Контроль будет продолжен

В общественной приемной мэрии Новосибирска 15 ноября обсудили результаты замеров выбросов на ТЭЦ-5 при переходе на бурый уголь. Сравнительные результаты исследований представили три лаборатории, которые пришли к выводу, что в результате сжигания бурого угля содержание вредных веществ ниже, чем при использовании каменного. Однако, как заключили депутаты горсовета, представители общественности и энергетики, для полной уверенности в результатах нужно проводить мониторинг ситуации в течение года, поэтому исследования будут продолжены. Подробнее — в материале «Континента Сибирь».

Отметим, что ранее рабочая группа по мониторингу за состоянием окружающей среды в результате использования бурого угля на ТЭЦ в городе Новосибирске решила провести исследования выбросов вредных веществ при сжигании бурого и каменного угля на ТЭЦ-5. Напомним, что в настоящее время главным поставщиком тепла в Новосибирске является СГК (Сибирская генерирующая компания). После завершения сделки по покупке «СИБЭКО» СГК стала использовать бурый уголь, а не каменный, изменив тем самым сложившуюся в Новосибирске практику прошлых лет. Решение теплоснабжающей организации было встречено общественностью настороженно. Активисты попросили помощи у депутатов городского Совета Новосибирска. Те в свою очередь весной 2018 года организовали обсуждение вопроса. Руководство СГК на адресованные им вопросы постаралось ответить: активно устраивало встречи с общественностью, экскурсии на ТЭЦ-5 и угольный разрез.

Стоит отметить, что одним из условий испытаний, проведенных в конце октября, было то, что организацию, которая будет производить замеры, выберут общественники Новосибирска. Выбор активистов пал на компанию «Экостандарт «Технические решения». Фирму посоветовал общественник Алексей Носов. Руководство СГК предложило использовать также и замеры Центра лабораторного анализа и технических измерений по Сибирскому федеральному округу. Вместе с тем председатель комиссии по городскому хозяйству Совета депутатов Новосибирска Игорь Кудин предложил привлечь и государственное унитарное бюджетное учреждение: Западносибирское управление по метрологии и мониторингу окружающей среды. Решено было использовать результаты работы всех трех лабораторий.

Сотрудники лабораторий замеряли в выбросах количество диоксида азота, оксида азота, оксида углерода, диоксида серы, а также содержание ртути, бензопирена и сажи. Добавим, что бензопирен является продуктом сгорания топлива и, помимо прямого токсического действия, еще связывается с тяжелыми металлами и имеет нейротоксическое действие, увеличивает риски онкологических заболеваний. Диоксид серы — поверхностно активное вещество. Его присутствие в воздухе вызывает у человека жжение слизистых, глаз, кожи.

По словам экспертов, для таких побочных эффектов должна быть достаточная концентрация названых соединений в воздухе. Однако для ртути и бензопирена может сработать накопительный эффект. Это условие тоже учитывалось при замере выбросов. «Нормы содержания веществ в выбросах также учитывают и накопительный эффект, и условия для создания критической концентрации в воздухе», — заявила начальник аналитической службы ЦЛАТИ Людмила Гаврилова. Кроме непосредственного влияния на человека, химические соединения, описанные выше, оказывают и влияние на окружающую среду.

Первые замеры выбросов при сжигании бурого угля проводились 23 октября. Во время процедуры инициативная группа контролировала весь процесс производства тепла. Одна подгруппа следила за процессом сжигания угля, другая была у хранилища, а третья находилась в диспетчерском пункте и обеспечивала контроль за режимом сжигания. Замеры выбросов происходили при максимальном и минимальном режимах сжигания. Также были взяты пробы угля. Экземпляры хранятся у СГК, городского Совета Новосибирска и представителей общественности.

Эксперты лабораторий уверяют, что по результатам замеров при сгорании бурого угля выделяется меньше вредных веществ, чем при сгорании каменного. «Как аккредитованная лаборатория мы работаем в таких условиях, что должны быть полностью независимы и выдавать достоверный результат», — заявила Людмила Гаврилова. По ее словам, замеры показали, что при сгорании каменного угля ртути выделяется крайне мало, меньше, чем может заметить прибор, то есть менее 0,0003 мг на кубометр. Также ЦЛАТИ в образцах не обнаружили оксид углерода.

«Если сравнить количество выделяемых веществ при сжигании бурого и каменного угля, то результаты будут следующие: взвешенных в воздухе веществ, таких как зола и пыль, при сжигании бурого угля в полтора раза меньше, чем при сжигании каменного. Содержание бензопирена почти в два раза ниже при сжигании бурого угля, содержание оксида азота — в 1,5 раза. Также при сжигании бурого угля содержание диоксида углерода в 2,62 раза ниже», — перечислила Гаврилова.

Параллельно с ЦЛАТИ такие же исследования проводила и коммерческая лаборатория «Экостандарт «Технические решения»», их результаты во многом схожи.

«Азота диоксида у нас действительно оказалось меньше в буром угле, чем в каменном: 29,38 в буром угле против 39,28 в каменном, — сообщил в свою очередь региональный менеджер «Экостандарта» Михаил Цепелев. — Азота оксида и углерода оксида также меньше, чем в каменном. Самый главный показатель, который больше всего разнится, — это диоксид серы — 40,38 в каменном угле и 12,64 в буром. То есть по диоксиду серы очень большая разница, — поделился результатами исследований Цепелев. — По взвешенным веществам тоже небольшая разница, по бензопирену и ртути содержание ниже порога обнаружения».

Как сказала Людмила Гаврилова, две лаборатории измеряли выбросы непосредственно при сгорании, в начале трубы ТЭЦ-5. Этот метод позволил им определить содержание вещества до того, как оно соединится с кислородом.

В заключительной части конференции все участники пришли к выводу, что о безопасности или опасности сжигания бурого угля можно говорить только после завершения годичного цикла замеров, поскольку необходимо в динамике отследить количество выбросов и их изменение.

Отметим, что количество вредных веществ, которые выбрасываются в атмосферу при сгорании, зависит не только от вида угля, каменного или бурого, но и от конкретной марки угля.

«В тех концентрациях, которые мы обнаружили, в выбросах, ничего вредного нет», — прокомментировала представленные результаты Людмила Гаврилова.

Однако учитывая тот факт, что замеры производились 23 октября, когда в городе еще не установилась минусовая температура, результаты нельзя считать окончательными. При сильном морозе для превращения воды в пар требуется больше сжигаемого топлива, поэтому с наступлением холодов повышается и количество выбросов в атмосферу.

При этом директор ТЭЦ-5 Олег Зыков заявил, что при понижении температуры воздуха количество выбросов не увеличится. Он аргументировал это тем, что основная задача ТЭЦ — выработка электричества, а пар — побочный продукт, он вырабатывается специально, чтобы затем использовать его для получения электричества. При понижении температуры больше пара направляют на отопление.

Участники встречи заключили, что для того, чтобы делать выводы о вредности использования бурого угля, необходимо опираться на исследования длиной в годы, поскольку необходимо анализировать замеры в осенний, зимний и летний периоды. Эту идею поддержали все участники встречи.

«Думаю, через год, в конце 2019 года, у нас уже должна быть полная картина. Мы с анализом, цифрами, выкладками по всем районам до вас информацию доведем», — пообещал собравшимся Игорь Кудин.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ