Дмитрий Килёв: «Омск, Барнаул, Пхукет или Милан — неважно, главное — понять потребность»

Новосибирск не претендует на звание столицы ночной жизни, тем не менее на рынке ночных клубов в городе существует жесткая конкуренция, в условиях которой все заведения, совладельцем которых является Дмитрий Килёв, по его собственным словам, чувствуют себя замечательно. Об особенностях ведения клубного бизнеса корреспонденту «КС» ПОЛИНЕ ЗВЕЗДИНОЙ рассказал совладелец нескольких ночных клубов, в том числе одного из самых модных клубов города Kilёv bar, ДМИТРИЙ КИЛЁВ.

Дмитрий Килёв — совладелец новосибирских клубов «Бункер», «Правда», Kilёv bar, диско-бара «Синий иней», паба Clever и ночного клуба Kilёv bar в Томске. Закончил Новосибирский государственный театральный институт с красным дипломом.

— Какой проект, на ваш взгляд, является самым успешным?

– С финансовой точки у нас все проекты успешны. Только в зависимости от размера и вместительности некоторые приносят больше, некоторые меньше. Самые лучшие показатели, наверное, были у ночного клуба «Правда». После своего открытия он был очень популярен, так как это заведение на уровень выше всего, что можно было найти на левом берегу. Потом определенная часть публики, которая с удовольствием ездила в «Правду», перебралась в Kilёv bar. Изначально проект Kilёv bar был воплощением накопившихся у меня идей. При его реализации я меньше всего думал о возможной прибыли, но, учитывая одноименную площадку в Томске, этот клуб уже более успешен в финансовом плане, чем «Правда».

— Какие сроки окупаемости говорят об успешности проекта?

— Идеальная окупаемость — год, хорошая окупаемость — полтора и рабочая — два года. Несмотря на то что у Kilёv bar были тяжелые времена по весне, сейчас начался сезон, показатели растут, и мы движемся в хорошем рабочем темпе.

— Вы планируете новые клубные проекты? Как в общем оцениваете насыщенность рынка ночных заведений в Новосибирске?

— Я считаю, что клубов в Новосибирске достаточно. Сужу по количеству народа, который живет ночной жизнью в Новосибирске, — они могут выбрать, куда пойти развлечься. Например, «Дождь» — такой зауральский псевдоподиум, «ярмарка тщеславия», где можно покрасоваться в новом платье, «выйти в свет», так сказать. Одно время такой формат был очень востребован, сейчас это постепенно отходит. «Правда» — студенческое заведение, алкотрэш. В Kilёv bar продается прежде всего равенство, постоянный праздник, яркие краски, возможность побыть фриком. Много заведений в городе стоят почти пустыми. Частично, на мой взгляд, это происходит из-за непрофессионализма собственника. Никто, например, проснувшись с утра в удачном настроении, не бросится, ничего в этом не понимая, заниматься нефтедобычей, обработкой дерева или изготовлением обуви. Всем известно, что для этого необходимо какое-либо среднеспециальное или высшее образование. Но почему-то все уверены, что открыть клуб, бар или ресторан — просто, готовы вкладывать в это абсолютно безумные деньги, сооружают невероятные интерьеры, ждут людей и через некоторое время закрываются. Не зная этого бизнеса изнутри, лезть в него не рекомендовал бы. Лично я сначала купил долю в уже действующем деле, и мне повезло, что я сразу мог что-то предложить для развития (поэтому мне и продали эту долю). Тем не менее около года я вникал, ездил учиться в Москву, вел определенную подготовительную работу. Это позволило мне впоследствии контролировать все самому. Я считаю губительным путь привлечения кого-то, кто якобы тебе что-то сделает: придумает интерьер, концепцию, приведет клиентов.

— Театральное образование вам как-то помогло?

— Бар или ночной клуб — это же не только розничная торговля алкогольной продукцией и предоставление в аренду площадки для совершения танца. Это в первую очередь развлекательный бизнес, необходимо уметь организовывать шоу-программу. Мои четыре года в театральном пришлись кстати. Вся арт-часть, которая происходит здесь, фантики по сравнению с тем, что такое сделать спектакль или цирковое шоу. Помимо этого, «театральный» дал мне хорошую дикцию и речь, я могу работать ведущим, могу сам провести конкурс, понимаю, как нужно себя подать, чтобы публика внимательно тебя слушала, знаю, как много зависит от светового оформления. Часто вижу, как в некоторых ночных клубах идет программа, луч света направлен неизвестно куда, ведущий стоит в темноте и писклявым фальцетом что-то невнятно вещает, а народ почему-то не хлопает и не бодрится. Но все же эта работа, менеджер клубных и ресторанных проектов, очень собирательная. Ты должен быть профессионалом в очень многих субпрофессиях, обязан понимать в сервисе, в эргономике помещения, как организовывать кухню, даже несмотря на то, что в клубах она не предоставляет основную часть дохода, должен быть юридически подкован, чтобы заключить договор аренды и арендодатель в современной России не выгнал бы тебя через год.

— Правда, что до клубов вы организовывали театры?

— Театр «МиМО», который я организовал буквально после первого курса вместе с пятикурсником Андреем Кислициным, просуществовал два года. Мы были приглашены в Канаду в Ниагара-Фолс участвовать в цирковом шоу, пробыли там полгода, и потом мой напарник остался, а я уехал, так как не было ни возможности, ни желания находиться там более одного сезона. Мне было интересно именно поставить это шоу и довести его до состояния идеала, до которого оно дошло практически через полтора месяца после старта, когда нас попросили закрепить и больше ничего не менять. Стало скучно. Сейчас я иногда мечтаю об организации театра, но любые мои мечты имеют свойство материализовываться, когда приходит время. Я знаю, что когда-нибудь это обязательно случится, но не сейчас. Театральный бизнес очень сложен, он долго будет работать в минус, а все это время необходимо платить за аренду, актерам, закулисным работникам. Благодаря тому, что я пережил, работая в театре «МиМО», когда было необходимо постоянно вскрывать себя, перерождаться, отдавать всего себя зрителям, все «тралялюшечки», которые я сейчас устраиваю в клубе, — это цветочки.

— Гордитесь ли какими-либо своими управленческими решениями?

— Я горжусь не этим, а прежде всего тем, что закончил театральный институт с красным дипломом, потому что считаю, что эта веха многое изменила в моей жизни. До этого я и так занимался тем, что мне нравится, и был достаточно успешен и независим финансово, но после я стал действительно счастлив. Я чувствую себя абсолютно на своем месте, на котором я и должен быть. Еще я очень горжусь театром «МиМО», особенно спектаклем «Письмо к Богу». Тогда я почувствовал веру в себя, в то, что я делаю. Именно она позволяет во многих вещах не копировать кого-то, а придумывать что-то свое. Я понял, что если ты делаешь что-то максимально от души и вкладываешь туда подлинное личное, это в любом случае найдет отклик. Вот эта вера в то, что можно делать всякую «фигню», и это будет нравиться, и позволяет находить нестандартные решения.

— Мы начали разговор с того, что необходимо владеть многими профессиями и знаниями, чтобы выстроить работу заведения, а в итоге пришли к тому, что лучше ничего не знать и действовать по наитию. Можете прокомментировать это противоречие?

— Если мы говорим о предприятии, то есть какие-то законы и правила, которые очень важно знать. Например, гардероб обязательно должен быть, и место на нем должно быть рассчитано в зависимости от сезона, но остается открытым вопрос — каким он будет. Может, ты будешь подавать свою шубу в какую-нибудь дыру на потолке.

— Сколько нужно в среднем вложить в клуб в Новосибирске?

— Я назову примерную стоимость клуба вместе с арендой, аппаратурой и прочим — около 20–30 тысяч рублей на квадратный метр. Если хочешь построить клуб площадью 500 кв. м, смело умножай эту цифру на 30 и старайся снизить расходы до 20 тысяч на метр.

— Имеет ли значение для окупаемости расположение клуба?

— Все зависит от концепции. Например, что такое центр? Там большой поток людей даже ночью, которые могут просто заглянуть в удачно расположенное заведение, но тогда ты должен рассчитывать на максимально широкую аудиторию. Главное в локации — это возможность быстро добраться из любой части города. А уж в зависимости от идеи это может быть и престижный район, и заброшенный цех на окраине, главное — умело это подать. Стоит ориентироваться и на адекватную сумму аренды — у тебя должен быть четкий бизнес-план, как ты ее будешь платить.

— Ресторанным бизнесом заняться не думаете?

— Уже занялись. Наш последний совместный проект с Латифом Саттаровым (основной партнер Дмитрия Килёва.— «КС») — это ирландский паб на современный манер Clever в Академгородке. Мы всегда боялись кухни, потому что никогда пристально ею не занимались, но мы попробовали, и у нас получилось. Как раз буквально час назад была встреча с партнерами, и возможно, мы будем тиражировать этот проект в городе. Хочется немного отойти от ночных заведений. Конечно, если мы увидим удачное место и поймем, что можно реализовать новую интересную концепцию клуба, мы это сделаем, но пока такой необходимости нет. Это действительно тяжело, потому что я работаю днем всю рабочую неделю, а в стадии становления проекта мне необходимо присутствовать на площадке и ночью. А по ночам хочется спать. До тридцати мне это давалось легко, а сейчас я чувствую, что усталость накапливается. По большому счету, мне и моей команде просто некуда деваться, кроме как идти в ресторанный бизнес — все наши умения и навыки располагают к этому.

— Помимо Kilёv bar в Томске, планируете еще открывать свои заведения в других городах?

— В Томске в том же здании, где сейчас располагается Kilёv bar, в следующем году будет открыта «Правда». Не думаю, что это перетянет аудиторию из первого заведения, так как «Правда» — это типично студенческий клуб для другой категории публики. Я не планирую замыкаться ни в рамках Новосибирска, ни в рамках страны. Недавно я был в Италии в Милане. Может, это звучит самонадеянно, но я не увидел там ничего особенно интересного (ерунда полная, если честно), и думаю, что открыть там площадку вполне возможно. Надо только найти нужных людей, которых я уже нашел. Также есть мысли про Санкт-Петербург. Рестораны хорошие там есть, есть и замечательные препатийные заведения, но в плане клубов абсолютно глухо. Еще скоро поеду в Таиланд на Пхукет смотреть приглянувшееся там моим коллегам место.

— То есть вы решили на Омск, Барнаул, Красноярск не разоряться и сразу взять выше?

— Понимаете… Омск, Барнаул, Пхукет или Милан — неважно, главное — понять потребность. Мы с вами сейчас беседуем в неработающем по случаю будней Kilёv bar, а ведь где-нибудь в Санкт-Петербурге или на Пхукете за счет потока туристов он мог бы быть открыт всю неделю, проигрывая каждый день одну и ту же программу, и косить, косить, косить. А здесь у нас что? Каждые выходные мы вынуждены удивлять одних и тех же людей.

— А как же момент творческой реализации? Вы же сами говорили, что когда все налаживается, вам становится скучно.

— Смотрите, тут такой момент — в театре ты решаешь одни задачи, а в клубе другие. И задачи клубного уровня — классные, веселые, но они намного мельче по содержанию, поэтому здесь я не довожу что-то до такого идеала, что мне просто становится больше неинтересно.

— Если вернуться к препатийным заведениям, может, все-таки в ресторанный бизнес именно от препати пойдете?

— Препатийная ниша действительно сейчас свободна, в основном потому, что те, кто пытаются ее занять, просто не умеют организовывать подобные заведения. Там же важно все — и формат музыки, и кухня, и чтобы людей пригласил тот человек, которого они знают. По большому счету, Clever выполняет определенные функции препати. Вообще, в последнее время мы запускаем по два проекта в год, и я откровенно устал. Хочется иногда выдохнуть, заняться здоровьем, в спортзал походить, в конце концов. Я отпахал восемь лет практически без выходных, правда, я знаю, что сейчас съезжу отдохнуть и вернусь с сильным желанием что-то опять делать и придумывать. Пожалуй, я стартапер по своей сути — у меня всегда очень мощный подъем, а потом стагнация.

— Почему тогда не продаете уже раскрученные заведения?

— Мы сейчас думаем над этим. Компания увеличилась настолько, что «тянуть» ее становится довольно сложно, тем более что есть желающие купить. Два года окупаемости — это очень хороший показатель для проекта в любой сфере.

— Можете ли вы кратко описать вашу формулу спеха?

— Может, надо быть вечным ребенком? Пробовать разные варианты, не бояться ошибиться, постоянно учиться. Один из ключевых людей в моей жизни научил меня никогда не жалеть свою работу: не нравится что-то — сломай и переделай. Нельзя довольствоваться малым, надо стараться быть лучшим в своей области, честно заниматься своей работой.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ