«Люди в Сибири настолько отзывчивые, что это иногда даже шокирует»

В новосибирском санатории «Рассвет» небывалая концентрация музыкальной молодежи. Больше семи десятков духовиков, струнников, клавишников, фольклористов и композиторов съехались на пару недель, чтобы в рамках проекта PROмузыка сообща раздвинуть горизонты и отрепетировать программу под руководством столичных мэтров. Таких, как ЯРОСЛАВ СУДЗИЛОВСКИЙ, с которым побеседовал корреспондент «Континента Сибирь».

В двух словах о Ярославе не расскажешь. Прежде всего, он председатель МОЛОТа (Молодежного отделения Союза композиторов Российской Федерации). Но он же и руководитель Ассоциации музыки Ярослава Судзиловского (МЯСА). А, может, в первую очередь он титулованный виолончелист, композитор и секретарь Союза композиторов России?

Он создал МОЛОТ, чтобы объединить и усилить молодежное композиторское движение в России, республиках бывшего СССР и даже на территории Евразийского континента. Участники композиторского и музыковедческого отделений учатся и практикуют современное искусство в разных географических реалиях, создавая тем самым единую композиторскую школу XXI века и возвеличивая статус профессии композитора в обществе.

— Ярослав, исполнители редко встречаются с композиторами. Кажется, все привыкли, что композитор или далеко, или совсем вне доступа. Не лучше ли препоручить суету постановки его творения опытному дирижеру?

— Хорошо, если так. Только это возможно при эстетическом родстве, художественном совпадении автора и постановщика. Когда композитор создает свое сочинение, он слышит всю аранжировку, рассчитывает «конвертировать» из своего сознания в общественное без потерь. И если дирижер восприимчивый и внимательный, то получается ярко и комфортно для всех. Но частенько проходит не слишком гладко, это сильно осложняет работу. И вот тогда композиторы сами становятся за пульт.

— Как вы оцениваете эту первую в Сибири смену?

— Исторически вы живете намного ярче и интереснее, чем мы, москвичи. Люди в Сибири настолько отзывчивые, что это иногда даже шокирует! Европейцы отягощены тяжелой историей, а у вас не было крепостного права, на вашей территории не было войны, ваши города не сжигали и не ломали танками, у вас не было блокады. От этого, мне кажется, вся ваша обезоруживающая легкость. Вы вольные, не запуганные. Это я о хорошем, но есть и другая сторона медали. Дисциплина! В Питере и Москве дисциплина железная. У нас генетически впечатанная в каждого артиста вертикаль: дирижер сказал — ты сделал. Опоздание на репетицию смерти подобно. Репрессии гарантированы, никто не хочет их на себе пробовать. Верят на слово. А в Сибири многие норовят проверить.

—  Мы действительно настолько отличаемся?

— Вы другие. Я поражаюсь этому культурологически. Я никогда не был в Новосибирске по-настоящему. Я приезжал, меня встречали в аэропорту, везли на концерт, кормили и отвозили назад. Это совсем не то же самое, что жить две недели с сибирской молодежью под одной крышей.

Профессионально вы хороши. Новосибирск сохранил мощную школу. Можно выделить и струнные  (все же здесь преподает Захар Брон), и ваши замечательные духовые. Вот у красноярского кларнетиста — уровень Мариинского театра! Ваши ребята — они … не знаю даже, как объяснить… они простые. Я уже отвык, что нет системы подчинения. У меня, например, не было такого, чтобы после пяти строгих выговоров ничего не изменилось.

— Вам не хватает репрессивных мер!

— Да как на них строжиться?! Люди-то добрые, улыбчивые, талантливые. Просто делают, что хотят. И при этом замечательно играют. Результат есть! Просто достигается он не так, как в Москве. Студентом я по десять часов в день занимался у народной артистки СССР, профессора Натальи Шаховской. Если бы я хоть раз опоздал,  сразу вылетел бы… из окна вместе с виолончелью и нотами. Вот и я, каюсь, не удержался, гаркнул на сибирских ребят. Но они не обиделись. Не записали меня во враги, не сказали, что москвич устраивает свои порядки! Вообще ничего не произошло. Играют все лучше и лучше. В своем режиме.

— Насколько наши ребята погружены в современное искусство, они исполняют произведения ныне живущих?

— Конечно! У вас блестящие школы, здесь работал гениальный Курензис. Так что студенты на семинар собрались подготовленные.

— В этом и заслуга новосибирского председателя Союза молодых композиторов Ильи Ильдеркина. Он бьется над продвижением талантливой молодежи который год, хотя особой поддержки и площадок у него нет…

— Я к нему очень хорошо отношусь и верю, что все у него получится. Я не знаю, что в головах у этой молодежи. Она все время молчит и делает, что хочет. Меня не отпускает чувство, что нужно гораздо больше проектов реализовывать в Сибири. Дальний Восток, национальные республики — там мы уже активно работаем. А в огромной Сибири я, по сути, впервые! Я специально создал международную гильдию молодых композиторов, чтобы у наших ребят была возможность ездить по всем городам,  не только в Москву, но и в Минск, в Прагу, в Варшаву… Фестивали, семинары, летние школы дают ошеломляющий эффект.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ