Жизнь как фильм

В Нью-Йорке сняли полнометражный фильм о новосибирской рок-группе Hot Zex. Эта команда мастеров шугейза собралась в 1991 году, повзрослев, объехала мир с гастролями, а десять лет назад перестала выступать. Неизменным лидером и автором песен был Владимир Комаров – несколько лет он сотрудничал с газетой «Континент Сибирь» как журналист, позже перебрался в Москву, потом – в США. Кстати, вторую жизнь архивным записям Hot Zex подарил еще один эмигрант – японский саунд-инженер Атсуо Матсумото.

Группа Hot Zex в лучших традициях инди-музыки возникла в привилегированной новосибирской школе №10, где особое внимание уделяли изучению английского языка. Старшие школьники предпочитали постигать филологические границы, прислушиваясь к музыкальным образцам. В ход шел разнообразный звуковой материал, от Dead Kennedys и The Clash до Sonic Youth и My Bloody Valentine. А когда накапливаешь впечатления, неизбежно возникает соблазн повторить! Будущий фронтмен Владимир Комаров поначалу взялся обеспечивать ритм – на демозаписи «First» из четырех инструментальных композиций, сделанных на кассетный магнитофон «Нота МП 220С-1», он играет на барабанах. А вот на первом «официальном» альбоме Sugarbabes Комаров уже фигурирует в «классическом» статусе — вокал, гитара, ударные, программирование. Эта запись была сделана за одну ночь на четырехканальную кассетную портастудию и сведена Павлом Перетолчиным (ex-барабанщиком Nuclear Losь и «Гражданской обороны»). Следующая запись Velvety/Dual увидела свет в 1997 году – несмотря на верность шумовой эстетике на нем появилась «радиоформатная» песня «Planets». В октябре 2000 года «She Could Make Things Perfect» становится «песней месяца» на сайте немецкого лейбла Bouncing Corporation. В середине мая 2001 года в Японии выходит международный шугейз CD-сборник «Seven Winters», на котором Hot Zex представлены треком «Skylab Sounds». Песня попала на 9-е место в итоговом чарте американской радиостанции Voyage Beyond Radio — The 10 Best Indie Music From «The Michael Antony Show 2002». В том же году телеканал MTV Россия неоднократно ставил в эфир видео на песню «Feel the Light». С этого момента группа окончательно утрачивает региональный статус, а музыканты становятся звездами шугейза.

Следующие записи Hot Zex тиражировали международные звукозаписывающие компании, вроде токийского лейбла Chelsea Girl Records и лодонского Northern Star Records. К 2010-ому музыкантов развели другие проекты, но формально группу так никто и не распустил. К грядущему тридцатилетию Hot Zex обретет свою официальную видеоисторию, а «кустарные» записи, в том числе сделанные на любительской аппаратуре в Новосибирске, зазвучат «по-фирменному» благодаря вмешательству звукорежиссера Атсуо Матсумото. В этом причудливом коктейле из Новосибирска, Нью-Йорка и Осаки слишком много неизвестных ингредиентов – без шеф-повара ВЛАДИМИРА КОМАРОВА не разобраться. “Континент Сибирь» обратился к музыканту за разъяснениями.

— Владимир, я знаю, что Атсуо – не просто партнер, но и друг, с которым ты уже несколько лет справляешь свои дни рождения, как-никак вы родились в один день с разницей в шесть лет. Как возник этот тандем двух новоиспеченных американцев?
— Атсуо родом из Осаки, где играл в разных независимых группах и мечтал, что уедет в США, выучится на звукорежессера и устроится работать на крутую студию. Ради исполнения красивой мечты пришлось работать в две смены на фабрике, чтобы скопить деньги. И вот, в январе 2007-го он высадился в Нью-Йорке, поступил в Institute of Audio Research и устроился на легендарную Stratosphere Sound Recording Studios в качестве стажера. В его обязанности входило заваривать кофе, бегать за пивом, мыть пол и вызывать такси Кортни Лав (и другим звездам). Это нормально — все с этого начинают.

— Похоже, Атсуо оказался прилежным стажером-аналитиком?!
— Точно! Он тщательно конспектировал расстановку всех микрофонов и позиции ручек на микшерском пульте на каждой сессии. Однажды его тетрадка попалась на глаза одному из трех совладельцев Stratosphere Энди Чейзу (остальные двое: гитарист Smashing Pumpkins Джеймс Иха, и коллега Чейза по группе Ivy Адам Слесенджер, к сожалению ставший одной из первых жертв коронавируса —  умер 1-го Апреля в пригороде Нью-Йорка). Так вот, Энди тетрадка впечатлила, и он предложил Атсуо место ассистента звукорежиссера. Позже Атсуо стал полноценным звукорежиссером, за 6 лет, проведенных на студии, поработал со многими топовыми артистами и продюсерами, среди которых Flood, Alex Newport, Yeah Yeah Yeah’s, Block Party, Fountains of Wayne, The Pains of Being Pure at Heart, Fiona Apple, Steven Van Zandt…

— Догадываюсь, что на этой легендарной студии вы и встретились?
— Я давно мечтал попасть на Stratosphere — куча пластинок, от которых я сходил с ума, были записаны именно там. Помню, когда я приехал первый раз в Нью-Йорк как турист, пошел искать студию. Но не смог найти — слишком хитро она была замаскирована.

— Пришлось вернуться к идее уже после переселения в Большое Яблоко?
— Буквально через несколько месяцев жизни в Нью-Йорке, летом 2011-ого, я набрался смелости и забукировал Strato на одну смену для записи своего проекта. В назначенный день и час (суббота, 9 утра) я был на месте. Дверь открыл вежливый молодой японец, предложил кофе и попросил подождать запаздывающего звукорежиссера. Я подождал полчаса, потом еще 30 минут, потом еще столько же. И тут выяснилось, что звукарь не придет — он «неважно себя чувствует». Вежливого японца звали Атсуо, он искренне переживал, предложил свои услуги (и хорошую скидку в счет неудобства). Ничего не оставалось как согласиться, о чем я ни секунды не пожалел. У меня богатый студийный опыт, есть свои предпочтения — и то, что я увидел и услышал в работе c Атсуо отвечало им на 100%!!! Это была редкая удача — с любым звукорежиссером требуется определенное время, чтобы притереться, сработаться. С Атсуо мы заговорили на одном языке с первой минуты.

— Со временем вы составили дуэт The Dayoffs?
— После той сессии мы продолжили сотрудничество, которое перетекло в настоящую дружбу. Я привлекал его ко многим работам, которые получал как саунд-продюсер. Позже мы начали сочинять и записывать собственную музыку под именем The Dayoffs — в названии заключена ирония над ситуацией, что каждый раз, когда мы встречаемся с Атсуо в студии, мы работаем над музыкой других людей, а на свою — не хватает времени, и мы можем урвать момент только на «выходных».

— Логично было пригласить его и на «реанимирование» записей ранних Hot Zex. В кассетном low-fi есть где развернуться талантливому звукорежиссеру. А как срослось с командой российского фильма-драмы Алексея Федорченко «Война Анны»? На ней ведь Атсуо тоже отвечал за звук?
— Нам предложили создать оригинальный саундтрек к этому фильму. Монтажер фильма Павел Ханютин знал нас по предыдущим работами и посоветовал продюсерам фильма. Они искали нетривиальное звуковое решение, которое мы смогли предложить. Спустя нескольких недель домашней подготовки и 5-ти студийных сессий в одной из бруклинских студий мы получили готовый саундтрек. Это была работа-мечта: никакого давления со стороны кинопродюсеров! После первой сессии у нас состоялся короткий телефонный разговор, в  котором они выразили удовольствие результатом и надежду, что мы сможем добиться еще более леденящего кровь звука. Слышать такое было удивительно — обычно кинопродюсеры хотят, чтобы было «красиво», либо ставят абсолютно невыполнимые задачи. Итак, мы были полностью независимы — даже в студии за нами не приглядывали — Атсуо режессировал всю запись самостоятельно. А я большую часть времени проводил за роялем или другими инструментами. Порой, после того, как кнопка Rec была нажата, Атсуо присоединялся ко мне и мы импровизировали вдвоем. Полная самостоятельность позволила нам «докрутить тему до конца». В результате продюсеры получили саундтрек, который отлично вписался в фильм, а мы номинацию Ники в категории «Лучшая музыка к фильму». Вот так и должна делаться киномузыка – запишите это во все учебники! (смеется).

— Возвращаясь к документалке о Hot Zex – чего вы ждете от этого проекта?
— Это очень интересный проект, который развивался и рос как бы сам по себе. Ведь все начиналось с идеи снять 15-ти минутный ролик для YouTube, посвящённый переизданию всего каталога Hot Zex на физических носителях (винил, компакт-кассеты и компакт-диски). Сценария не было, понимания, куда это нас приведёт – тоже. Но достаточно быстро стало понятно, что предстоит сложная работа по сведению звука – ведь в фильм попала масса концертных сьёмок и интервью, записанных в разное время, и далеко не всегда достаточно качественно. В общем, стало понятно, что без Атсуо в качестве звукорежиссёра тут не разобраться. До этого он помог реанимировать большую часть аудио-архива Hot Zex, и надо сказать, что с фильмом он проделал просто фантастическую работу! Так получилось, что над документалкой работала маленькая интернациональная команда – часть интервью были отсняты в Лондоне, анимация в Гамбурге, монтаж в Москве. В итоге получилось часовое кино, достаточно ироничное, где не только «про группу, как живой организм» но и вообще «про сцену», «взаимоотношения» и «то время». И вообще, мне сейчас кажется, что это не мы снимали фильм, а он каким-то образом руководил нами. Благодаря нему мы реанимировали многие интересные архивы, восстановили давно прерванные связи, научились новому. Так что посмотрим… Скажу точно — я хочу привезти фильм в Новосибирск при первой же возможности! Надеюсь, землякам он понравится – по крайней мере, вся наша кино-команда и приглашённые звезды, снявшиеся в фильме, которых я пока не могу называть, в полном восторге!

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ