Новосибирский бизнесмен, гендиректор крупного регионального застройщика ГК «Стрижи» ИГОРЬ БЕЛОКОБЫЛЬСКИЙ с 16 ноября по 5 декабря вместе с напарником совершил переход через Атлантический океан с Канарских на Карибские острова на катамаране Bali 54 «Сапфир». «Континент Сибирь» узнал подробности трансатлантического путешествия.

– Игорь Юрьевич, откуда у человека, живущего в Сибири, такая страсть к морским путешествиям?

– Наше поколение выросло на книгах, мое детство прошло под знаком Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан», Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада» и прочей романтики. У тех, кто читал эти книжки, мне кажется, тяга к путешествиям записана на подкорке. В том числе и поэтому я поступил в военно-морское училище.

Но одно дело взаимодействовать с водной стихией в рамках военно-морского флота, другое – хождение под парусами. Лет пять назад я купился на предложение друзей и в качестве пассажира совершил путешествие на яхтенном катамаране в Карибском море к островам Антигуа и Барбуда. И вспомнил все…

Дельфин– Переход через Атлантику стал для вас первым?

– Да, мы его совершили вдвоем с очень опытным шкипером, руководителем клуба «Морские практики» в Архангельске Евгением Шкаруба. Нас познакомили после того, как я вновь заболел морскими путешествиями. Прошел у него капитанские курсы в Хорватии. Евгений Шкаруба имеет право выдавать права на вождение яхт самых высоких категорий. Затем были походы зимой в Заполярной Норвегии, ходили до Сицилии. Евгений обладает уникальными профессиональными и человеческими качествами.

– Долго готовились к трансатлантическому путешествию?

– Где-то полгода. Это время ушло на поиск катамарана и различные переговоры. В результате, под видом путешествия мы подрядились на перегонку катамарана, который был построен, чтобы работать в Карибском море.

– Маршрут сами разрабатывали?

– Переходы через Атлантику с острова Тенерифе, Канарские острова, до Кабо-Верде (островов Зеленого Мыса), а затем до Карибских – это совершенно классический, давно разработанный маршрут. По нему проходит ежегодная любительская, очень популярная регата. Второй этап перехода – Кабо-Верде–Карибские острова – совпадает с маршрутом, по которому шли рабовладельческие суда из Африки в Америку.

Схема маршрута
Схема маршрута

Мы прилетели на Тенерифе, взяли там катамаран и вдоль побережья Африки спустились до широт Кабо-Верде, а оттуда пересекли океан. Кстати, от Кабо-Верде в это же время стартовала очередная регата. И, между прочим, мы даже обошли несколько яхт.

– Расскажите о своей лодке, а то в представлении человека, далекого от моря, катамаран – это две связанные между собой лодочки без всяких удобств.

– Наш катамаран «Сапфир» – довольно большое судно. Как описывает его в судовом журнале Евгений, со стороны он напоминает торт «Наполеон». Два поплавка по 16 метров, в которых размещены каюты. Между ними мостик и огромная надстройка, на крыше которой пульт управления, штурвал и два паруса.

Все мои предыдущие переходы были на однокорпусных лодках.

– То есть, вы впервые махнули через Атлантику еще и на лодке, на которой до этого никогда не ходили?

– И впервые вдвоем. Обычно переходы делает команда в составе 6-8 человек, чтобы было время для полноценного отдыха и вахты. Между стартом и финишем у нас было 19 суток. Последние двое суток мы никуда не торопились. Мы даже позволили себе сделать небольшой крюк и зайти на островок Терре-де-О в 25 милях от Гваделупы, где мы должны были финишировать.

– Вдвоем, посреди океана. Мне становится не по себе, просто думая об этом.

– На самом деле, ничего героического в этом нет. Современная техника, современные средства навигации делают такие переходы доступными.

Кстати, диджитализация несет в себе очень серьезные риски, потому что огромное количество людей, которые уповают на современную технику, уже позабыли простые способы навигации, астрономической обсервации, понимание погоды.

У нас в Норвегии был случай, когда отсырело и замерзло гнездо соединения планшета, на котором были навигационные карты, а входить в бухту нужно. Там сложные грунты, мелкие берега, много шельфов. Шли вслепую.

Владельцы катамарана в этот раз просто не загрузили карты Карибских островов в навигационную систему. Хорошо, что у Жени с собой был его планшет, и мы подгрузили информацию.

Чрезмерное доверие технике серьезно повышает уровень риска при любой поломке. Даже наш новый катамаран постоянно ломался.

Парус– Серьезно? И где чинили?

– Прямо в океане. Я уже говорил, что Евгений Шкаруба – опытный мореплаватель, а главное у него есть опыт решения задач в нетривиальных условиях. Интересно, что серьезные поломки, например, в двигателе, нам удалось починить, а вот бытовые приборы смогли отремонтировать не все. У нас, представьте, сломался опреснитель воды. Практически все путешествие мы были без бытовой пресной воды.

– Это же кошмар всех приключенческих фильмов – на корабле кончается пресная вода и люди погибают.

– Воду для питья мы закупили отдельно, потому что вода после опреснителя имеет неприятный вкус. Но ее можно использовать для душа, мыть посуду. Нам же пришлось использовать забортную воду.

– Одним словом, вы изрядно просолились. Технические сложности вы преодолели, а как справлялись с природными напастями? Шторм или полный штиль поджидали вас в пути?

– Яхта ходит галсами при любом ветре. Попутный ветер определяет только комфорт работы, но препятствием не является, абсолютно попутный ветер не очень эффективен. Хотя, конечно, в Атлантическом океане предельно комфортно идти пассатными ветрами. Пассаты с северо-востока идеальны. Если удается попасть на пассатную волну – это ни с чем не сравнимые ощущения.

Когда мы выходили с Тенерифе, у нас был семидневный прогноз, который не оправдался. Мы прошли без штормов, хотя на выходе с Тенерифе захватили хвост мощного циклона и должны были на участке до Кабо-Верде попасть в шторм, но проскочили. И еще на подходе к Карибским островам небо хмурилось. Мы трое суток шли между двумя грозовыми фронтами с юга и севера, но нас только чуть-чуть небольшой дождь задел. Шквалов не было. В этих пассатных широтах в это время штормы – редкость. Вообще с погодой повезло, было комфортно. Мы даже назвали наше путешествие «Пассатный дзен».

Закат в океане
Закат в океане

Попадая в пассаты, самое главное достижение (не в плане героизма, а в плане ощущений) – начинаешь ощущать планетарные ритмы. Ведь что такое пассат? Солнце на экваторе нагревает воздушные массы, они поднимаются вверх, освобождая место, куда устремляются мощные северные воздушные массы. Земля вращается, и они начинают закручиваться. Волна достаточно высокая 3-4 метра, плавная, пологая и уверенная. И все это вместе соответствующим образом настраивает тебя.

Нет социальных раздражителей. Я принципиально не брал с собой книги и фильмы. Практически 19 суток ты – один, потому что твой товарищ либо отдыхает, либо работает. Все социальные привычки, привязки, штампы отлетают, как шелуха. И вот ты уже чувствуешь, что  это не просто ветер, это дыхание планеты.

– Я, кажется, понимаю. У меня такая перезагрузка происходит, когда поднимаюсь в горы с рюкзаком или путешествую на мотоцикле. Один на один с собой, своими мыслями.

– Чистит здорово. Это был первый раз, когда я выделил две недели на отпуск. Раньше бизнес не давал такой возможности. Дергался страшно, нервничал. А потом наступил момент, когда мысли стали тише и спокойнее. Я в детстве не успевал загадать желание во время звездопада. А там вмиг сформулировал, потому что лишнего ничего не было в голове.

Ты чувствуешь планетарные ритмы и понимаешь, насколько нелепо выглядит человечество со своими амбициями, самоуверенностью и суетностью.

Небо и океан все время разные, нескучные, можно сутками смотреть. В свободное время я садился на ют, опускал ноги в воду и просто ощущал физически эту мягкую энергию.

Один на один с планетой.

– В масштабах планеты, океана, ваша лодка – это тонкая соломинка, беззащитная. Вас только двое и вокруг тонны воды. И нет твердой почвы под ногами. Мне трудно поверить, что можно полностью расслабиться.

– На яхте много рутинной работы. Не помню, кто из моих знакомых говорил, что эта рутинная работа – великолепный способ медитации. Бывали расслабленные вахты, а бывали и достаточно нервные. И во вне вахтенное время было что делать, там же целое хозяйство. И потом в плане безопасности, если вы не знаете, чем меньше судно, тем лучше. Безопаснее всего на резиновой спасательной лодке.

Еще лет 300 назад это было бы героическим путешествием, а так это путешествие к самому себе, на самом деле.

– Запасов еды вам хватило на все путешествие, чем вы питались почти двадцать дней?

– На катамаране был, как положено, камбуз, можно было готовить еду. Мы на Тенерифе запаслись фруктами и овощами. Они были отличного качества, и мы их доедали на 19 день. В основном в нашем меню присутствовали рыба и овощи.

Закупка овощей
Закупка овощей на Тенерифе

– Рыбу ловили?

– Она сама к нам в лодку запрыгивала. Летучая рыба. Когда делаешь обход лодки после ночной вахты, штук пять обязательно поднимешь. У нее очень деликатное мясо, по вкусу напоминающее нашего хариуса. Ее можно даже не готовить. Мы ее присаливали, подвяливали.

– То есть переплыть океан, как главный герой в фильме «Жизнь Пи», на лодке реально?

– Вполне. Кстати, кино снято очень правдоподобно. Этому ялику ничего не будет и то, что они питались летучими рыбами, это реально.

– Акулы встречались?

– Не видели. Зато видели часто дельфинов, и порой они нас сопровождали. Я и раньше с ними встречался в открытых акваториях. И каждый раз появление дельфинов – это такой праздник! Они очень коммуникабельные, настроение мгновенно поднимается до градуса детского восторга. В одной стае был дельфин-акробат. Он выпрыгивал из воды и пытался сделать оборот 360 градусов вокруг своей оси. Ему градусов 60-70 не хватало и он падал на бок, но не оставлял попыток.

Игорь Белокобыльский и дельфин
Часто видели дельфинов, и порой они нас сопровождали

– Вы рассказали, что ходили в море в Норвегии? Где больше вам нравится?

– В Норвежском море другой дзен. Оно потрясающее и непередаваемое. Высокие широты мне даже больше нравятся, чем тропики, по красоте природы, по настроению и состоянию души. Может быть, это ностальгия. Мой первый выход в составе Краснознаменного северного флота был в Баренцево море. Север в любом случае чище и суровее. Он для настоящих мужчин.

– В Новосибирске у вас есть единомышленники?

– Новосибирск – странный город в хорошем смысле слова. Здесь нет гор, но есть олимпийские призеры по сноуборду и матерые альпинисты, нет океана, но много людей, которые занимаются парусами, причем океанскими. Энтузиастов много и многие из них умеют хорошо обращаться с парусами, их можно встретить в разных морях и океанах. Почему в Новосибирске не развит парусный спорт на Обском море, сложно сказать.

– Другими словами, и за три девять морей можно встретить новосибирца в море?

– Да, или бывшего земляка. Когда мы зашли заправиться на Кабо-Верде, увидели яхту «Babushka» под российским флагом из Калининграда. Здороваемся, спросили кто и откуда. И когда я сказал, что из Новосибирска, то оказалось, что у одного из членов экипажа теща жила на Троллейной.

– Ну что, в следующий раз отправитесь в кругосветное путешествие?

– К сожалению, возможности для кругосветки нет, потому что она требует много времени. Но море все равно позовет.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ