Андрей Панферов: «Пакта нет»

Два месяца региональное отделение «Единой России» Новосибирской области возглавляет подполковник ГРУ в запасе, обладатель трёх орденов Красной Звезды, выпускник военно-дипломатической академии АНДРЕЙ ПАНФЕРОВ. Он и до этого он был в курсе дел партии, которая сегодня переживает не самые простые времена. О жизни и о политике — интервью первого вице-спикера Законодательного собрания Новосибирской области и лидера новосибирских единороссов «Континенту Сибирь».

Чтобы слово было веским и окончательным

— Много лет назад, когда Андрей Панферов выполнял сложные боевые задачи на службе, приходило ли ему в голову, что придется однажды перейти по ту сторону и окунуться в политическую среду?

— Отнюдь. Но в первую чеченскую кампанию при выполнении боевых задач мы стали ощущать проникновение политических мотивов в армию. При СССР мы не чувствовали политизации, все это было где-то за рубежом. В новой стране началось: приезжали депутаты Госдумы, различные общественные деятели. Каждый пытался привнести в вопрос свои три копейки… Нет, не думал никогда, что таким столкнусь с политикой в чистом виде после службы в армии.

— Владимир Путин тоже когда-то служил в КГБ. Кто бы предсказал, что ему придется самому браться за бразды правления?

— Но Путин в свое время был оперативным офицером, ближе к политике. Мы, офицеры специального подразделения, реализовывали оперативную информацию в несколько ином качестве.

— Вам сейчас приходится вспоминать себя в прошлом, возвращаться к опыту военного офицера, чтобы переосмыслить события сегодняшнего дня?

— Честно говоря, когда я стал депутатом, первые два года, меня не переставали удивлять некоторые политические финты. Сейчас я определил для себя моменты, когда нужно поступать по-военному: разговор был, значит нужно стоять на своем. Если для тебя принципиальна твоя точка зрения.

— Становятся ли в современной политической реальности более востребованными навыки военного офицера?

— От случая к случаю. Правила игры другие. В политике бывает так, что ситуация принимает очень неожиданный поворот. Я наблюдал за своими товарищами, которые заплывали слишком далеко. Поэтому я, если говорю, стараюсь, чтобы мое слово было веским и окончательным. А до этого смотрю со стороны, как события разворачиваются. Что греха таить, (хотя может, никакого в этом нет греха): случается, что приходится руководствоваться видением, которое преобладает в федеральном центре. Так что некоторые насущные задачи, как правило, приходится решать с поворотом головы в сторону Москвы, если у нее есть по определённому вопросу свое мнение.

— А если оно неправильное?

— Несколько раз мне приходилось быть свидетелем, когда московских руководителей удавалось убедить, что они ошибаются. Но был свидетелем и таких ситуаций, когда приходилось руководствоваться федеральным видением, хотя оно и было неправильным на наш взгляд и не совсем соответствовало данному положению вещей.

На примере Новосибирска.

Иногда, к сожалению, Москва принимала на веру данные докладов тех или иных структур, которые подавали положение дел искаженно. Они красили забор и этим способствовали тому, чтобы было принято неправильное решение.

Андрей ПанферовНе стоит ждать возврата к прошлому

— Если говорить не о технике, о смысловой части. Происходящее сегодня в стране вас устраивает?

— Скажу откровенно без пафосных слов: на мой взгляд, правильно то, что сейчас при обращении к федеральному собранию глава государства сделал упор на внутреннюю политику. Во внешней все было замечательно, а во внутренней политике в определенной степени некоторые моменты — в экономике, социальной жизни — оказались упущены на федеральном уровне. Например, коррекция законодательства в части компенсаций неработающим пенсионерам, вопросах бизнеса, ипотечного кредитования, помощи многодетным семьям и так далее.

В первой половине 2000 годов федеральный центр ставил одни задачи, во второй половине — другие. В новом сроке Владимира Путина вектор снова сменил направление. С точки зрения человека, офицера, какой должна быть Россия? На центр равняться непросто, при многообразии векторов стоит иметь свое мнение…

Я не думаю, что стоит ждать возврата к прошлому. Предсказуемость должна быть как во внешней, так и во внутренней политике. Принятие диаметрально противоположных решений вызывает у народа вполне закономерное негодование — для чего было делать то, что через два года приходится переворачивать на 180 градусов. Сегодня у большинства граждан РФ уже есть сейчас юридический минимум. Они столкнулись со многими проблемами, в которых до определенного времени были представлены сами себе. Я имею виду, например, ЖКХ. Сейчас более-менее картина прояснилась, но до определенного момента было непонятно, как действовать в этой вакханалии. Так же были сложности с управляющими компаниями: то одно то другое — от первоначального закона ничего не остается, перерисовывается. Предсказуемость и разъяснение курса правительства — это очень важно. Из людей дураков делать нельзя.

— На портрете на стене вашего кабинета у президента необычное выражение лица…

— Загадочное.

Андрей ПанферовПравильно ли, что в руках руководителя государства сосредоточено так много власти? Или должно быть еще больше?

— Я думаю, на текущий момент есть чувство достаточности, концентрация власти сбалансирована, переполнять этот сосуд не стоит. То, как президент принимает решения, говорит о том, что он четко отслеживает происходящее в стране, берет на себя роль первого человека государства. Я, как военный, согласен. Я вообще — за порядок. Но, на мой взгляд, все-таки кабинету министров РФ надо определённые вопросы прорабатывать более глубоко. Делегировать их президенту для принятия окончательного решения, это лишнее. Каждый несёт свой чемодан,

— Так вы за белых или за красных?

— Мне очень интересно читать, я стараюсь читать внимательно о различных исторических периодах нашего государства. И в красном, и в белом движении было много того, с чем я не согласен. Но если белые проиграли, значит что-то в их стане было не так. Все-таки они, по моему мнению, были далеки от народа, не сумели донести постулаты, которые люди бы поддержали. А большевики смогли! Это о чем говорит? О том, что они ошибались.

— Христос тоже не сумел донести. Распяли. Потом поняли, что ошиблись.

— Может быть, я не прав. Однако со всеми «но», СССР — это была держава.

— Как и Российская империя.

— История не терпит сослагательного наклонения. В 1913 году Российская империя вышла на ведущие позиции в мире. Но меня настораживает тот факт, как же быстро она оказалась разрушена. Как и СССР в общем. Я стараюсь принять историю такой, как она есть. Белое движение ошибалось, большевистское движение проделало большой путь. Как человек, воспитанный в Советском союзе, я знаю, что держава была сильна. Но, с другой стороны, только, ленивый, начиная с 1970 годов не рассказывал анекдоты о руководстве страны и положении дел в экономике. Над этим тоже стоит задуматься.

— Обе предшествующие версии нашего государства развалились.

— Хотелось бы, чтобы были сделаны выводы.

Президент считается с общественным мнением

— Споры ведутся ожесточенно, сторонники различных вариантов развития страны очень яростно защищают свою точку зрения. Так какой же сценарий лучше?

— Лучше синтезировать, наверное. Есть люди, которые постоянно уповают на европейскую историю, однако слепо смешивать все в одном стакане нельзя. Есть общие черты, есть диаметрально противоположные. Стараюсь внимательно смотреть телепередачи, читаю материалы по тем или иным аспектам истории, экономики. Считаю, что у России свой путь. Он интегрирован в международную мозаику. Но то, что работает в Азии и в Европе, у нас не приживается. Что по большому счёту нам мешало пойти по китайскому пути? Вопрос, безусловно, философский. Вопросов вообще много. Ответов маловато. Но следует помнить какой путь прошла наша страна в 20 веке, сколько всего перенесла!

— Ответов на вопрос, к чему Россия ближе.

— Европейская демократия проводит сегодня определенную ревизию. Мы равнялись на нее в начале 1990-х. И из-за того, что во многом мы не сумели определиться, потеряли наступательный напор. У меня нет четкого мнения по этому поводу, но все же я уверен в ближайшее время произойдут изменения к лучшему. Очень много зависит от позиции власти на местах. Изменения произойдут, иначе жить не стоит.

— Как вы относитесь к идеям тех, кто говорит, что Путин — новый православный царь?

— Отрицательно, и говорить не стоит о монархии с нашим видением будущего России. По-моему, это тупиковый путь. И в политическом, и в общем смысле Россия не то, что не готова, она от этого давно ушла.

— А как вам вариант, при котором глава государства не называется монархом, а выбирается пожизненно?

— Тоже, думаю, вопрос в никуда. Руководитель государства должен быть сменяемым. Обновление в политической жизни, вливание новой крови в парламент — это необходимые явления. По себе замечаю, что через определенное время глаз — хоть я и не люблю это слово, но правда — замыливается, необходимы новые идеи и подходы к различным аспектам жизни общества.

— Принято считать: кто еще, если не он? Вячеслав Володин так и изрек — «нет Путина, нет России».

— Уверен, Путин все очень хорошо понимает, он на это не пойдет. Он человек аналитических способностей. В основном он поступает не так, как ему шепчут. Слушает внимательно, но принимает взвешенные и самостоятельные решения.

В пользу Медведева.

— Не факт. Президент считается с общественным мнением.

Стараюсь быть в ладу с самим собой

На региональном уровне при обсуждении ситуации оказывается зачастую больше свободы, чем на федеральном. Региональный парламент может принять самостоятельную, иногда неожиданную, позицию. Сложно представить себе, что Госдума возьмет и проявит свое мнение и не утвердит главой правительства кандидатуру, внесенную даже правящей партией. В регионе ничего страшного не случилось, когда председателем заксобрания не стал человек, которого поддерживала ЕР. Нормален ли такой разрыв между федеральным и областным уровнями? Придут ли постепенно более свободные традиции в Москву?

— Хорошо, если бы региональные традиции пришли на федеральный уровень. Я точно скажу: обсуждения с исполнительной властью идут, прежде всего, с оглядкой на избирателей. Мы доносим свою позицию как принципиальную. Постоянно головой кивать неправильно. На округе нужно отвечать на вопросы, а люди хорошо ориентируются в политической жизни. Начнешь перед ними сыпать правильными словами, которые не соответствуют настоящей обстановке, они не станут больше с тобой встречаться. Поэтому принимаем решения, исходя из реальной ситуации. Я считаю, что в этом заслуга шестого созыва Законодательного собрания Новосибирской области и его председателя, который сумел наладить диалог со всеми фракциями.

— Вы доносите до своего руководства в ЕР тезис о том, что избиратели требовательные и не любят общих слов? В связи с этим, как надо трансформировать идеологию партии, если в этом есть необходимость?

— Очень важный вопрос. Возглавив региональный политсовет, я столкнулся с явлениями, которые определенно будут влиять на кампанию 2020 года. Они безусловно морально устарели. Речь не о том, что Валерий Павлович Ильенко что-то упустил. Но бросается в глаза, я сказал об этом однопартийцам: многие формы методической работы, некоторые постулаты в организации придется менять. Потому что они остались во вчерашнем дне. Для того, чтобы движение партии в регионе было живым, нужно исходить из ежедневных потребностей людей. Меньше лозунгов, больше предметного контакта с избирателями в соцсетях. Это мой личный взгляд. Если человек из пяти стратегических направлений выбирает хотя бы в одном-двух сторону партии, с ним нужно работать. Не заставлять соглашаться во всем. Пусть идет от чистого сердца. Если партия его заинтересует в некоторых пунктах, это уже результат. Учитывая современные тенденции. Что кривить душой, рейтинг партии действительно подупал.

— Какие партия предпримет в связи с этим действия? Когда Андрей Турчак возглавил Генеральный совет ЕР, многие прогнозировали перемены.

— Я думаю, нужен разгон. Некоторые проблемы годами не решались. Вникая в детали представительства партии, политической жизни, понимаю, что требуется время, чтобы после простоя толкнуть эту махину вперед. Сейчас я готовлюсь к поездке по представлению себя Андрею Турчаку. Если он задаст вопрос, я буду отвечать, как есть. Если даст мне возможность высказать свои взгляды и опасения, обязательно буду говорить.

— Насколько неприятные вещи (пенсионная реформа и так далее), которые происходят на федеральном уровне, подорвали рейтинг партии? Люди массово выходят?

Не выходят. Но нужно было в некоторых ситуациях действовать не линейно. Например, в истории с пенсионной реформой: стоило говорить о происходящем в том числе и через социальные сети. Загодя, а не после того, как началось выяснение отношений, выходы на пикеты. Такие серьезные вещи должны планироваться, проходить через определённые этапы разъяснительно работы. Всех не склонишь на свою сторону, но люди поняли бы цель реформы. Людей нужно готовить, доводить ситуацию без экивоков.

Когда избиратели начинают вам задавать неприятные вопросы, у вас есть ощущение, что вы, как депутат, как политик, способны им ответить и в чем-то их переубедить?

— Способен. Если я сам понимаю, что происходит, а не нахожусь на распутье. Мне неудобно говорить сначала одно, потом другое. Стараюсь быть честным, быть прежде всего в ладу с самим собой. Есть вопросы, неудобные не только для партии, но и для меня. Вчера встречался с партийным активом Дзержинского района Новосибирска. Много говорили, и о выборах мэра города. Высказывания были очень жесткие.

Что за партия не участвует в выборах?

— Если говорить о настроении руководства, верхушки ЕР: насколько при выдвижении кандидата (невыдвижении) на выборы мэра Новосибирска партию сдерживает именно заключенный пакт между губернатором Новосибирской области и мэром-коммунистом Анатолием Локтем? Если ЕР пойдет на выборы и проиграет — это тоже удар.

— Я вам скажу так: пакта нет. Когда история завязывалась, Андрей Травников сказал, что дал слово. Но он давал его не от имени партии. И в Дзержинском районе люди спрашивали: что это за партия, которая не участвует в выборах?

Партия, которая не участвует в рассматриваемых выборах, — это КПРФ. Что вы отвечаете своим однопартийцам: решение за федеральным центром?

— Сказал, что на текущий момент мы ждем решения федерального центра. Ситуация неудобная. Для меня неудобная. Мне нечего ответить людям. Партия сильна именно своими победами на выборах. И привлечением новых членов на фоне побед. Это аксиома. Я слушал однопартийцев очень внимательно, возражать им не могу. Они правы. Они имеют право спрашивать, почему мы не будем участвовать в выборах? Я точно об этом буду разговаривать с Андреем Анатольевичем Турчаком. Я попросил членов своей партии дать мне время. Потом соберу секретарей, приглашу на встречу губернатора Андрея Травникова, председателя заксобрания Андрея Шимкива, вице-губернатора Юрия Петухова. Мы будем разговаривать предметно.

Насколько вероятен сценарий, что выборы мэра вовсе отменят?

Не думаю. Выборы пройдут по той же схеме, что и пять лет назад.

— А для того, чтобы ЕР успела вступить в борьбу времени уже впритык.

— Времени еще достаточно. Нам необходимо принять правильное решение.

— 26 марта предприниматель Сергей Проничев выдвигается в мэры от «Партии Роста» Бориса Титова.

— Судя по складывающейся тенденции, на выборы могут пойти сильные, известные личности, которым есть, что сказать. Найдутся такие люди. Мы никого со счетов не скидываем. Но есть существенный нюанс: ни в коем случае нельзя пренебрегать достижением баланса сил в регионе, консолидации политических сил. К этому шли годами, утратить можно буквально в секунду. Поэтому мы ждем, смотрим, считаем, разговариваем. Участие «Единой России» в выборах — очень животрепещущий, самый основной на сегодня вопрос.

— Могли бы назвать людей, имеющих отношение к ЕР, которые способны возглавить город, придать ему импульс развития? Способны составить серьезную конкуренцию коммунисту Локтю?

— Два-три сильных кандидата у ЕР найдется. Есть люди, которые сегодня в другой партии — Гудовский… Илюхин хороший боец.

— Вариант возвращения Вячеслава Илюхина в ЕР рассматривается?

— Он не пойдёт, у него все хорошо в «Родине», которой предстоит слияние со  «Справедливой Россией».

— Новая партия интенсивно создается. Слияние «Родины» и «Справедливой России» поменяет партийную карту России? На ослаблении чьих позиций может сказаться появление новой политической силы?

— Лучше переоценить противника, чем недооценить. Не будем нагонять жути, но очевидно, что определенный электорат придёт к ним. Не критично, и все же это один из тех участников политических жизни, который принесет определённые неудобства нашей партии.

— Особенно если новая партия выдвинет кого-то в 2019 году на выборы мэра Новосибирска.

— Думаю, кого-то выдвинут, кого-то готовят.

Человек должен быть понятный

— Говоря об инвентаризации, состоянии дел в региональной организации, может быть стоит выделить какие-то из отделений? Которые лучше работают?

— В период выборов президента и губернатора Новосибирской области я, как руководитель фракции, возглавлял «депутатский» штаб. С трудностями не столкнулся. Если людям ставить конкретные задачи и давать возможность их реализации, результат будет стабильный и устойчивый. Имело место противостояние, в том числе, со стороны КПРФ. Наши региональные отделения работали мобильно и продуктивно. Октябрьский район Новосибирска хорошо трудился. В Дзержинском районе сильно влияние ЛДПР, там потребовалось много сил. Работали. Кто лучше, кто хуже, трудно сказать: разница в достижениях всего 2-5%.

— Вы упоминали о важности обратной связи с избирателями. Если говорить о бизнес-сообществе, сообществе детских правозащитников, учитывается ли их мнение при выборе омбудсменов?

По Николаю Мамулату, который избран уполномоченным по защите прав предпринимателей в Новосибирской области, решение еще не принято. Виктор Вязовых продолжает работу в аппарате. Я на прошлой неделе разговаривал с Москвой, спрашивал, почему Мамулата не утвердили до сих пор? Какой-то получается замкнутый круг. Это выпад не только в сторону Законодательного собрания, но и в сторону исполнительной власти региона. Знаю, что губернатор выходил с ходатайством по кандидатуре Мамулата. Всего трое депутатов проголосовали против него. Прошли депутатские слушания, было обсуждение на комиссии. Решение не было спонтанным, выборы альтернативные. Теперь нужно согласование Бориса Титова, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей. Согласование затягивается на месяцы. Мы не давим, просто хотим знать решение. Зная его, мы примем свое. Я понимаю позицию депутатов, разговаривал с председателем заксобрания, уверен, что нас поддержит и губернатор: если наше мнение не является основополагающим, мы найдем другие формы работы с бизнесменами и бизнес-сообществом — не через уполномоченного.

— Дело в чем?

— Я думаю, оппоненты Мамулата постарались. Но что мешает Борису Юрьевичу Титову уделить внимание ситуации? Набрать номер председателя заксобрания или губернатора? Это уже политический момент.

— Законодательство не обязывает вас сначала спросить Бориса Титова?

— Если бы законодательство обязывало нас сначала спросить Бориса Титова, мы бы так и сделали. Мы от начала и до конца руководствовались региональным и федеральным законами. Я как председатель комиссии отправил протокол депутатских слушаний, как (тогда еще) руководитель фракции направил итоги голосования. Сделал все, чтобы у Бориса Титова была ясная картина. Но получается, что уполномоченный настолько занят государственными задачами, что нет времени опуститься до Новосибирской области. Меня это, честно говоря, удивляет. (По информации «Континента Сибирь», аппарат уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова несколько дней назад утвердил Николая Мамулата на посту регионального бизнес-омбудсмена — «КС»)

— Не будет ли подобных проволочек после голосования за Надежду Болтенко как за детского омбудсмена?

— Думаю, нет. Она единственный кандидат. Уже состоялся разговор с руководителями фракций регионального парламента. Часть депутатов может не согласиться, но основной костяк — за. Мы Надежду Николаевну знаем давно. Я думаю, казуса не стоит ждать.

— А слышите ли вы такие вопросы: Надежда Болтенко, Николай Мамулат в омбудсменах — это выглядит как «отдать должок»?

— Ничуть. Серьезные, профессиональные и узнаваемые люди. А такие вопросы, конечно, задавали — учитывая интерес к происходящему. Надежда Николаевна разговаривала с губернатором. Он ее поддерживает. И я тоже придерживаюсь мнения: опыт — это важно, но и человек должен быть понятный и предсказуемый. Она справится.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ