Какие новосибирские предприятия зарабатывают на госзакупках?

Согласно данным информационно-аналитической системы Seldon, за январь-ноябрь 2015 года в Новосибирской области было проведено 88 286 тендеров, что почти на 5% превышает показатель прошлого года. При этом в денежном выражении объем госзаказа в регионе сократился на 5,5% — до 152 млрд рублей. Такая тенденция, впрочем, наблюдается не во всех отраслях. «КС» попытался выяснить, какие сегменты рынка в наибольшей степени зависят от госзаказа, каков опыт новосибирского бизнеса в этом вопросе, а также что мешает небольшим компаниям добраться до госкорпораций.

По российскому законодательству сегодня госзакупки регулируются двумя разными федеральными законами: 44-ФЗ (94-ФЗ) и 223-ФЗ. Первый, наиболее жесткий, определяет правила закупок для госорганов, второй, несколько мягче, — для госкомпаний. По информации компании «СКБ Контур», в настоящее время в Новосибирске 7702 фирмы, включая ИП, работают по двум названным выше документам. Изучив список юридических лиц с новосибирской пропиской, «КС» пришел к выводу, что в большей степени госзаказ интересен участникам рынка, представляющим торговлю и строительную отрасль.

В списках значатся

Согласно данным «СКБ Контур», крупные контракты на строительство объектов присутствуют более чем у пары сотен компаний. Среди них — ООО «СК «Строй-инвест» (госконтракт по статье «строительство зданий и сооружений» заключен на сумму 80,914 млн рублей), у ООО «Строй М» («производство общестроительных работ» — на 53,162 млн рублей), ООО «Стройконтинент» (по аналогичной статье — на 89,654 млн рублей). Многочисленна и группа участников, представляющих оптовую торговлю. Здесь можно встретить тех, кто работает в сегментах продажи продуктов, топлива, оборудования и зерна. Например, ООО «СибРегионМаркет» имеет контракт по статье «оптовая торговля зерном, семенами и кормами для с/х животных» на сумму 57,677 млн рублей, ООО «ТД «Маслосыродел» («оптовая торговля молочными продуктами») — 95,838 млн рублей, ООО «Биджи Групп» («оптовая торговля топливом») — 53,216 млн, ЗАО «Сибирь-МАЗ-Сервис» («оптовая торговля автотранспортными средствами») — 76,913 млн рублей.

Среди ключевых игроков по объемам сумм госконтрактов — торговые компании, специализирующиеся на реализации фармпрепаратов и медтехники. Речь, в частности, идет об ООО «Альмедика» — 88,6 млн рублей, ООО «Медикал Сибирь» — 98,754 млн рублей, ООО «ОЛИМП-НСК» — 72,311 млн рублей.

В перечне тех, кто имеет в своем портфеле госзаказ, также такие крупные компании региона, как банк «Левобережный» (86,163 млн рублей) и АО «Новосибирский завод радиодеталей «ОКСИД» (42,973 млн рублей).

Медицина попала в зависимость

Наличие в списке большого количества компаний на рынке оптовой продажи медтехники и фармпрепаратов, по мнению бизнеса, легко объяснить: в первую очередь оборудование покупают государственные учреждения. Особенностью ситуации в этом сегменте, по данным опрошенных «КС» предпринимателей, является высокая зависимость отрасли от госзакупок, давление со стороны крупных столичных фирм, намеренное укрупнение лотов и лукавство при составлении ТЗ. Обращает на себя внимание и тот факт, что в тендерах участвуют в основном не сами производители, а компании-посредники.

«Аукционы в основном проводятся в Москве. Есть несколько столичных компаний, которые закупают медтехнику, а затем уже распределяют ее по регионам, — объясняет гендиректор Сибирского научно-исследовательского и испытательного Центра медицинской техники Дмитрий Белик.  Закупки на местах составляют всего 10–15%», — констатирует он.

По мнению собеседника «КС», все сибирские компании при участии в аукционах сталкиваются с одинаковым перечнем проблем. «Техническое задание формируется таким образом, чтобы туда не попали «чужие», — считает Дмитрий Белик. Под «чужими» он понимает российские региональные фирмы. «В ТЗ прописывают малозначимые нюансы, расписывают их как одно из преимущественных характеристик, хотя они таковыми не являются, — продолжает эксперт. — Соответственно, побеждает компания-участник из Москвы или зарубежья». По оценке собеседника «КС», за последний год количество тендеров в медицинском сегменте резко сократилось: местная власть из-за ограниченности бюджета закупает в основном только расходные материалы. Вместе с тем возросло количество тендеров на ремонт оборудования. По данным «СКБ Контур», Сибирский научно-исследовательский и испытательный Центр медицинской техники в текущем году заключил контракты по статье «предоставление услуг по монтажу, ремонту и техническому обслуживанию медицинского оборудования и аппаратуры» на 25 млн рублей.

Директор АО «Ангиолайн» Андрей Кудряшов говорит, что его компания работает исключительно по госзаказу. «Если для фармрынка продажи осуществляются в том числе через аптечный сегмент, то компании, производящие медицинскую технику и изделия, практически на 100% зависят от госзаказа», — объясняет Андрей Кудряшов.

По словам собеседника «КС», компания «Ангиолайн» напрямую, как и большинство производителей, в тендерах не участвует. «Мы вынуждены привлекать посреднические фирмы и осуществлять поставки через них. В каждом регионе они разные, очень часто аффилированные с учебными учреждениями. Получается, если мы не поставим этой компании, то просто не сможем зайти в лечебное учреждение», — поделился он.

Реальный сектор в дефиците

В перечне компаний, имеющих в своем портфеле госзаказ и обладающих местной пропиской, лишь изредка можно встретить представителей реального сектора, среди них — АО «Электроагрегат». В последнее время предприятие в большей степени обсуждается в деловых кругах в связи с уголовным делом о мошенничестве, возбужденным в отношении генерального директора Александра Одинца, нежели вследствие производственных результатов. Тем не менее «Электроагрегат» располагает госконтрактом на сумму 87,506 млн рублей, заключенным по статье «производство электродвигателей, генераторов и трансформаторов». ООО «ТД Электроагрегат» имеет контракт на сумму 61,915 млн рублей по статье «прочая розничная торговля в специализированных магазинах».

Недалеко от коллег расположились ХК ПАО «НЭВЗ-Союз» и АО «Новосибирский завод радиодеталей «ОКСИД». Первый имеет контракт на сумму 53,641 млн рублей, второй — на сумму 42,973 млн рублей. Вместе они работают по статье «производство электро- и радиоэлементов, электровакуумных приборов».

Большинство производственных компаний города признаются, что в силу разных обстоятельств нечасто участвуют в госзакупках. «Тендеры мы выигрываем редко, доля таких поставок составляет порядка 1% производимого нами оборудования, — поясняет коммерческий директор ООО НЭМЗ «ТАЙРА» Наталья Масленникова. — В силу специфики этого сегмента рынка мы напрямую не работаем с госзаказчиком. Поскольку оборудование применяется в процессе строительства и реконструкции, заказчик предпочитает разместить заказ на генподрядные работы». Собеседник «КС» также добавила, что «ТАЙРА» имеет непрямые поставки на предприятия, финансируемые по федеральным космическим, оборонным и медицинским программам.

Представители «Завода Труд» отмечают, что не работают с госзаказом в силу особенностей отрасли. «Госзаказа на обогатительное оборудование, как правило, не бывает: предприятия, которые занимаются добычей полезных ископаемых, обычно находятся в частной собственности», — говорит директор ЗАО «Технологический институт горно-обогатительного машиностроения» (входит в «Завод Труд») Евгений Мочкин. Вместе с тем сегодня завод планирует получить муниципальный заказ на снегоплавильные машины. «Однако дальше разговоров дело не идет», — признал один из представителей предприятия.

Генеральный директор ЗАО «РиМ» Евгений Букреев уверен, что госзаказ помогает популяризировать новое оборудование, создать спрос на него. «Новое внедряется очень сложно, и если при этом обнаруживается, что есть поддержка в виде крупного заказа, скорость внедрения заметно возрастает», — говорит он. Господин Букреев вспоминает, что муниципальный заказ мэрии на внедрение системы карт в Новосибирском метрополитене в середине 2000-х дал импульс для целой цепочки заказов. В результате компания оснастила управление Центробанка по Новосибирской области, управлении Центробанка по Кемеровской области, а также выполнила заказ «РЖД» на оснащение прохода к пригородным поездам через турникет.

Сегодня «РИМ» периодически участвует в тендерах, в том числе через свой торговый дом.

Малый бизнес обделен вниманием

Работать с госкорпорациями — мечта многих компаний, в том числе в сфере ИТ. Директор по развитию «Модульные Системы Торнадо» Михаил Камаев признается, что ему так и не удалось наладить сотрудничество ни с одной из них, хотя к этому в компании стремились долгое время. «Национальные корпорации декларируют участие в госзакупках для малых и средних инновационных предприятий. Государство обязало их выделять определенный процент на торги для малых компаний. Но это все не работает, — поделился он. — Есть, конечно, случаи, когда малые предприятия получают контракты, но зачастую это аффилированные фирмы». Михаил Камаев также рассказал, что на торги выставляются только крупные лоты, а уже затем они «разбиваются». В результате на рынке появляется много «компаний-прослоек», которые закупают продукцию малых инновационных предприятий, а после перепродают ее госкорпорациям, увеличивая цену в разы.

ЗАО «СофтЛаб-НСК» в текущем году имеет три госзаказа. Один из них заключен с центром подготовки космонавтов на поставку уникального тренажера. «Участие в аукционах для инновационных продуктов вообще формальность, — считает гендиректор «СофтЛабНСК» Ирина Травина. — Согласно 44-ФЗ, если продукция является уникальной, то на нее торги не проводятся. Однако на практике объявляются торги и аукционы. Вот это минус», — добавила она. Вместе с тем Ирина Травина поделилась собственным наблюдением относительно состояния рынка новосибирских ИТ-компаний, которые работают с государством. «В открытых источниках я познакомилась со списком из 25 фирм, которые получают госзаказ на ИТ-услуги. Всего про шестерых я могу сказать, что это действительно ИТ-компании, потому что у них есть сайты, перечень собственных продуктов и разработок, какая-то история. Про остальных у меня сложилось впечатление, что они специально созданы для работы с госорганами», — резюмировала она.

Сначала стулья, потом деньги

Особая тема, которую затрагивает бизнес, работающий с госзаказом, вне зависимости от отрасли, это неудобная и зачастую «неподъемная» для некоторых фирм система расчетов.

«Мы сталкиваемся с тем, что финансирование крайне затягивается. Всем субподрядчикам предлагают поработать на свои деньги, а потом уже получить оплату. Монтажник в таких условиях вынужден покупать самое дешевое оборудование», — говорит коммерческий директор ООО НЭМЗ «ТАЙРА» Наталья Масленникова. В свою очередь Ирина Травина также считает, что работать с госзаказом не всегда удобно. «Ты должен потратить собственные деньги на разработку и ждать, когда они придут через несколько месяцев. Еще требуется обеспечение контракта, то есть «замороженные» средства лежат на счетах заказчика. Правда, сегодня банки активно предлагают гарантии», — сообщила она. С коллегой согласен и директор АО «Ангиолайн» Андрей Кудряшов. «При конкурентных торгах падение цен может достигать 50%, — говорит собеседник «КС», — и в этих условиях поставщик вынужден сначала денежные средства, практически равные стоимости контракта, перечислить на счет заказчика, а потом в течение года поставлять продукцию», — добавил он.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ