидемии для исполнительского искусства. Нередки случаи внезапной болезни заявленных солистов. Некоторые из них на момент объявления карантина находились в своих зарубежных квартирах (тренд сегодняшнего дня) или на зарубежных гастролях, и, само собой, застряли далеко и от родины, и от залов, где должны были по ранее оговорённым контрактам играть тот или иной концерт. Как правило, у каждого оркестра есть набор солистов, которые приезжают через равные промежутки времени. Этакое гастрольное колесо, попасть в которое сложно. И вот в период эпидемии мы смогли увидеть и впервые услышать исполнителей, о которых мы даже ничего не знали.

Итак, 27 ноября наш академический оркестр должен был исполнять первый фортепианный концерт Сергея Рахманинова. И так случилось, что пианист, который должен был солировать, заболел. Кинулся директор оркестра Николай Сизиков искать замену. В первую очередь обратился к уже известным исполнителям. И такие есть, но, к сожалению, они уже ангажированы. И вот, он звонит доверенному человеку, профессионалу высокого уровня и просит помочь. И помощь получает.

Так мы узнали Константина Хачикяна, интереснейшего музыканта с большой перспективой стать ярким и запоминающимся пианистом своего времени. Теперь в список постоянных солистов внесено новое имя.

Надо сказать, что конец ноября и декабрь подарили нам знакомства с тремя уникальными пианистами, при этом достаточно молодыми.

Четвертого декабря в город наконец приехал победитель «Eurovision Young Musicians 2018» (молодёжного Евровидения) Илья Бессонов. Музыканту восемнадцать лет. Он исполнил концерт для фортепиано с оркестром французского композитора Франсиса Пуленка. Пуленк бывает очень серьёзным композитором, достаточно вспомнить его знаменитую оперу «Диалоги кармелиток», а бывает внешне очень прост, слушаешь и думаешь, а не музыка ли это к кино или для эстрадного оркестра. Но то обманчивая простота. Так и концерт, представленный в Новосибирске: внешне очень прост, кажется и лёгок в исполнении, но эта лёгкость и полётность достигается высоким уровнем исполнительства.  В гардеробе стояла группа любителей музыки и один из компании, чванливо выслушав восторженный отзыв своих друзей, как-то небрежно сказал, что Бессонов мог бы и что-нибудь посерьёзней исполнить. Вот такие у нас знатоки.

А буквально через шесть дней в рамках абонемента с московской филармонией «Звезды XXI века» на сцену зала имени Каца взошел девятнадцатилетний Александр Малофеев, которого иначе, как надеждой нашей фортепианной школы не называют.

Этот концерт мне запомнится навсегда. Я разрывался между ним и концертом Сати в рамках «Белого фестиваля», где солировал гитарист Дмитрий Илларионов. И пусть на меня не обижается Алим Шахмаметьев, дирижировавший этим концертом, но я ничуть не пожалел, что отправился слушать Александра Малофеева.

В программе молодого музыканта были работы двух композиторов: Александра Метнера, которому Александр отдал все первое отделение, и друга Метнера, долгое время затенявшего своего приятеля, Сергея Рахманинова. И чтобы как-то разделить этих двух великолепных композиторов и пианистов, Малофеев в начале второго отделения исполнил небольшую работу Яначека.

Девятнадцатилетний парень сумел глубоко прочувствовать такого непростого композитора, как Метнер. Более того, он дал возможность сравнить двух представителей пианистической школы.

Александр готовился к каждому, пусть даже короткому произведению, иногда паузы затягивались, и потом он как бы осторожно пробовал клавиши, извлекал из рояля фантастические звуки и отправлял их в зрительный зал. Он был подвижен за инструментом, руки были то расслаблено-свободными, то становились хищными.

На поклонах он ни разу не улыбнулся. И лишь когда зрители устроили бурную овацию, на его лице впервые появилась улыбка. Он исполнил на бис три номера. При этом, не боюсь ошибиться, первые два были точно обработки пьес Чайковского, которые написал сам Александр.

Какие дипломы востребованы в современном музыкальном мире?

Какие дипломы востребованы в современном музыкальном мире?

Словом, три новых имени за двадцать дней, это многого стоит.

14 декабря я, наконец, попал на очередную программу «Рождественская звезда», состоявшуюся в рамках популярного цикла «Камерные вечера: поэзия струнных» (стихи и проза к рождественским праздникам, музыка Вивальди, Моцарта, Чайковского и, конечно, «Filarmonica–квартет»), автор и ведущая — Марина Якушевич.

Как же давно я не был на этом поэтически-музыкальном действии. Кажется, прошла целая ковидная жизнь. А музыка, как и поэзия, пробивается, как тот росток зеленый через асфальт, возвращая нас к нормальной жизни, помогая восстановиться и продолжать чувствовать. Хорошо, что это будет светлая Рождественская звезда. Будет, за чем идти.

Несмотря на то, что оперетта достаточно редко появляется на сцене оперных театров в нашей стране, в Европе лучшие спектакли из этого легкого жанра не редкость в репертуаре оперных домов. Вот и у нас в Новосибирске «Летучая мышь» уже несколько лет с успехом идет на сценах государственного музыкального театра и академического театра оперы и балета. В оперном спектакль как бы попробовали сначала в концертном исполнении на малой сцене, и, получив благожелательный отзыв публики, с небольшими декорациями перенесли на большую сцену. О концертном исполнении этого спектакля заявил и маэстро Гергиев. Не миновала «Летучая мышь» и Транссибирского арт-фестиваля в нынешнем сезоне. Совсем недавно ее лучшие фрагменты в исполнении солистов Большого театра в концертном исполнении прозвучали в одной программе с восьмой симфонией Бетховена, в достаточно редко исполняемой редакции в предпоследнем концерте VII Транссибирского арт фестиваля. Дирижировал очень интересный дирижёр маэстро Саша Гетцель.

У этого концерта был поразительный финал, когда артисты на завершении программы воскликнули: «Официант, шампанского!», на сцену с подносом шаркающей походкой вышел художественный руководитель фестиваля Вадим Репин, вызвав здоровый смех зрительного зала.

Транссибирский арт-фестиваль

Чтобы поставить точку в информации о «Транссибирском арт-фестивале», хотелось бы подвести некоторые количественные итоги.

Весенняя сессия фестиваля включала в себя 5 концертов, только один из которых – «Па де де на пальцах и для пальцев» с участием прима-балерины Большого театра Светланы Захаровой – прошел со зрителями. Остальные были организованы в формате прямых трансляций на новосибирском канале ОТС, на сайтах Новосибирской филармонии, радио «Орфей» и международного культурного проекта «Русские сезоны». Совокупная аудитория трансляций в прямом эфире и в записи превысила 1,5 млн. человек.

Осенний этап фестиваля открылся 20 сентября мировой премьерой. В исполнении Новосибирского академического симфонического оркестра под управлением дирижера Валентина Урюпина впервые прозвучала «Плащаница» («La Sindone») Арво Пярта для скрипки и оркестра, солист – художественный руководитель Транссибирского Арт-Фестиваля Вадим Репин. Концерт также включал в себя исполнение оркестровой музыки Равеля и Шумана.  В осенних концертах выступили музыканты с мировыми именами: скрипачка Клара-Джуми Кан (Германия) и дирижер Винсент де Корт (Нидерланды), квартет имени Бородина, пианист Николай Луганский и виолончелист Александр Рамм, выпускники Молодежной оперной программы Большого театра, а также пианист Иван Рудин. Большое внимание привлекли мастер-классы ведущих музыкантов страны под общим названием «Школа мастеров». Завершили программу в Новосибирске концерт дирижера Саши Гетцеля (Австрия), артистов Большого театра с Новосибирским симфоническим оркестром и выступление Юрия Башмета с ансамблем «Солисты Москвы».

«В непростых условиях мы сделали невозможное. 17 концертов прошли в городах Новосибирской области: Новосибирск, Академгородок, Краснообск, Бердск, Искитим. В них приняли с участие 5 оркестров, 33 солиста, 9 дирижеров. По большому счету, мы провели два полноценных фестиваля в разное время года», — отметил директор фестиваля Олег Белый. «Артисты, несмотря на преграды и запреты передвижения между городами и странами, все же не испугались, проходили сквозь настоящие тернии, чтобы попасть в Новосибирск. Нас коснулась глобальная катастрофа, но жизнь на сцене есть, жизнь продолжается. Конечно, логистически и психологически для всех это большая нагрузка. Но публика и артисты не могут существовать друг без друга, и это обоюдное желание встречи побеждает даже те порой ужасные трудности, с которыми сегодня приходится сталкиваться», — отметил Вадим Репин. По словам художественного руководителя фестиваля, дирекция в усиленном режиме готовит программу VIII Транссибирского фестиваля и объявит ее в скором времени.

Пандемия невольно подсказала организаторам фестиваля потенциально иной вариант его проведения. Ведь в чем была его сложность? В том, что в небольшой отрезок времени накладывалась колоссальная нагрузка не только на организаторов, участников фестиваля (никто с коллективов участников фестиваля не снимал их основную нагрузку), но и на зрителей. Им приходилось, как на работу, ходить на концерты, боясь пропустить что-то интересное, но ещё и нести единовременно большие финансовые потери (среди них большинство — это люди с весьма скромными доходами). Нам кажется, что разбивка фестиваля на два этапа, весенний и осенне-зимний, позволила бы значительно разнообразить состав артистов и решить проблемы зрительской посещаемости. А также сделать более насыщенной и равномерно распределенной концертную жизнь города.

В котором у нас то густо, то пусто, а то и я с явным перебором.

Продолжение следует

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ