«Рассчитывать на то, что рынок все сделает сам, не приходится»

Миниатюра для: «Рассчитывать на то, что рынок все сделает сам, не приходится»

В начале июля прошлого года Владимир Городецкий озвучил программу развития региона. Власть берет установку на объединение усилий делового сообщества, понимая, что переломить негативный экономический тренд будет непросто, и сделать это можно только сообща. В частности, Владимир Городецкий подчеркнул, что конкретная стратегия должна появиться при участии всех заинтересованных сил, с учетом того, что правительство области открыто для диалога.

Непростая экономическая ситуация требует скоординированных и оперативных решений. Бизнес-сообщество готово помочь региональной власти в выработке дальнейшего курса развития. Любые программы должны включать комплекс конкретных мер поддержки предприятий в ключевых отраслях, уверен генеральный директор ООО «Карачинский источник» ВЛАДИМИР ХРИТАНКОВ. По его мнению, необходимо создать новые конкурентоспособные условия финансирования бизнеса, установить мораторий на повышение тарифов на электроэнергию, тепловую энергию, природный газ, пассажирские и грузоперевозки железнодорожным транспортом. Он предлагает снизить налоговую нагрузку компаний, участвующих в программе импортозамещения, освободить от налогов предприятия, занимающиеся производством и переработкой сельхозпродукции в неблагоприятных природно-климатических зонах. О своем видении ситуации в реальном секторе и своих предложениях Владимир Хританков рассказал на встрече с «КС» в рамках проекта «Экономика НСО: программа развития».

— Сегодня активно обсуждается программа дальнейшего развития Новосибирской области. Контуры ее в общих чертах были намечены губернатором Владимиром Городецким еще летом прошлого года: реиндустриалиазция, создание новой промышленности, развитие сельского хозяйства и инфраструктуры в рамках Новосибирской агломерации. Как вы оцениваете намеченный курс развития, и какие конкретные действия необходимо предпринять в первую очередь в текущей ситуации?

— Мое твердое убеждение состоит в том, что все подобные программы имеют право на жизнь лишь при условии их обеспечения необходимыми финансовыми ресурсами. Сельскохозяйственные зоны в нашем регионе различаются между собой, исходя из географического положения и климата. Есть северные заболоченные и залесенные территории, где на сегодняшний день организованного сельскохозяйственного производства просто нет. Значит, и подходы должны различаться. Эти зоны в границах определенных районов было бы целесообразно освободить от всех налогов. Только в этом случае мы сможем привлечь сюда частный капитал. Причем освобождать от налогов необходимо на длительный срок в 20–25 лет. Все равно сейчас на этих территориях практически нет налоговых поступлений. Им неоткуда взяться: молодежь уезжает, потому что нет перспектив, школы закрываются, дороги, если они были, приходят в негодность и так далее.

— Если мы говорим о промышленном производстве, какие меры поддержки промышленности могут быть наиболее эффективны?

— Налоговое бремя на предприятия сегодня очень тяжелое. Особенно учитывая непростые времена. Как и в сельском хозяйстве, этот вопрос нужно прорабатывать. Но главное — для развития предприятий нужны кредиты. Без этого никакой реиндустриалиазции, никакого обновления не произойдет. Ни один нормальный бизнесмен сегодня не пойдет кредитоваться под 20%.

Необходимо добиться заморозки тарифов на электроэнергию, тепло, газ, ГСМ, железнодорожные перевозки и тому подобное. Сделать это можно только на федеральном уровне. Я понимаю, что нужно будет как-то компенсировать госмонополиям часть недополученного дохода, который им необходим для модернизации. Мы можем потратить на это средства Фонда национального благосостояния. Не раздавать банкам, которые кредитуют бизнес и население под дикие проценты, и пускают часть выданных средств на покупку валюты, завышая курс. Но, к примеру, компенсировать из этих же государственных фондов процент банкам, готовым выдавать целевые кредиты предприятиям под 2–3% годовых.

Разумеется, потребуется отслеживать, чтобы эти средства шли по назначению, а не направлялись на покупку той же валюты. Это может быть приобретение необходимых технологий, закупка оборудования, расширение производства. И в первую очередь — организация выпуска продукции, которая предусмотрена программой импортозамещения. Уверен, что правительство на федеральном и региональном уровне легко справится с системой контроля. Контролеров у нас более чем достаточно, больше, чем их было в советское время.

— Есть ли у региональных властей механизмы влияния на ситуацию на столь масштабном уровне?

— Такие механизмы есть, но в разрабатываемых программах об этом говорится мало. Сегодня федеральное правительство предоставляет субъектам множество возможностей самостоятельно регулировать налоговую нагрузку. Мы должны исходить не из того, что мы можем предложить экономике, а из того, что действительно необходимо для ее развития. Прописывать не общие лозунги, а конкретику. Про безналоговые зоны в сельском хозяйстве я уже упомянул. Дополнительной мерой могло бы стать создание торгово-закупочных структур по аналогии с советскими заготовительными конторами. Ведь проблема продажи и сбыта продукции для многих частных хозяйств стоит во главе угла. Многие, находясь в отдаленных районах, просто не имеют опыта продаж. Им приходится иметь дело с армией перекупщиков. Закупочная цена должна обеспечивать необходимый уровень рентабельности. Если возникает разрыв между спросом и предложением, государство должно компенсировать разницу за свой счет.

— Если мы посмотрим на список компаний, которые получат помощь от государства, становится очевидно, что деньги выделяются под крупные проекты. Программа реиндустриализации Новосибирской области также, скорее всего, будет иметь в основе несколько крупных базовых проектов. Насколько подобная позиция, с вашей точки зрения, обоснована и какие проекты могли бы сложиться на территории области?

— Сегодня заниматься глобальными проектами с огромными вложениями денежных средств я считаю несвоевременным. Территории должны развиваться в комплексе. Что дает экономике строительство очередного транспортного кольца вокруг Москвы? Скорее всего, ничего. Создание скоростной магистрали между Москвой и Казанью в данных условиях также не первоочередная проблема.

Что может быть актуальнее, чем развитие сельского хозяйства? Районов, которые ничего не выращивают, множество не только в Сибири, они есть и в европейской части страны. Деревня погибает. Государство не обладает большими средствами, чтобы вкачивать их в отрасль. Но есть частный капитал, который сегодня предпочитают хранить в банках. Кого-то устраивает такая доходность, кто-то просто не знает, куда можно было бы эти деньги вложить. Я же предлагаю, чтобы этот капитал работал в сельском хозяйстве.

Но уповать на то, что рынок все сделает сам, не приходится. Ни одно хозяйство не выдержит конкуренции, когда растут цены на все — сырье, электроэнергию, топливо. Сегодня при полном попустительстве ответственных лиц крупных монополистических компаний ряд предприятий энергетического комплекса закупают для своих нужд материалы и услуги по завышенным ценам. Нужно убирать посредников. В конечном итоге сверхприбыль этих посреднических фирм оплачивает потребитель. Не будет подобной практики — себестоимость газа, нефти, электроэнергии реально снизить на 30–40%.

— В последнее время популярна тема создания кластеров в привязке к определенным территориям. В том числе говорится о возможности создания в Новосибирской области рекреационного кластера на базе озера Карачи и озера Чаны. Как бы вы оценили перспективы этого проекта?

— На мой взгляд, это хорошая возможность сделать в области курортную зону высокого уровня. «Карачинский источник» принимает непосредственное участие в подготовке проекта. Более того, проект уже прошел защиту в Москве. Из федерального бюджета на развитие инфраструктуры кластера планируют выделить 575 млн рублей.

Курорт «Карачи» сегодня имеет статус федерального. Он славится в России с точки зрения сочетания лечебных и природных факторов. Концентрация солей в этом озере в отдельные периоды года достигает 270 граммов на литр. В советское время местная лечебная грязь считалась эталонной. Минеральная вода «Карачинская» сегодня продается от Магадана до Санкт-Петербурга. Еще один фактор — йодобромная вода, скважину с которой мы недавно расконсервировали.

Сам по себе климат, насыщенный солями, дает огромный оздоровительный эффект для пациентов с заболеваниями органов дыхания. То же самое касается озера Чаны с его особым климатом, уникальной экологией, слабосоленой водой до 10 гр./на литр, которые создают прекрасные условия для отдыха. Там уже построен туристический комплекс на берегу озера (37 км от Барабинска, вблизи деревни Квашнино) для круглогодичного отдыха с красивым названием «Бухта Лазурная». Есть все, чтобы сделать из этой территории популярное место отдыха для новосибирцев и жителей соседних регионов. Но нет дороги. Любой дождь делает путь между Барабинском и «Бухтой Лазурная» сложным для проезда.

Кроме этого, часть федеральных средств пойдет на создание современных очистных сооружений в поселке Озеро Карачи, насосно-фильтровальной станции, потому что вода из реки Омь не соответствует стандартам. Нужно обустраивать сам поселок, приводить его в цивилизованный вид. Нет газа, хотя труба проходит мимо курорта в пределах 800 метров, а мы отапливаем углем. Нет в достаточном количестве электроэнергии. Поселок с учетом планов по развитию требует 10 Мвт. Сегодня вопрос находится в подвешенном состоянии. Проект рассчитан на три года. Наша компания отвечает в нем за реконструкцию внутренней территории — корпусов, лечебных блоков и так далее. Мы начали этим заниматься еще в прошлом году, но органы власти не подготовили в полном объеме проектно-сметную документацию на объекты инфраструктуры.

— Кроме кредитования, какие еще проблемы реального сектора экономики области, на ваш взгляд, сейчас имеют первоочередное значение?

— Я бы также выделил проблему нехватки квалифицированных кадров. Сегодня в срочном порядке нужно принимать кардинальные меры для ее решения. Система образования должна готовить специалистов разного уровня. Существует огромная потребность в квалифицированных рабочих среднего звена. Мы имеем перекос в сторону подготовки всевозможных менеджеров, экономистов, юристов, которые в итоге не могут найти себе работу. Это неполноценные специалисты, в таком количестве они сегодня не нужны. Нужны токари, сварщики, инженеры. Без этого реальный сектор работать не будет.

В теории рынок сам выступает регулятором. Но считать, что у нас уже сложились рыночные отношения, нельзя. Оптимальный выход из этой ситуации заключается в том, что государство возьмет на себя подготовку специалистов, увеличит количество бюджетных мест по этим направлениям, создаст для них необходимые условия.

— В текущей экономической ситуации конкуренция за инвестиции между регионами только усиливается. Преимущество получает тот, кто оказывается способен создать на своей территории благоприятную среду для ведения бизнеса. Как, с вашей точки зрения, должна выглядеть оптимальная система взаимодействия и что для этого нужно сделать?

— Определенная система взаимодействия в регионе уже выстроена. В этом надо отдать должное новосибирским властям. Мы сами использовали ее возможности, получали государственную поддержку, когда развивали на начальном этапе завод по розливу минеральной воды. Получилось, на мой взгляд, удачно: мы кардинально обновили основные фонды, вышли в лидеры своей отрасли на российском рынке. В свое время нам частично компенсировали банковский процент по кредиту, освободили от уплаты налогов в местный бюджет на определенный период. В итоге на сегодняшний день предприятие меньше чем за полгода перекрывает платежами в бюджеты разного уровня полученные по программе государственной поддержки суммы. Подобную практику взаимодействия с бизнесом необходимо развивать и дальше. Потому что контакт может получаться только через реальные дела.

С другой стороны, время сегодня диктует новые задачи. Замечательно, что власти на всех уровнях озадачились вопросом импортозамещения. В каждом регионе должна быть подготовлена своя программа, назначены ответственные за ее выполнение. Все включенные в нее предприятия должны быть освобождены от основных налогов (НДС, прибыль, на имущество) на объемы выпущенной продукции на длительное время. Это и будет реальный вклад в экономику. Мы в течение двух-трех лет способны решить те проблемы, которые страны Запада перед нами сегодня поставили.

— Если мы затронули тему санкций, как непростая международная экономическая и политическая ситуация отразилась на работе компании?

— Санкции на нас никак не повлияли. Единственное, что мы ощутили, это рост курса валют. Для своих производственных нужд мы закупаем комплектующие и запасные части за границей. В этом направлении мы хорошо поработали задолго до санкций, больше половины этой продукции мы поменяли на отечественные аналоги.

Сегодня, к сожалению, в технологическом плане Запад нас далеко обогнал. На импортозамещение уйдет время. Поэтому мы вынуждены будем закупать определенные виды продукции, которые не производим у себя, технологии за границей. Необходимо предоставить возможность российским компаниям и предпринимателям, занимающимся высокими технологиями и производством продукции мирового значения, закупать валюту для этих целей у государства по старому курсу — 30–40 рублей за доллар или евро. Причем на региональном уровне жестко следить за использованием этих средств по назначению.

— Пару лет назад вы анонсировали выход на рынки Китая и Казахстана, как сегодня развиваются эти направления в компании?

— С Казахстаном мы работаем достаточно активно, расширяем географию своего присутствия, наращиваем объемы продукции. С потенциальными партнерами в Китае мы ведем переговоры уже несколько лет. Сегодня экономическая ситуация создает благоприятные условия для того чтобы эти переговоры активизировать.

Несмотря на то что на сегодняшний день китайский рынок для нас в приоритете, есть планы двинуться в сторону Европы. Скоро наши специалисты уедут на переговоры в Германию. Надеемся, что будем представлены и на европейском рынке. Думаю, что каких-то конкретных результатов этой работы стоит ожидать уже в этом году.

— В феврале ваша компания отмечает 40-летие, какие достижения вы бы назвали главными за эти годы?

— Во-первых, далеко не все предприятия пережили перестроечные времена, 90-е годы и смогли не просто сохранить производство, но и расширить его. Мы из маленького цеха, который был запущен в 1974 году, выросли в современное предприятие, которое занимает одну из лидирующих позиций на российском рынке в своем сегменте. Во-вторых, мы получили опыт создания предприятия на периферии, вдалеке от крупного городского центра. Мы находимся от Новосибирска в 425 км. Это немалое расстояние. Очень важно было собрать коллектив, используя возможности, в основном, местных трудовых ресурсов. Кроме того, наш завод взял на себя тяжелую социальную нагрузку по восстановлению курорта озера Карачи. Мы хотим, чтобы он занял достойное место на территории России. Наша группа компаний выплачивает в бюджеты всех уровней несколько сотен миллионов рублей в виде налогов. В этом тоже есть основание для гордости. Считаю, что наши предприятия — показательный пример конструктивного взаимодействия бизнеса и власти. Надеемся, что таких примеров на территории области будет больше.

— Сегодня многие с осторожностью дают прогнозы на текущий год. Как, по вашему мнению, он сложится для экономики региона?

— Новосибирская область имеет хорошие перспективы, чтобы стабилизировать ситуацию и рассчитывать в дальнейшем на успешное развитие. Я сторонник позиции конкретных дел: руководители области не должны учить доярку, как доить корову, а земледельца — как пахать землю. Их задача — создать условия, чтобы сельским хозяйством было выгодно заниматься. Это же касается и промышленности. Отдача появится лишь в том случае, когда будет больше конкретики в планах. Если мы не способны справиться своими силами, нужно выходить с инициативой на федеральный уровень.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ