Три вещи, которые лечат зависимость от импорта

По словам Анатолия Дюбанова, для перевода всех систем на новую платформу в рамках программы импортозамещения потребуется от 1,5 до 2 лет в зависимости от возможностей бюджета.
По словам Анатолия Дюбанова, для перевода всех систем на новую платформу в рамках программы импортозамещения потребуется от 1,5 до 2 лет в зависимости от возможностей бюджета.

Новосибирская область в лидерах среди других регионов Российской Федерации по импортозамещению в ИТ-отрасли. В первую очередь это касается использования для работы региональных информационных систем программного обеспечения на основе открытого кода – заверил СМИ руководитель департамента информатизации и развития телекоммуникационных технологий НСО Анатолий Дюбанов.

В ходе встречи с представителями прессы, состоявшейся в здании Центра информационных и геоинформационных технологий Новосибирской области, глава ДИиРТТ сообщил, что большая часть программ, используемых представителями органов власти, созданы не просто в России, но и в Сибири. 80% всех используемых ими программ – российского производства, созданные на основе свободного программного обеспечения с открытым кодом.

Конечно, определенную роль в том, что импортозамещение стало играть более значимую роль, чем раньше, сыграла непростая ситуация во внешней политике: любые санкции в первую очередь бьют по двум направлениям – обороноспособности и управлению и обезопасить в первую очередь требуется именно их. Но это не значит, что раньше данная тема была неактуальной. «Мы начали переход на отечественное программное обеспечение в госсекторе еще в 2010 году, – подчеркнул Анатолий Дюбанов. – Начиналось все с малого и первое время работающих в этом направлении специалистов можно было пересчитать по пальцам одной руки. Сегодня порядка 70-80% всех имеющихся у нас разработок ведутся резидентами нашего Технопарка в Академгородке, действует региональная поддержка разработки и продвижения наших продуктов и открытых платформ. Большинство ключевых систем сегодня работают на ПО с открытым кодом». Тем не менее, о полной замене иностранного продукта говорить пока рано: «Процесс импортозамещения сам по себе небыстрый – уже есть сформировавшаяся структура, изменить которую в одночасье нельзя. Для перевода всех систем на новую платформу потребуется от 1,5 до 2 лет в зависимости от возможностей бюджета».

Анатолий Дюбанов не стал исключать того, что помимо наших разработчиков могут появиться и «вроде как наши»: «Иностранная компания, не желая терять клиентов в нашей стране может формально зарегистрироваться на российского гражданина, завезти в Россию своих программистов и начать работу, по факту оставаясь иностранной». Создание своей ИТ-отрасли нужно начинать с фундамента, а не с перекраски чужого фасада. Еще в самом начале своего выступления Анатолий Дюбанов выделил три главные составляющие технологической безопасности: открытый код самих программ, собственные кадры разработчиков и наличие необходимых инструментов – средств разработки, компиляции, сборки, тестирования и т.д. – в свободном доступе.

Кое-что уже удалось полностью перевести на отечественные разработки и СПО: электронные системы госуслуг, ЖКХ, Аналитический центр Губернатора и т.д. В качестве примеров были приведены Межведомственная автоматизированная информационная система (ИС МАИС), Центр приема государственных услуг (ИС ЦПГУ), Региональная геоинформационная система (РГИС), официальный портал регионального Правительства, Система электронного документооборота и делопроизводства и другие.

Наиболее «продвинутым» в плане отечественной продукции направлением стала информационная безопасность («Лаборатория Касперского», Ru-токен, VipNet и другие), самым слабым – офисные программы и документооборот. В своем выступлении Анатолий Дюбанов продемонстрировал график, выполненный в виде американского флага (на который, по его словам, часто ссылается министр связи Николай Никифоров), где перечислены доли американских разработчиков в различных сегментах платного ПО. И верхнюю строку в нем заняли не СУБД, не ОС, а именно офисные программы.

Возможным решением, способным если не снизить зависимость от импорта в этой области, то хотя бы снизить расходы на покупку лицензий, по словам Анатолия Дюбанова, может стать виртуализация. Например, если взять 3 тысячи пользователей Windows 8.1 и MS Office 2013, то годовые лицензии для них будут стоить порядка 8,791 млн. рублей за ОС и 17,247 млн. за офисный пакет. В то время как аренда «облаков» для них обойдется всего в 5 тыс. рублей с человека. То есть всего 15 миллионов, что позволило бы сэкономить порядка 10 млн. рублей каждый год. И чем больше пользователей, тем ощутимее экономия: если при 3 тысячах клиентов расходы снижаются на 40%, то при 15 тысячах – в 4 раза.

Не обошли стороной и аппаратное импортозамещение, здесь у Новосибирской области тоже нашелся сильный местный производитель – завод «Элтекс», выпускающий оборудование связи. Возможность перехода госаппарата на отечественные ПК Анатолий Дюбанов назвал интересной и вполне возможной, но добавил, что без масштабной господдержки этот проект малоосуществим. Есть и еще один вариант «аппаратной» модернизации региональных ведомств: вместо системных блоков, чьи ресурсы, как правило используются далеко не на все 100% (и за чей софт – за тот же Office) чаще всего приходится платить, было предложено использовать «облегченные» устройства, которые стоят в разы дешевле, а все данные перенести в Центр обработки данных, с которым эти устройства будут постоянно связаны. Из 100 ключевых информационных систем 70 уже находится на площадях ЦОДа. И это не предел: всех желающих после встречи пригласили посетить этот центр, расположенный в том же здании и убедиться – ему еще есть куда расти.

В целом участники рынка позитивно оценивают планы департамента информатизации, однако сомневаются в экономическом обосновании по отдельным пунктам. «В презентации не учтено, что приобретение лицензий Microsoft – по факту – это разовый платеж, а за сервисную модель надо платить каждый год. Хотя в Новосибирской области может использоваться Enterprise Agreement, тогда все верно, но не учтена стоимость инфраструктуры на создание этого «облака». Это кстати отличает госсектор от корпоративного сектора. Дело в том, что в коммерческих компаниях в качестве обоснования надо было бы считать не только затраты на платежи, но и затраты на создание инфраструктуры для перехода на новую систему. Т.е. сервера, СХД, серверные лицензии, резервное копирование и т.д. На мой взгляд, централизация и переход в «облако» упрощает работу, но это все никак не дешевле, чем традиционная модель, особенно если инвестиции уже были сделаны», — резюмирует представитель одной из новосибирских ИТ-компаний на условиях анонимности.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ