«Сейчас экономически более целесообразно работать с крупными компаниями»

    Вопреки текущей экономической ситуации в России и международным событиям, французский телекоммуникационный оператор Orange Business Services активно наращивает позиции в регионе. По объему продаж именно Сибирь занимает первое место для Orange Business Services среди других регионов России, причем с большим отрывом. Чем это обусловлено, каковы дальнейшие планы оператора и почему он ушел из сегмента малого бизнеса, в интервью корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ МЕСАРКИШВИЛИ рассказал генеральный директор Orange Business Services в России и СНГ РИЧАРД ВАН ВАГЕНИНГЕН.

    — Ричард, расскажите, как вы пришли в российское представительство Orange Business Services?

    — В 90-х я начал свой карьерный путь в крупном мировом телеком-операторе AT&T. Проработав там два года, я уехал в Саудовскую Аравию. Там я четыре с половиной года трудился в Lucent Technologies, потом переехал вначале в Португалию, потом в Голландию.

    В Россию я вернулся в 2005 году, чтобы возглавить открывшееся подразделение British Telecom в России. С 2010 года я руководил Linxdatacenter — это инвестиционный проект бывшего президента Philips в Голландии. Там я проработал почти три года.

    В 2013 году мне позвонили и предложили попробовать свои силы в Orange в России. Я уехал в Париж на собеседование — и вот с сентября начал работать на должности, которую занимаю по сей день. Таким образом, последние девять лет я живу в России.

    — В чем, по вашим наблюдениям, кроются принципиальные отличия российского телекоммуникационного рынка от европейского? Что, исходя из вашего опыта, нужно принять во внимание, работая здесь?

    — На этот вопрос мне неоднократно отвечали мои иностранные коллеги, которые приезжают в Россию. Проведя время в нашей стране, эти люди говорят одно и то же: «Какой же здесь драйв!». И действительно, бизнес здесь продвигается самым активным образом. Поэтому скучно в такой стране точно не станет. Так же считаю и я. В России у нас большие возможности для развития. Если посмотреть на показатели первой половины года, то по сравнению с аналогичным периодом прошлого года явно наблюдается рост продаж.

    Также в Orange мне нравится сочетание в бизнесе высоких технологий и человеческой составляющей. Интересно работать с компаниями из крупного бизнеса, успех которых во многом зависит от качества поставщиков телекоммуникационных услуг. Объясню на конкретном примере. Некоторое время назад я ездил в Челябинск, где посетил огромный завод. У этого предприятия подписан большой контракт с Китаем. Там я видел примерно пять рабочих столов, все остальное пространство занимали роботы. При этом завод работает 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Если из-за неисправности телеком-оборудования он не будет функционировать, то будет каждый час терять очень значительную сумму. Понятно, что в работе любой техники может произойти какой-то сбой. Если появляется проблема, ее нужно решать всем вместе. Главное — отсутствие лишних разногласий и поиска виноватых. Поэтому, конечно, важно друг другу доверять. По моим наблюдениям, в России уровень доверия друг к другу и желание сотрудничать очень высоки.

    — То есть в целом в плане зрелости рынка, клиентов и их понимания ИТ вы оцениваете Россию на уровне стран Европы?

    — Думаю, нельзя однозначно ответить на данный вопрос. В каких-то аспектах ИТ-рынок достаточно развит, в каких-то — серьезно отстает от стран Европы.

    Можно рассмотреть текущую ситуацию на примере услуг аутсорсинга. Понятно, что этот инструмент на сегодняшний день играет весомую роль, но, по моим наблюдениям, в России он значительно менее развит, чем в Европе. Не могу сказать, плохо это, или хорошо, но это так.
    У нас есть очень крупный клиент — международная компания, у которой сейчас порядка 8000 сотрудников в России, из них всего лишь семь ИТ- специалистов, решение очень многих задач отдано на аутсорсинг. И есть российский клиент — финансовая компания, в которой работает более 3000 сотрудников, из них 300 — ИТ-специалисты.

    Часто это происходит из-за консерватизма российских компаний, из-за того, что здесь очень много хороших специалистов, желания управлять своей инфраструктурой самостоятельно, а также потому что многие компании считают, что вариант передачи части задач на аутсорсинг будет стоить дороже.

    Представьте такую ситуацию: если у вас в офисе постоянно находится сотрудник ИТ, возможно, большую часть времени он просто сидит в Facebook. Можно, конечно, сказать ему, чтобы он в такой ситуации сидел дома, это было бы экономичнее. Но сделать так тоже нельзя по объективным причинам — никто не знает, когда и что может произойти. Бывают разные неожиданные случаи.

    Если бы такой человек работал у меня в штате и обслуживал компании на аутсорсинге, то все свободное время он бы просто работал с другими клиентами. Для заказчиков такой подход тоже был бы более эффективным и выгодным и давал больше гибкости.

    — Есть ли какие-то характерные отличия в уровне представленности Orange в тех или иных сегментах рынка в сравнении с другими странами мира?

    — Хотя мы и представлены в одних и тех же сегментах, думаю, что различия есть. В России мы лучше контролируем свою инфраструктуру, у нас есть точки присутствия в крупнейших городах России и других странах СНГ.

    — Несколько лет назад вы выходили в сегмент малого бизнеса и продвигали решения Easy Office. На сегодняшний день вы покинули этот сегмент, хотя в Европе вы продолжаете в нем присутствовать. Почему в свое время была попытка выходить в этом сегмент и закрепиться в нем?

    — У нас есть перспективные клиенты из сектора СМБ, с которыми мы успешно работаем. Однако в первой половине года 30% всех заказов обеспечили нам 23 клиента — это крупные российские и международные заказчики.

    Кроме того, для успеха и роста в сегменте СМБ необходимо повсеместно иметь собственную инфраструктуру. И в этом плане конкурировать с крупнейшими операторами нашей компании было не очень легко.

    Крупный бизнес и малый — абсолютно разные сегменты, следовательно, у них разный уровень требований. Учитывая необходимость соответствия высоким стандартам, инвестиций в развитие инфраструктуры и специалистов, для нас сейчас экономически более целесообразно работать с крупными клиентами.

    — В конце 2010 года Orange Business Services принял глобальную стратегию развития до 2015 года. Головная компания ставила целью заработать порядка 500 млн евро на «облачных» вычислениях. В какой степени текущая ситуация с развитием Cloud-сервисов оправдала возложенные ожидания?

    — Да, наша сфера бизнеса растет, в том числе и за счет «облачных» сервисов. В настоящее время мы наблюдаем растущий спрос на «облака», мы наладили работу в сфере этих технологий на базе дата-центров во Франции и в России. С принятием закона о хранении персональных данных граждан РФ в России мы ожидаем, что спрос на «облачные» услуги в России возрастет. И это вполне объяснимое явление, так как «облачные» сервисы призваны оптимизировать затраты для компаний в условиях сокращения ИТ-бюджетов, так как оплата производится за потребляемые ресурсы. Со своей стороны мы видим большой потенциал в унифицированных коммуникациях, услугах аудио- и веб-конференций из «облака», которые пользуются хорошим спросом. За рубежом еще пользуются популярностью «облачные» контакт-центры.

    — А в целом сформировалась ли, по вашему мнению, в России культура потребления «облачных» сервисов? Используют ли компании в полном объеме возможности, которые им дают «облака»?

    — Это очень интересный вопрос. Как-то на мероприятии один из потенциальных клиентов задал вопрос: «А не ерунда ли это все? И работает ли это вообще?» В ответ ИТ-директор компании, для которой Orange уже развернул «облачное» решение, подробно объяснил ему процесс работы с «облачными» технологиями, рассказал, как работает вся система, на чем можно сэкономить, как обойтись без выезда специалистов на место при появлении новых сотрудников. Так что стратегия компании работает, если все сделано правильно и с пониманием.

    — Сотовые операторы сейчас видят колоссальные перспективы в развитии сегмента Mashine-to-Machine (М2М). Ранее говорилось о планах Orange во всем мире реализовать 10 млн SIM-карт до 2015 года. Как вы оцениваете перспективы сегмента M2M?

    — Да, на данный момент подключено несколько тысяч банкоматов. Что касается услуг MVNO (mobile virtual network operator), то они выгодны только в том случае, если затрагивают большое количество абонентов.

    Считаю очень перспективной M2M геолокации на глобальном уровне, которая позволяет в реальном времени отслеживать местоположение объектов и оборудования в любой точке мира с помощью мобильных сетей любого оператора.

    — Если говорить о Сибирском регионе, то какое место для вас он занимает и какие перспективы вы видите в нем?

    — Если судить по продажам, то среди других регионов Сибирский для нас располагается на первом месте, причем с большим отрывом.

    — Так сложилось исторически или, на ваш взгляд, дело в команде?

    — Это заслуга команды. Все люди в компании обладают большим опытом и знают, что делать, поэтому я считаю, что нужно дать им возможность принимать решения самостоятельно. Если раньше нашим представительствам нужно было для решения большинства вопросов ехать в Москву, то теперь это не обязательно. Так процесс взаимодействия между регионами и Москвой стал удобнее для всех.

    — В связи с такими результатами планируете ли вы усиливать сибирский офис или расширять его?

    — Да, планируем. Но в этом вопросе необходимо учитывать текущую ситуацию. Сейчас мы инвестируем в модернизацию сети не только в Москве, но и в регионах, в повышение квалификации наших специалистов и в улучшение условий работы наших сотрудников. Кроме того, мы хотим быть менее зависимыми от поставщиков и вместо аренды каналы хотели бы сами их строить. И таких проектов, кстати, в регионах больше, чем в Москве.

    — Отличается ли портрет заказчика в Сибирском регионе от общероссийского? Есть ли у региона какая-то специфика?

    — Есть естественно обусловленные особенности. Например, в Сибири больше объем спроса на спутниковую связь. А, например, на юге России, в Ростове-на-Дону больше спрос на VPN — частные виртуальные сети.

    — Компании каких отраслей в наибольшей степени предрасположены к вашим решениям?

    — Большой сегмент для нас — это финансовая отрасль, нефтегазовая, а также телеком и ритейл. Для корпоративных клиентов очень важно качество, и конечно, чтобы компания работала в строгом соответствии с законом. Поэтому мы приняли директиву о неприемлемости коррупции на всех уровнях и получили соответствующий сертификат. Есть как российские, так и западные компании, для которых это очень важно.

    — Как отражается на вас, вашем бизнесе и клиентах международная обстановка?

    — Телекоммуникационные решения востребованы в любое время, так как они позволяют в том числе оптимизировать расходы. Поэтому наш бизнес растет, конечно, рост меньше, чем мы планировали, но он есть. Некоторые клиенты взяли паузу в принятии решений, другие закупили меньше, чем ожидалось. И давая оценку ситуации, важно правильно смотреть на вещи. Сейчас у нас есть один иностранный клиент, который хотел открыть в ближайшем будущем 20 огромных магазинов, однако пересмотрел свои планы и остановился на восьми. Аналогично складывается ситуация с потреблением телеком- и ИТ-услуг.

    — Как, по вашему мнению, будут развиваться информационные технологии в плане возможностей для корпораций? Станут ли они более осязаемыми для бизнеса? Что смогут получить компании, кроме того, что они имеют уже сейчас?

    — Компании будут делать больший акцент на «облачные» технологии, работая над оптимизацией расходов. Соответственно, новый виток развития получат унифицированные коммуникации, потому что мобильность сотрудников — это тренд во всем мире. Мы видим огромный потенциал роста в сфере информационной безопасности. Речь как о классических средствах защиты, как файерволлы, так и о системах очистки паразитного трафика.

    — Получается, вы видите себя в будущем не только в качестве сервисного оператора, но и инфраструктурного?

    — Да, но в большей степени, конечно, сервисного. У каждого игрока должны быть свои сильные стороны. Делать упор только на цене сейчас неправильно. Представьте, что вы идете в магазин и видите там килограмм пельменей за 5000 рублей. Вы купите их? Думаю, нет. И если этот килограмм стоит 30 рублей, вы его тоже проигнорируете. Вы будете придерживаться оптимального баланса между качеством и ценой. Мы, конечно, не Rolls-Royce на рынке телеком-решений, но и не хотим быть дешевым автомобилем.

    На мой взгляд, чем выше вложение в любой проект, тем при прочих равных условиях большую экономию его реализация даст в будущем.

    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ