Корпоративное кредитование: прирост для каждого, но стагнация в целом?

Аналитики рейтингового агентства Standard & Poors, составляя прогноз по рынку кредитных услуг в России на 2018 год, оценили их прирост в розничном сегменте на 13–15%, а в корпоративном — всего на 4–6%. При этом практически все крупные банки констатировали значительный прирост займов нефинансовому бизнесу. Эксперты и участники сибирского банковского рынка прояснили читателям «КС» сложившуюся ситуацию.

Разбил ли паралич корпоративный рынок?

Оценки, поставленные экспертами состоянию рынка корпоративного кредитования, оказались достаточно противоречивыми. С одной стороны, динамика кредитования нефинансового бизнеса по итогам 2017 года оказалась положительной, что не может не радовать — на этом делают акцент в основном сами банкиры. С другой — этот плюс по некоторым итогам оказался чуть выше нуля, а если копнуть глубже, то картина и вовсе получается безрадостной. Этой точки зрения придерживаются многие аналитики.

Ведущий аналитик группы компаний TeleTrade Марк Гойхман приводит статистику Центробанка, согласно которой общая сумма кредитов банков юридическим лицам выросла по стране на 3,6%, что опережает темпы развития большинства отраслей и общий ВВП (1,5%). Однако если сопоставить эту цифру с некоторыми другими данными, итог получается не таким оптимистичным. «Совокупные активы банков в 2017 году поднялись на 9%. В их составе кредиты экономике увеличились только на 6,2%, а среди них непосредственно нефинансовому бизнесу — на 3,6%, — комментирует Марк Гойхман. — Таким образом, корпоративное кредитование существенно отставало от темпов повышения активов и кредитов в целом. Еще для сравнения: за 2017 год кредиты финансовым организациям увеличились на 32,7%, физлицам — на 13,2%, вложения в долговые ценные бумаги — на 8,4%».

Получается, что кредитование юрлиц становится неинтересно самим банкам — на фоне других вариантов. Темп роста корпоративного кредитования, по оценкам аналитиков, отстает от роста активов в целом на 40%. Вопрос, почему?

Аналитики TeleTrade называют следующие причины. По данным Росстата, инфляция в России в 2017 году уменьшилась в два раза, до 2,5%. ЦБ снизил ключевую ставку с 10% до 7,75% и в ближайшее время, возможно, снизит ее до 7,5%. «Это ведет к уменьшению ставок по корпоративному кредитованию и маржи банков, снижаются возможности получения прибыли на кредитах. Кроме того, проблема выживания частного бизнеса в посткризисный период, повышения удельного веса проблемных предприятий остается острой. Необходимо принять во внимание и жесткие требования ЦБ в этой сфере».

Для сибирских компаний, по мнению Марка Гойхмана, все перечисленные сложности проявляются еще острее, чем в целом по России: «Сумма кредитов юридическим лицам и ИП в округе не только не выросла, но снизилась на 6,5% в 2017 году, по нашим расчетам на основании данных ЦБ РФ. Причем в них объем просроченных кредитов поднялся на 2,1%, тогда как по России он уменьшился на 0,01%».

«Корпоративное кредитование в России, судя по итогам 2017 года, разбил паралич, — считает главный аналитик ООО «Центр аналитики и финансовых технологий» Антон Быков и дает еще более суровую оценку итогам прошедшего года: — Объем кредитных средств, предоставленных банками нефинансовым организациям, за прошлый год вырос всего на 0,2% (+57,8 млрд рублей) и составил 30,19 трлн рублей против 30,13 трлн рублей в 2016 году. При этом лейтмотивом кредитных организаций стало требование возврата ранее выданных средств».

Самым провальным направлением большинство опрошенных «КС» экспертов назвали сегмент малого бизнеса. «Объем кредитования малых и средних предприятий в России по итогам 2017 года и в рублях, и в валюте сократился на 6% в сравнении с 2016 годом, — дает свою оценку Антон Быков. — При этом общая задолженность МСП сократилась на 39% (–8,87 трлн рублей), а объем просроченной задолженности вырос на 33% (+525,7 млрд рублей)».

«На фоне роста розничного кредитования (более 12%) рынок корпоративного в 2017 году развивался очень сдержанно, — признает заместитель директора по кредитованию малого бизнеса Сибирской региональной дирекции банка «Открытие» Максим Лунев. — Но предпосылки для позитивной динамики в 2018 году есть: инфляция сохраняется на низких уровнях, банки удешевляют кредиты вслед за снижением ключевой ставки ЦБ, что должно стимулировать рост деловой активности. ЦБ прогнозируют рост российской экономики на 1-2%, при этом уровень инфляции составит 4%».

Что говорит Центробанк и можно ли считать стабильность плюсом или минусом

Аналитики ГК «ФИНАМ», опираясь на статистику Банка России, выделили один специфический тренд, характерный в первую очередь для Сибири. Несмотря на то что прирост общего объема кредитов юрлицам в СФО отстает от общероссийского, неожиданно высокий прирост показали валютные займы, которые подскочили за год больше чем на треть, в то время как в целом по России они снизились на 7,42%.

«И по России, и по СФО по отдельным статьям корпоративных кредитов наблюдался как рост, так и снижение — в этом рассматриваемый сегмент отличается от потребительского кредитования, которое показывало устойчивый рост в течение всего года, — комментирует аналитик группы компаний «ФИНАМ» Алексей Коренев. — Ситуация с коммерческим кредитованием в значительной степени зависит от общеэкономической ситуации в стране. А поскольку последняя оставалась относительно стабильной, то и на объемах кредитования это сказалось незначительно».

По словам генерального директора инвестиционно-финансовой компании «Юнисервис Капитал» Алексея Антипина, рынок корпоративного кредитования можно считать настоящей лакмусовой бумажкой реального экономического роста. И по его итогам вынести результат: в 2016–2017 гг. этого роста не было. Кроме того, обострилась проблема дефицита качественных корпоративных заемщиков, что ударило уже по самим банкам. «В 2017 году основная тенденция — это потеря клиентской базы банками за пределами топ-50 и сокращение объема активов. Немалый вклад в падение внес и сегмент МСБ, который также сокращался ввиду падения доходов населения и, следовательно, спроса», — комментирует он.

Если в целом по рынку кредитование малого бизнеса показало отрицательную динамику, то статистика отдельных банков — в первую очередь крупных — вышла по этому направлению в плюс. «В 2017 году партнерство с Корпорацией МСП, Фондом малого и среднего предпринимательства Новосибирской области стало одной из реально работающих мер, которые позволили поддержать жизнеспособность и существенно увеличить объемы кредитования малого и среднего бизнеса как в целом в России, так и в Сибирском регионе», — сообщил Максим Лунев. Значительный прирост сегмента МСБ в кредитном портфеле отметил и заместитель председателя Сибирского банка ПАО «Сбербанк» Алексей Барышев. А по данным ВТБ, совокупный объем средств, предоставленных в экономику Новосибирской области в течение 2017 года, достиг 37 млрд рублей, из которых 80% были предоставлены предприятиям среднего и малого бизнеса. Доля МСБ в кредитном портфеле банка, по их оценке, составила в 2017 году 60%.

Более общую оценку дал директор по корпоративному бизнесу банка «Глобэкс» Евгений Кастран. «Общая ситуация на рынке корпоративного кредитования характеризируется усилением консолидации банковского сектора на крупные кредитные организации из топ-50. Во второй половине 2017 года наблюдались значительные перетоки клиентов из частных банков в крупные государственные кредитные организации. Такая консолидация обусловлена, с одной стороны, такими макрофакторами, как турбулентность российской экономики и действия регулятора по оздоровлению системы, а с другой — улучшением сервисов и развитием технологий в структурных государственных банках, стоимостью ресурсов и фондирования», — отметил Евгений Кастран.

Отрасли-локомотивы и отрасли-тормоза

Оценки того, какие отрасли в Сибири и России стали драйверами прироста корпоративного кредитования, а какие оказались позади, получились достаточно разнообразными. «Трудно выделить драйверы роста, если рост был крайне незначительным, — делает вывод Алексей Коренев. — Нефтяные котировки, росшие в течение второй половины года, несколько поддержали активность в СФО, который традиционно является основным поставщиком энергоносителей в России, но в целом цифры изменения объемов кредитования и по России в целом, и по региону не позволяют говорить о наличии какого-то явного локомотива в этой отрасли».

Марк Гойхман, проанализировав ключевые запросы сибирских компаний на рублевые кредиты, выделил следующих лидеров и аутсайдеров: «Основная доля заемщиков (16% на начало 2018 года) приходится на обрабатывающие производства. В них и сумма кредитов выросла за год более всего — на 4%. Лидерами роста кредитования стали такие отрасли, как металлургия (на 29%), производство минеральных продуктов (на 48%), нефтепродуктов и кокса (на 20%), машин и оборудования (на 50%, но при небольшой абсолютной сумме), строительство (на 22%), сельское хозяйство (на 17%). В то же время кредитование добывающих отраслей сократилось за год на 38%, и их доля в кредитовании на начало 2018 года составила 6%. Среди аутсайдеров кредитования также выпуск транспортных средств и оборудования (–33%), деревообработка (–31%), целлюлозно-бумажное и полиграфическое производство (–24%), химия (–22%)».

Антон Быков определил следующие лидирующие направления по СФО: недвижимость, сельское хозяйство, обрабатывающее производство, торговля и добыча полезных ископаемых. «Рост кредитования предприятий сельского хозяйства был связан с государственными программами, недвижимости — с бумом ипотечного кредитования, оптовая и розничная торговля — с ростом потребительского кредитования в 2017 году, предприятия производства электроэнергии, газа и воды кредитовались благодаря гарантированному будущему финансовому потоку, а с предприятиями обработки и добычи полезных ископаемых и так все ясно», — прокомментировал он и уточнил, что общий объем кредитования предприятий малого и среднего бизнеса сократился на 28%.

С тем, что строительная отрасль показала рост в 2017 году, согласились не все: «Среди отраслей, которые сильнее всего упали в 2016–2017 годах как в целом по России, так и в СФО, — строительство. В этом сегменте падение производства составило от 15% до 30%, здесь же основное число проблемных заемщиков и банкротств, — делает вывод Алексей Антипин. — Торговля в денежном выражении балансирует на нулевой отметке, несмотря на то, что реальная продуктовая инфляция составила более 20%, т. е. реальное падение продаж в натуральном выражении около 15–20%. Общественное питание, наоборот, каждый год, несмотря ни на что, показывает положительную динамику. А безусловным бенефициаром текущей экономической ситуации стало сельское хозяйство — тут прирост как в среднем по России, так и по СФО составил около 10–12%. Однако и здесь не все секторы получили выгоду: в основном только ориентированные на экспорт. Например, продажи молока в натуральном выражении падают вслед за падением доходов населения, и многие региональные производители, особенно небольшие не диверсифицированные компании, столкнулись с проблемами при погашении долговой нагрузки».

Сами банки дают более оптимистичную оценку: «По нашим наблюдениям, кредитная активность бизнеса растет, увеличивается доля долгосрочных кредитов, постепенно восстанавливается спрос на инвестиционное кредитование — особенно это касается отрасли сельского хозяйства и пищевой промышленности, — так прокомментировали текущую ситуацию в пресс-службе банка ВТБ. — В целом предприятия более рационально подходят к кредитованию, более тщательно планируют финансовую деятельность и оценивают свои возможности».

«К числу наиболее устойчивых можно отнести производственные предприятия, организации, работающие в сфере медицинских услуг и услуг первой необходимости, аренды недвижимости и так далее, — такую оценку дал Максим Лунев. — Отраслевые риски концентрировались в строительном и туристическом бизнесе, сфере реализации объектов недвижимости, грузопассажирских перевозок — особенно малых». «В числе драйверов роста — строительство объектов жилой инфраструктуры, инвестиционные проекты в угольной отрасли, сельском хозяйстве», — отметил Алексей Барышев.

«Наш банк наметил для себя ряд ключевых направлений и отраслей для сотрудничества в корпоративном сегменте. Это производство и продажа товаров народного потребления, машиностроение, производство коммерческого автотранспорта, торговые сети (в первую очередь пищевая розница), услуги в ИТ и фармацевтика», — отметил ключевые направления Евгений Кастран.

Пути оздоровления

Большинство экспертов сошлись на том, что оживлять рынок корпоративного кредитования нужно «снизу», то есть с малого бизнеса. «Критическим уровнем присутствия государства в экономике страны во всем мире считается показатель примерно в 50%. Если доля малых и средних хозяйств в общем ВВП ниже, считается, что экономика серьезно больна, — высказывается Алексей Барышев. — У нас сейчас на долю МСП приходится менее 20% ВВП страны. Как только этот сегмент начнет развиваться нормальными темпами, возрастет и потребность в корпоративном кредитовании».

Определенные признаки оживления в 2018 году рынка кредитования юрлиц эксперты отмечают уже сейчас — в первую очередь это снижение процентных ставок в экономике. «В 2017 году крупные корпоративные клиенты могли привлечь финансирование по ставке ниже 10% годовых, для среднего бизнеса ставка находилась в пределах 14% годовых, — поясняет Алексей Антипин. — Другой важной тенденцией 2017 года стало активное развитие публичного долгового рынка — как вследствие упрощения процедур регистрации займов и возможности выхода даже малому бизнесу, так и вследствие снижения ставок по депозитам до среднего уровня 7–8%. Это заставило инвесторов рассматривать альтернативные возможности размещения капитала, а отмена НДФЛ по купонным выплатам существенно улучшила привлекательность облигационных займов».

Одним из главных препятствий на пути роста сегмента МСБ называют слабую диверсифицированность отечественной экономики. «К сожалению, российская экономика по-прежнему зависит от конъюнктуры на рынке энергоносителей, — констатирует Антон Быков. — Главным критерием роста корпоративного кредитования в 2018 году останется высокая цена на нефть. Прогнозы по нефтяному рынку на первую половину года оптимистичны и предполагают сохранение цен на текущих высоких уровнях. Однако вторая половина года для нефтяного рынка может стать негативной, возможно существенное снижение цен. А это значит, что относительно положительной динамики в секторе корпоративного кредитования России можно ожидать лишь в первой половине 2018 года».

 

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

ШаталовИЛЬЯ ШАТАЛОВ,
заместитель директора по корпоративному бизнесу регионального центра «Сибирский» Райффайзенбанка

— Как вы оцениваете итоги 2017 года в сфере корпоративного кредитования? Какова его динамика в сравнении с прошлыми годами? Какие планы на 2018 год?

— Тот факт, что удалось значительно нарастить бизнес в 2017 году, свидетельствует об общей положительной динамике. Положительную динамику в течение всего года показывал не только кредитный портфель, но и средства корпоративных клиентов. В РЦ «Сибирский» Райффайзенбанка по итогам девяти месяцев 2017 года пассивы в корпоративном блоке выросли на 50% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Кроме того, в 2017 году можно выделить тенденцию на развитие лизинга и факторинга, которые сделали серьезный рывок. Мы с большим оптимизмом смотрим на развитие этих направлений в следующем году, планируется выделить значительное количество ресурсов для их развития. По итогам года сибирский филиал оказался в числе ведущих среди региональных центров Райффайзенбанка.

В 2018 году в планах — ощутимо нарастить объемы корпоративного бизнеса. Эта задача включает в себя не только кредитование: мы серьезно нацелены на то, чтобы доля доходов от безрискового бизнеса, не связанного с кредитом, существенно превышала 50% общих доходов.

— Что можно считать драйвером роста корпоративного кредитования в Сибири?

— Я отметил бы несколько основных трендов. В течение года мы наблюдали рост инвестиционной активности в среднем бизнесе (но в малых объемах), активное развитие специальных государственных программ по финансированию субъектов МСП и очень осторожный подход к увеличению объемов банковского финансирования. В 2018 году прогнозируем дальнейший рост инвестиционной активности, а также увеличение интереса к банковскому кредитованию в связи со снижением процентных ставок и продлению специальных госпрограмм поддержки.

— Какие новые возможности появились в сфере корпоративного кредитования за 2017 год?

— Сейчас активно развивается синдицированное кредитование, на него большой спрос: проводятся клубные сделки, берутся существенные синдицированные кредиты. Например, в ноябре Райффайзенбанк стал одним из организаторов синдицированного кредита для группы «Илим», крупного игрока на мировом рынке бумажно-целлюлозной промышленности, на 500 миллионов долларов. Это стало интересным опытом.

Организация облигационных рублевых выпусков в стране — это тоже инструмент кредитования заемщика, который становится все более популярным для лучших компаний, особенно в момент низких ставок.
Последнее новшество на рынке долгового капитала — сделки с использованием технологии блокчейн. Это направление получит свое развитие, но массовым явлением сразу не станет. В конце прошлого года мы протестировали эту возможность, организовав на базе данной технологии размещение облигаций «МегаФона».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ