Предчувствие локтя

Не ограничивая себя узкими рамками, не боясь вступать в альянсы и расширять представление о традиционном электорате КПРФ, Анатолий Локоть приближается к своей желанной цели — претендовать на самые серьезные позиции в региональной власти.  Благодаря этому, именно он становится «Политиком года» по версии «КС»
Не ограничивая себя узкими рамками, не боясь вступать в альянсы и расширять представление о традиционном электорате КПРФ, Анатолий Локоть приближается к своей желанной цели — претендовать на самые серьезные позиции в региональной власти. Благодаря этому, именно он становится «Политиком года» по версии «КС»

В канун нового года редакция «КС» оценила новосибирских политиков — не по степени влияния, но по степени успешности, по эффективности решения задач, которые они сами ставили перед собой.

Из числа политических деятелей регионального масштаба можно назвать только двоих, кто продемонстрировал стопроцентный КПД и полностью достиг своих целей в 2013 г.

В первую очередь, это единственная женщина в списке «номинантов» — Надежда Болтенко, председатель городского Совета депутатов. В начале года считался практически решенным вопрос с ее «переходом на другую работу», вряд ли более привлекательную в ее глазах. Однако Болтенко отыграла ситуацию в свою пользу и продолжает занимать свой нынешний пост. Существует только одна причина не помещать городского спикера во главу рейтинга самых успешных политиков 2013 года — она не стопроцентно самостоятельна, линия ее политической карьеры совершает колебательные движения рядом с кривой рейтинга мэра Новосибирска Владимира Городецкого. Городецкий же достиг в 2013 году неплохих результатов, если учесть, что добился согласия губернатора Новосибирской области Василия Юрченко поддержать кандидатуру вице-мэра Владимира Знаткова в качестве своего преемника в 2014 году, но главный приз — самому остаться на посту мэра еще на один срок, — по всей видимости, пребывает для него вне зоны доступности. Городецкий поднимает Болтенко, но он же и «тянет» ее вниз в условном новогоднем рейтинге политуспешности «КС», постепенно готовясь сойти со сцены. Другое дело, если Болтенко удастся сыграть на противоречиях и удержаться в должности и при новом мэре…

Новосибирским политиком, который в 2013 году действовал стабильно эффективно, как и в предшествующие годы, практически не совершая ошибок, продолжая расти как фигура влияния на региональном уровне, по мнению редакции «КС», следует признать первого секретаря Новосибирского обкома КПРФ, депутата Госдумы Анатолия Локтя. Не ограничивая себя узкими рамками, не боясь вступать в альянсы и расширять представление о традиционном электорате КПРФ, Локоть приближается к своей желанной цели — претендовать на самые серьезные позиции в региональной власти. При анализе предвыборного расклада 2014 года, а значит и 2015-го (когда в Новосибирске пройдут губернаторские выборы), «чувство Локтя» становится доминирующим у действующих первых лиц города и области. Главный «левый» новосибирский политик становится фактором консолидации, побуждая одних объединять усилия в свою поддержку, других — против, и сам при этом занимая центровое положение в местном политландшафте. В рейтинге «КС» он на первом месте.

Два традиционных «титана» последних лет новосибирской политики — Виктор Толоконский и Василий Юрченко — действовали в 2013 году с переменным успехом. Команде Толоконского не все удавалось, в частности, она терпела поражение в небольших электоральных боестолкновениях в округах, где в 2013 году проходили довыборы. Но в целом Толоконский выглядит существенно выигравшим во влиянии, тогда как его оппонент продолжал растрачивать силы в нелепых конфликтах и надуманных конфронтациях (свежий пример — извлеченная из ничего скандальная история с Романом Путиным).

Толоконский продолжает стремиться быть центром притяжения, тогда как действующий губернатор — скорее наоборот. Возможности обоих организовывать политическое пространство под себя ограничены зависимостью от окружения, чьи интересы никогда не совпадают на сто процентов с интересами боссов. В этом смысле может оказаться так, что ограниченно годные вершки достаются одним, а всегда полезные корешки другим: даже при сомнительных результатах первых лиц условные «исполнители» получают гарантированный выигрыш. Виктору Толоконскому, в том числе и при посредничестве его помощника Виктора Игнатова, удается сформировать некий круг весомых бизнес-фигур, обзавестись набором лояльных медиаресурсов. Но в полной мере бенефициаром этой активности является сам Игнатов, в очередной раз исполняющий функции теневого организатора элиты, неявного «делателя королей», капитализирующего личный статус.

Несмотря на то что цели Толоконского пока не достигнуты, Игнатов уже точно не в минусе. Если его можно считать более успешным региональным политиком, чем самого Толоконского, то в еще большей степени подобное соотношение позиций свойственно другому тандему: Юрченко — Козодой. Заместителя губернатора Виктора Козодоя некоторые из опрошенных «КС» экспертов готовы ставить на первое место по степени политэффективности, четко оговаривая — в решении своих задач. План войти в доверие к действующему главе области и внушить ему своего рода зависимость по отношению к себе реализован Козодоем с образцовой наглядностью. Учитывая известные сложности характера Юрченко, это действительно выдающийся политический результат, говорящий о потенциале влияния и способностей Виктора Ивановича.

Правда, ему пока не удалось добиться большего и расставить «своих» людей на руководящие должности (Игорь Кудин во главе городского Совета, Андрей Гудовский — кандидат в мэры). Поэтому в нашем новогоднем рейтинге «Политик года» Козодой на втором месте после Локтя, но над (сверху вниз) Игнатовым, Толоконским, Болтенко, Городецким и Юрченко. Еще более заметно, чем в случае Толоконского и Игнатова, успехи Козодоя в 2013 году не зависели от успехов Юрченко и даже были с ними в какой-то мере несовместимы. Козодой научился эксплуатировать в своих интересах недостатки Юрченко, но в 2014 году возрастает вероятность того, что проблемы шефа могут стать и его проблемами.

Последнее место Юрченко в этом списке закономерно: конфронтационный стиль управления, подобающий назначенному начальнику, а не избираемому лидеру, экстравагантная кадровая политика, придуманные на ровном месте «враги», многочисленные уголовные дела перечеркивают, несмотря на позитивные события, такие как «Технопром», впечатление от деятельности губернатора. Закономерным итогом становятся перманентные слухи о скором отбытии Юрченко куда-то в московском направлении, циркуляция которых, по-видимому, не особенно волнует пиар-команду главы региона. Справедливости ради нужно отметить, что подобные толки не раз появлялись и во время правления его предшественника. Вряд ли следует счесть хорошим признаком то, что население территории осознанно, а то и на подсознательном уровне рассматривает первое лицо в качестве временщика.

Из числа политиков, не вошедших в «великолепную семерку» и следующих за ней, наиболее успешным в 2013 году был, пожалуй, депутат горсовета Александр Люлько, который энергично взаимодействует с региональной промышленной и научной средой, опираясь на соответствие «консервативному» идеологическому тренду и политические контакты с вице-премьером Дмитрием Рогозиным. Политическая судьба другого влиятельного депутата — Игоря Кудина, а также Андрея Гудовского, который покинул горсовет ради кресла министра региональной политики Новосибирской области, в последнее время слишком тесно связана с перспективами Виктора Козодоя и вторична по отношению к ним. Дмитрий Терешков пока не подал намеков на то, что готов состояться в качестве серьезной политической фигуры, разрываясь между лояльностью по отношению к Толоконскому и лояльностью по отношению к Юрченко. Председатель Законодательного собрания Иван Мороз продолжает хранить публичную политическую нейтральность, ограничиваясь «частными определениями» в адрес особо досаждающих ему фигур. Большой потерей для всех можно считать практически отсутствие в политпространстве Александра Карелина, словно бы решившего чего-то немного подождать.

В любом случае события 2014 года, вероятно, подтолкнут деловую и политическую элиту региона четче осознавать свои интересы и действовать более осмысленно, профессионально и солидарно, скоординировано изнутри, а не извне. Навыки к «большой политике», утраченные во второй половине «нулевых», постепенно возвращаются.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ