Антон Веселов
Заместитель директора ГПНТБ СО РАН

Уже уходит в пошлое

Все эти телешоу, поп-культура, масс-маркет и политический мейнстрим — постыдны. Но сыграть на плоской народной любви, сделать как все, только лучше, придав этому постмодерновый флер, — вроде как, выйти на новый уровень. «Кавердрама» от «Первого театра» в первом приближении — отличное музыкально-увеселительное шоу. Во втором — молодежная голливудская история о тернистом жизненном пути с неизбежным хэппи-эндом. И только в третьем — драма о временности всего, в том числе и великого, не говоря уж о человеческих отношениях и договоренностях.

В музыке и человеческой стае кризис предсказуемости. Сенсации, открытия и новые музыкальные течения запрограммированы на успех, проверены на разновозрастных фокус-группах и поддержаны SMM-щиками. Продюсеры «переобувают» старый узнаваемый «товар», «переосмысляя» его содержание. А по сути, придавая карикатурный, КВНообразный вид. Руководитель музыкальной студии провинциального ДК Михаил тоже ставит на «новое прочтение». А его подопечные, предлагая свои варианты номеров для участия в федеральном конкурсе «Голосистые танцы», поначалу меряются дурновкусием с неизбежными присадками в виде рэп-культуры, патриотизма или псевдоклассицизма, а постепенно, к финалу, добираются до достойной вариации арии из оперы «Иисус Христос — суперзвезда».

А связки гнутся и гудят

В пересказе вся эта катавасия вокруг непонятного шоу а-ля «Голос» кажется вычурной, устаревшей и шибко надуманной ровно до того момента, пока на реальное федеральное шоу не попадет твой друг. Блюзмен Михаил Мишурис, бывший наш, оказался перед взыскательным жюри ровно в дни премьеры «Кавердрамы». Благодаря Мише я узнал, что многие общие знакомые смотрят телевизор, а некоторые даже следят за героями шоу. Но главное, что для многих факт его попадания на федеральный «паркет» — гораздо более значимая и очевидная победа, чем все, реализованное артистом к 47 годам. Этот триумф отверженного Шнуром, Сюткиным и еще какими-то персонажами российской эстрады номинанта важнее концертов, фестивалей и пластинок Mishouris Blues Band. Цензоры посоветовали Михаилу петь «в более понятном стиле» — эту фразу можно посчитать эпиграфом к постановке «Первого театра».

Во «времена отчетных шоу», как говорит мой партнер, регулярно выигрывающий гранты, самое главное умение — заставить себе сопереживать, подороже «продать» существующие и анонсировать те таланты, которые ты только ждешь от Господа Бога. На деле они не пригодятся. После получения подряда можно промотать исполнение «на ускоренной» и только лишь вдумчиво оформить отчет.

Вася Ложкин в танцевальных пачках

Популярный акционер, художник и музыкант Вася Ложкин уверяет, что не умеет рисовать, и что у него нет слуха. Его гротескная реальность и впрямь не требует знания анатомии. Он «цепляет» своим ироничным пофигизмом и умением перемешивать уже привычные публике образы.

Артисты «Первого театра», кажется, поначалу капустничают и кривляются. Правда, делают это с азартом и впрямь смешно. Выходит вполне ложкинская «бонба», обаятельная, но рискующая быстро наскучить. И тут драматические обнажают «глотки», расчехляют танцевальные костюмы суперменов. Оказывается, они не только вместе с драматургом и режиссером-постановщиком Павлом Южаковым приложились к тесту, но и с мая «ковали» профессиональный вокал. Кроме Мишустина и Огнева — первый не поет, а второй «распевается» вот уже 10 лет.

Вместе им есть где развернуться. Саундтрек спектакля составили цитаты и фрагменты из известных мюзиклов и композиций мировой и российской популярной сцены: от, прости господи, Надежды Кадышевой до Эндрю Ллойда Уэббера, от Майкла Джексона до Мишеля Леграна и его «зонтиков».

Артисты не только поют. Под чутким контролем сибирской звезды театра «Вампитер», а ныне столичного лауреата театральной премии «Золотая Маска» Александра Андрияшкина они освоили «летучесть» в жанре контемпорари и теперь запросто порхают над сценой ДК «Прогресс».

Подковерная драма

В чем-то история безымянного музыкального коллектива в изложении драматурга Марии Огневой напоминает будни самого «Первого театра». Коллектив с наполовину студенческой труппой и без собственной площадки целый сезон претендует на лидерство в главном театральном конкурсе — за внимание публики. И побеждает с самыми неожиданными проектами вроде этого мюзикла или променад-спектакля «Время ожидания истекло». Но здесь ощущение «последнего боя» очевиднее — постановка рассчитана на большую сцену, к которой нет привычки, в спектакле задействованы не только профессиональные актеры труппы театра, но и студенты Новосибирского государственного театрального института, да не где-нибудь на подпевках, а в главных ролях (Влад Огнев и Катерина Горная). Наконец, над спектаклем работал невероятно мощный коллектив постановщиков — тут и художник Каринэ Булгач, и хореографы Александр Андрияшкин и Андрей Короленко, и хормейстер Евгения Алиева (худрук Il Canto), и композитор Максим Мисютин…

Каждый из них усилил историю любви, предательства и коллективного дао. Эпоха вечного подвоха и всеобщего существования «на птичьих правах» каждый день доказывает, что ни в коем случае нельзя доверять ближнему своему — человек человеку волк. Но можно довериться всем сразу. Как когда-то объяснял бесплатный первоклассный кофе в офисе Лаборатории Касперского сам Касперский: «Если напитка не будет — лучшие парами-тройками пойдут в кофейню и там придумают свой альтернативный проект». Пока мы пьем кофе, танцуем и поем все вместе, мы делим внутренний хаос с коллективом, нормируем его на число соучастников, получаем из частного бессознательного всеобще осознанное благо. А наша индивидуальная драма становится коллективной комедией. Да еще и кавером на почему-то знаменитую тему.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ