Сергей Беличенко: «Джаза хватит на оба уха»

В Новосибирск возвращается большой джаз. Со 2 по 5 октября одновременно на нескольких концертных площадках пройдет масштабный фестиваль «Сибирские джазовые игрища–2008», организатором которых выступил барабанщик и историк музыки СЕРГЕЙ БЕЛИЧЕНКО. За две недели до приезда именитых музыкантов из 16 городов России, Швеции, Норвегии и США главный джазовый антрепренер региона ответил на вопросы корреспондента газеты «Континент Сибирь» АНТОНА ВЕСЕЛОВА.

Сергей Беличенко: «Джаза хватит на оба уха» - Фотография

— Сергей Андреевич, что мешало вам реализовать подобный фестиваль долгие десять лет?

— Фестиваль — очень затратное предприятие, и я банально не мог найти состоятельных партнеров. Увлеченные люди часто готовы жертвовать на издание дисков, но избегают даже разговоров о масштабных разовых инвестициях. Конечно, грех жаловаться, все же около половины из подготовленной к изданию сотни джазовых программ увидело свет. С другой стороны, архив постоянно «раздувается» за счет фиксации новых фестивалей, концертных программ, студийных записей «своих» и гастролеров. Сибирский институт джаза, которым я руковожу, уже уладил все формальности — оплатил работу музыкантов и звукорежиссеров, рассчитался со студиями. Осталось потратиться на минимальный тираж (600 экземпляров) и полиграфическую часть, что в совокупности не превышает $1000. Согласитесь, это вполне подъемные деньги. Фестиваль — совсем другое дело, он стоит почти на два порядка дороже.

— Если оценивать европейский фестивальный опыт, какая часть бюджета выпадает на спонсоров и меценатов?

— По данным европейской концертной организации, в Старом Свете проходит до 300 фестивалей в год, причем 70–80% бюджета «отбивается» зрителями. Но скопировать их успех мы не можем. Во-первых, у Сибири другая широта — большинство европейских фестивалей проходит летом в известных на весь мир курортах. Во-вторых, ходить на концерты — часть западной культуры, а в России эта потребность почти утеряна. Наконец, до последнего времени у джаза в Новосибирске была другая публика, и по возрасту, и по социальному статусу…

— Получается, вы просто не могли повысить цену билетов, лишая себя возможности тратиться на «импортных» артистов?

— Филармоническая публика, привыкшая ходить на джазовые концерты, с каждым годом стареет. Сегодня верхней планкой для нее является цена в 200 рублей, а дальше, как говорится, тишина. Спасибо новым городским залам и зальчикам, в которых звучит джаз сегодня, — прежде всего гриль-бару «Республика».

Пристрастившись к рождающейся здесь и сейчас музыке вполне коллекционного разлива, молодые люди 20–40 лет хотят знать, как то же самое делают в столице джаза — Нью-Йорке. И в октябре они получат исчерпывающий ответ на свой вопрос — к нам приезжают действующие звезды нового джаза. Концерты одновременно будут идти на нескольких площадках: в Доме ученых, в ДК им. Октябрьской революции и в музыкальном клубе «Агарта». Если я сведу всю эту «катавасию» хотя бы «в ноль», можно будет говорить о ежегодном графике, о рождении нового международного фестивального бренда.

— Это первый фестиваль, организованный на спонсорские деньги?

— Да, до сих пор деньги давали западные фонды — прежде всего Фонд Сороса. К сожалению, даже те фестивали, которые проходили в филармонии, не были поддержаны ни областным, ни городским бюджетами — где-то помогали сибирские коммерсанты, часть затрат возвращали с билетов. А сколько я «пролетал»! Последний пример — приезд лучшего баварского состава, когда за день до концерта компания ВИНАП отказалась от спонсорского пакета. И мне, чтобы как-то выкрутиться и не запятнать реноме, пришлось занять 60 тыс. рублей под честное слово. Я всю жизнь так крутился, балансируя между ролью музыканта и должностью джазового менеджера… И в общем-то, ни о чем не жалею.

Вы же сами понимаете — если не организовывать такие события, Новосибирск рано или поздно превратится в заштатную перевалочную базу между маленькими провинциальными городками и Москвой. Я знаю как минимум троих новосибирских джазовых музыкантов, которые спят и видят, как бы уехать в столицу. Поверьте, дело даже не в деньгах — им просто кажется, что ловить тут нечего.

— Как сложилось ваше партнерство с «Агартой« и Автомотивом»?

— Можно сказать, случайно. Два года я получал от предпринимателей Академгородка вежливые отказы с формулировкой «джаз — это не наш формат». Я уже начал думать, что джазу нет места в обойме ценностей коммерсантов, но тут познакомился с выпускником НГУ, владельцем компании «Автомотив» Анатолием Белевым. Он, кстати, вообще интересный человек — участвует во всех чемпионатах по бриджу…

— Так вы познакомились за карточным столом?

— Ну что вы, бридж по силам только настоящим математикам. Мы встретились на «музыкальной волне», в «Республике». Потом оказалось, что Анатолий играет на гитаре и мечтает построить собственную студию. Мы взялись вместе, а «по дороге» договорились и о фестивале. Не люблю пафоса, но это человек думающий — он понял, что городу нужен такой фестиваль.

А потом выяснилось, что «Агарта» открыла свой клуб, и наши интересы удачно совпали. Без «Агарты» пришлось бы снова делать «закрытый» сибирский фестиваль. Это тоже интересно. Но есть несколько минусов. Во-первых, нет притока новой крови — «своих» музыкантов и так хорошо знают. Во-вторых, большинство из них не имеет постоянного джазового ангажемента. А стало быть, не готовы предъявлять новые авторские программы.
Кстати, как вы знаете, «Агарта» — подразделение мощной книготорговой сети «Топ-книга». Так вот ее основной владелец Григорий Лямин серьезно увлекается джазом. У него вообще колоссальная домашняя фонотека.

— Кто возьмет на себя теоретическую часть фестиваля — симпозиум по проблемам современной джазологии «Осколки»?

— Выступит американский профессор Тим Вольф. Приедет питерский знаток джаза Володя Фейертаг. Будут и так называемые внештатные сотрудники Института джаза — например, философ Игорь Борисов, который уже готовит колоссальный доклад «Политика и культура».

— Кто и как отбирал участников? Ведь никто из них, кроме бывшего «нашего» Александра Сипягина, никогда не был в России!

— Действительно, в нашей стране они не слишком известны… Готов выслушать ваши претензии — весь груз ответственности за составление списка гостей взял на себя я. Но поверьте, я плохого не посоветую — пожалуй, я знаю всех джазовых музыкантов на планете. (Смеется.) Американцев — точно, буквально в лицо.

Удалось сделать весьма красноречивый срез нью-йоркской джазовой сцены. Конечно, были и неудачи — некоторые из тех, с кем очень хотелось бы познакомиться очно, оказались связаны по рукам и ногам контрактами на всю осень. Троих — Рэя Хэргроу, Антонио Харта и Джошуа Редмана — в самый последний момент «перебили» другие фестивали. Наконец, не у всех в порядке документы. Сами понимаете, музыканты — что российские, что американские, что черные, что белые — колоссальные разгильдяи.

— Расскажите, чем они знамениты?

— Я считаю, что главным открытием фестиваля может стать саксофонист Абрахэм Бертон. Перед его ладовыми импровизациями снял бы шляпу сам Джон Колтрейн. Абду Селим одинаково здорово играет и блюзы южных штатов Америки, и харб-боповые пьесы. Дивная команда у Френка Лейси. Мне очень рекомендовали трио гитариста Дэвида Гилмора. Приедет фантастический трубач Александр Сипягин. К каждому из них идут долгие ниточки, и нет ни одной случайной цепочки. Это молодежь в возрасте успеха — 30–40 лет. Им ничего не стоит доказать, что творческое начало в джазе продолжает существовать, что джаз и не думал умирать или почивать на лаврах. Российская сторона соберет лучших музыкантов Сибири: вокалистку Викторию Чековую, трио Алексея Подымкина (ныне жителя Москвы), «Романтик джаз квартет» Евгения Серебренникова, трио Игоря Дмитриева, квартет «Только друзья» Дмитрия Аверченкова, оркестр Владимира Толкачева. Наконец, выступит сибирская сборная — «Мировой пансибирский величайший джаз-ансамбль». Джаза хватит на оба уха.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ