Медтехника силами оборонки

Миниатюра для: Медтехника силами оборонки

На прошлой неделе на заседании совета по научно-промышленной и инновационной политике Новосибирска с участием мэра Анатолия Локтя эксперты обсудили возможности импортозамещения в медицинской технике. Генеральный директор Сибирского научно-исследовательского и испытательного центра медицинской техники (СибНИИЦМТ) Дмитрий Белик озвучил программу развития региона в этой отрасли промышленности, отметив, что до 60% медтехники, которая сейчас импортируется, может производиться в России. Значительную часть от этого объема, по его словам, есть возможность изготавливать в Новосибирске, причем на промышленных площадках оборонных предприятий региона.
«КС» попросил рассказать ДМИТРИЯ БЕЛИКА подробнее о том, как, по его мнению, запустить в области производство медтехники, какие изделия целесообразнее начать изготавливать в первую очередь и какие действующие предприятия могут это осуществить.

— Дмитрий Васильевич, по вашим данным, какие средства были затрачены на импорт медтехники по итогам прошлого года, растет ли доля импорта?

— Доля импорта увеличивается, и достаточно стремительно: по итогам прошлого года на закупку медтехники зарубежного производства было затрачено около 160 млрд рублей, в 2012 году эта сумма приближалась к 140 млрд рублей, а в 2011 году составляла около 130 млрд рублей. При этом экспорт составляет всего лишь 7 млрд рублей. Однако я уверен, что в России можно изготавливать как минимум половину всего того оборудования, которое закупается за рубежом, а точнее, до 60%.

— Расскажите подробнее, как это можно осуществить на практике, есть ли уже в каких-то регионах положительные примеры возрождения производства медтехники и оборудования? Или в этом плане мы пока что можем ориентироваться только на зарубежные примеры?

— Показательных примеров развития медпромышленности за рубежом достаточно. В Бразилии за 17 лет наладили производство около 430 медицинских изделий, но решение об активной работе на рынке медпрома принималось на уровне правительства. Еще один пример — Ирландия, в 90-е годы там отрасли медпромышленности как таковой не было вообще, а сейчас в этой сфере работают около 27 компаний.

Однако и у нас есть положительные сдвиги в этом направлении. В Ижевске несколько предприятий ОПК выпустили номенклатуру из 30 позиций медизделий. В Екатеринбурге с 1995 года производством медизделий занялись около 40 предприятий, среди них много компаний, занимающихся инновационной деятельностью. В Новосибирске 46 организаций проводят исследования, испытания медоборудования, опытно-конструкторские работы в области медтехники, однако производство изделий хотя и осуществляется, но не в том объеме, который позволяет потенциал. Одно из перспективных направлений для роста промышленности Новосибирска — сделать акцент на развитии медицинского приборостроения, у этой идеи много сторонников, среди них и руководители промпредприятий региона. Кроме того, все возможности у нас для этого есть, в том числе необходимые производственные площадки. Нужно менять ситуацию в ближайшее время еще и потому, что закупленное зарубежное оборудование выходит из строя во многих медучреждениях, эффективность использования ряда дорогостоящей медтехники, закупленной за рубежом, — от 5% до 50%.

— С чем это связано?

— В основном с тем, что многие из этих супердорогих медицинских систем выходят из строя зачастую в течение гарантийного срока эксплуатации. В медучреждения было закуплено оборудование по импорту. Это неплохо для пациентов, но при этом обслуживать это оборудование очень сложно, так как запчасти для него очень дорогие, и учитывая экономическую ситуацию в мире, могут возникнуть сложности с их поставкой. К тому же это медоборудование закупалось далеко не по заданию врачей. При этом средства на комплектующие для ремонта медоборудования не заложены в бюджет лечебно-профилактических учреждений, и эту статью расходов необходимо внести.

— Приведите примеры, какая техника, приобретенная для нужд региона, вышла из строя за последнее время?

— В медучреждениях сейчас установлено много импортного оборудования. К примеру вышли из строя рентгеновские аппараты «Аллюра» (Голландия), стоимость ремонта около 700 тыс. рублей. В аппарат УЗИ «Майлаб» из США, произошел отказ центрального процессора, цена ремонта 350 тыс. рублей. Еще пришли в негодность 10 рентгеновских аппаратов «Вижн» (поставка Италия и Китай), приобретенные для нужд региона, ремонтировались по гарантии, но стоимость ремонта одного прибора доходит до 350 тыс. рублей. Кроме того, бразильские аппараты «Кювез Фонем», закупленные в большом количестве Новосибирской областью по программе модернизации в 2012–2014 гг., уже сняты с производства. У мониторов жизненных функций пациента, завезенных из Китая, отказала материнская плата, купить материнскую плату — нереально, а ремонт стоит около 150 тыс. рублей. Подобных примеров очень много.

На ваш взгляд, с производства каких изделий нужно начать развитие медпромышленности в регионе и реализацию программы импортозамещения?

— Одно из перспективных направлений импортозамещения — это производство практически полных аналогов иностранного оборудования. Я не говорю о суперсложном техническом оборудовании, но по ряду изделий освоить этот путь вполне реально, и на первом этапе это более разумный выход. К примеру, мы точно осилим производство хирургических столов, инкубаторов для новорожденных, в них есть огромная потребность, но все они импортируются. Также можно предложить к производству в Новосибирске электрические аппараты для онкохирургии, аппараты для искусственной вентиляции легких, хирургические светильники, рентгеновские аппараты, дефибрилляторы, приборы для определения сахара в крови и многое другое. Это далеко не полный список. Все эти изделия достаточно просто запустить в производство, для этого не нужно дополнительных исследований, применения научных разработок, однако даже если эти изделия начнут выпускаться в регионе, уже будет сделан большой шаг вперед.

— А инновационные разработки в сфере медаппаратуры и изделий есть в Новосибирской области, которые также в дальнейшем можно будет производить на промышленных площадках города?

— Конечно, и их уже немало. Системы диагностики вирусов, радиологические системы, приборы для снижения сахара в крови, лечения анемии, ультразвуковые приборы для хирургии и терапии, специальные кровати для ожоговых больных, имплантаты для больных онкологического профиля. Все эти разработки принадлежат СО РАН, СО РАМН, НИИ и КБ.

— Вы говорили, что запустить производство номенклатуры первого этапа импортозамещения по медизделиям можно на существующих оборонных предприятиях. Скажите, какие конкретно промпредприятия вы имеете в виду?

Предприятий Новосибирска, у которых есть необходимый потенциал для развития промышленных технологий в сфере медицинского приборостроения, достаточно. Например, ОАО «НИИ электронных приборов», Новосибирский завод им. Коминтерна, ОАО «Корпорация — Новосибирский завод Электросигнал», ОАО «Катод», ХК ОАО «НЭВЗ-Союз» — на этих предприятиях можно производить все те изделия, которые я ранее упоминал. На ОАО «БЭМЗ» возможно запустить производство хирургических столов, переговоры уже ведутся в этом направлении. ОАО «Швабе — Оборона и Защита» и ОАО «Швабе — Приборы» благодаря тому, что они располагают мощной оптической системой, могут запустить производство приборов по онкодиагностике кожи.

Несомненно, значительную роль в этом процессе сможет сыграть НПО «Электроника-Сибирь», правда, создание этого объединения еще не окончено, но, думаю, в следующем году процесс будет завершен (в структуру НПО должны войти ОАО «НПП «Восток» (Новосибирск), ОАО «Новосибирский завод радиодеталей «Оксид», Новосибирский завод полупроводниковых приборов (НЗПП) и Томский НИИ полупроводниковых приборов. — «КС»).

Если мы хотим развивать медицинскую промышленность, нужно делать это одним из имиджевых направлений. Для начала необходимо окончательно утвердить программу развития, выбрать изделие, с которых начнется реализация программы, затем выработать и установить механизмы взаимодействия с оборонными предприятиями, чьи производственные площадки будут задействованы.

В свою очередь СибНИИЦМТ может проводить испытание изготовленных медицинских изделий, на чем и специализируется организация. С 2013-го по 2014 год СибНИИЦМТ было проведено испытание 70 медизделий. При этом хочу отметить, что Новосибирская область стала несколько уступать другим регионам Сибири по производству медоборудования, на первое место вышла Томская область, следом идет Омская область, а уже потом Новосибирская.

— Почему для развития медицинского приборостроения и производства медизделий выбраны именно оборонные предприятия?

— На этих предприятиях более близкие технологи производства. К тому же оборонные предприятия в очередной раз обязали развивать производство гражданской продукции, о чем недавно сообщал Дмитрий Рогозин.

— А как местная продукция будет выживать на рынке, конкурировать с гигантами в производстве медицинской техники, в том числе с теми компаниями, которые поставляют свою продукцию в Новосибирск?

— Рынок, конечно, сложный, и придется в том числе бороться со структурами, которые осуществляют закупки медтехники и оборудования, с коррупционной составляющей, нюансов, несомненно, много. Но если будет железная воля импортозамещение в медицинском оборудовании осуществить, то это постепенно произойдет, но для этого нужно начать.

— По вашему мнению, какие источники финансирования можно рассматривать для развития медпрома в Новосибирской области?

— Естественно, на все нужна воля правительства, кроме этого, многое зависит от личности губернатора и от того, насколько эффективно отстаиваются интересы области на федеральном уровне. Источниками финансирования программы развития медицинского приборостроения в Новосибирске могут стать сами производственные предприятия, Минпромторг РФ, Минобрнауки РФ, мэрия, правительство Новосибирской области, гранты различных уровней. Естественно, не обойтись без частных инвестиций бизнеса, но нужна заинтересованность, понимание того, что это действительно важно, что это направление в сложившихся условиях вопрос безопасности страны, к сожалению, многие частные инвесторы этого не понимают.

Кроме того, по продвижению грантов в регионе нужно организовать структуру, которая действовала бы в Новосибирске и Москве, запустить «конвейер» продвижения грантов на получение финансирования для наших предприятий. Эта организация должна соответствующим образом оформлять технические задания и продвигать проекты в федеральном правительстве, сами предприятия не смогут этого сделать, так как они не знают специфики работы с федеральными структурами, а это требует больших затрат.

— Как, на ваш взгляд, должна быть выстроена система научных исследований, чтобы они были эффективными в прикладном смысле?

— Считаю, что все университеты технического профиля в обязательном порядке должны заниматься исследованиями и разработками в сфере «наук о жизни». Во всех ведущих странах это практикуется, а наши университеты чаще всего берутся за научные исследования фундаментального уровня и не стимулированы заниматься более простыми, прикладными разработками, в том числе в области медицинского приборостроения. Массачусетский технологический институт и Гарвардский университет, к примеру, помимо крупных исследований, занимаются научными исследованиями для лечения и диагностики различных заболеваний.

— Дмитрий Васильевич, к чему в итоге пришли участники совета по научно-промышленной и инновационной политике, где обсуждались вопросы импортозамещения в медпромышленности в регионе?

Мэрии Новосибирска предложено оказать содействие в разработке программы по медицинскому приборостроению на предприятиях, а также системы налогового кредита для стимулирования проведения НИОКР. При участии СибНИИЦМТ, СНП «Медтехинновация», институтов СО РАН, СО РАМН, в городе планируется организовать новосибирский инжиниринговый центр, который будет отвечать за координацию продвижения медизделий от идеи до серийного производства на предприятиях Новосибирска. Также необходимо увязать действия городской и областной власти в работе по развитию медпрома в регионе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ