«Нормально все работало, и я считаю, что будет еще лучше»

Алексей Беспаликов
На фото из архива «КС»: Алексей Беспаликов (справа) в 2010 г. с Вячеславом Володиным, тогда секретарем президиума генсовета «Единой России», сейчас первым заместителем руководителя администрации президента РФ

Мы встретились с АЛЕКСЕЕМ БЕСПАЛИКОВЫМ сразу после заседания политсовета новосибирского регионального отделения партии «Единая Россия» в кабинете, который экс-сенатору оставалось занимать еще пару дней. Многолетний куратор внутренней политики в Новосибирской области при губернаторе Викторе Толоконском, занимавший посты заместителя, первого заместителя губернатора, председателя Законодательного собрания и секретаря политсовета НРО «ЕР», с осени 2010 г. представлял область в Совете Федерации РФ. Уступив кресло сенатора Надежде Болтенко, Беспаликов выиграл по крайней мере в том отношении, что стал свободнее в высказываниях. Чем не преминул воспользоваться «Континент Сибирь».

─ Ваш уход из Совета Федерации – ваша инициатива или губернатора?

Моя личная инициатива. Не в моем возрасте столько летать. Я в Москву прилетаю, вроде как все хорошо, а когда обратно возвращаюсь, мне два дня надо, чтобы прийти в себя. Хочу подлечиться очень серьезно. Есть разные болячки. Вот подлечусь, а потом видно будет. Сил у меня еще хватит поработать, а работа меня найдет.

─ Официальный статус ограничивал вас в качестве спикера – не спикера Заксобрания, а человека, который может давать комментарии и оценки. Интересно ваше суждение о событиях, имевших место в Новосибирской области с 2010 года. Произошло многое, и сейчас еще не до конца понятно, что это было.

Действительно, губернатор становится полномочным представителем президента, назначается другой губернатор, не оправдывает доверие президента, полномочный представитель оказывается губернатором Красноярского края, а действующий губернатор уходит в никуда, как говорится, и мэр, который уже ушел и уже привык к тому, что он не мэр и никогда им не будет, вдруг становится губернатором. Вот сейчас, допустим, мне все понятно. Происходящее раньше было понятно не всегда.

Я рад, что Знатков назначен первым заместителем председателя правительства Новосибирской области, потому что, положа руку на сердце, он профессионал. Он профессионал, как, впрочем, и Ксензов профессионал высшей марки. Непонятно вообще как можно было довести до того, что на выборах в начале этого года три бывших заместителя губернатора и мэра – уже названные, плюс Володя Анисимов – вдруг оказались как бы в одной лодке, и начали ее коллективно раскачивать. Я бы такого не допустил.

Все они мои друзья. Я с ними никогда не ссорился, и проголосовал бы за всех троих. И большинство горожан так и хотело голосовать, вот почему получился Локоть, хотя это, как говорится, не самое плохое решение. Мы все его знаем прекрасно. Если даже отвлечься от партийной принадлежности, он способный, талантливый и толковый. Я не думаю, что это какой-то большой проигрыш. Но он был сразу виден по курсу. Еще кампания не началась, уже было ясно, что проиграли.

─ Было понятно, что Знатков проиграет?

Да.

─ А почему вам так казалось?

─ Например, потому что столкнулись три известных человека. Самые известные из них – Ксензов и Анисимов.

─ А Знатков?

─ Знатков по жизни был меньше известен. Сейчас я рад, что и Знатков работает, и Ксензов работает, и Анисимов является главой строительной фирмы, которую возглавлял. Я думаю, между ними нет никаких противоречий, и не должно быть. Выборы – это такая особая веха: прошли – и надо все сразу быстренько забыть и обрубить.

─ Не у всех получается.

Не у всех получается, но я, во всяком случае, всегда в этом отношении с головой дружил и, надеюсь, и дальше дружить буду, потому что врагов себе наделать очень легко, а друзей завести очень трудно, и когда теряешь чью-то дружбу, это неправильно, на ровном месте начинаются какие-то претензии друг к другу. Я съездил и поздравил Локтя. За месяц до выборов я ему сказал, что он уже выиграл. Ну, а я и Карпова поздравил, который стал руководителем фракции КПРФ Заксобрания. Вот сейчас встречусь с ним, у нас дружеские отношения. Когда-то мы с ним вдвоем были самыми молодыми директорами профтехучилищ в Новосибирске. Я стал директором профтехучилища, по-моему, в 1974, да, мне было 26 лет, и он такой же молодой был. Я его знаю с тех времен.

─ Тем не менее, дружба дружбой, а работа работой. Вы в 2000-е годы фактически нейтрализовали фракцию КПРФ в областном совете и Заксобрании.

─ Но это уже политика, и тем не менее, я ни с кем не перессорился. Все прекрасно понимали, что каждый выполняет свою задачу. Я был секретарем партийной организации «Единой России». Они знали, что я по-другому действовать не могу.

─ Когда вы были уверены, что выиграет Локоть, кроме упомянутого фактора, раскола в верхах, столкновения бывших вице-мэров и расщепления электората, была ли это еще и некая предварительная оценка качества избирательной кампании, которую возглавлял Виктор Игнатов, то есть оценка его потенциала?

─ Тут соединялись все оценки. Это было за месяц – даже больше, чем за месяц. Мы с Анатолием оказались в одном самолете, из Москвы летели, вот и переговорили. Я сказал: «Ты выиграешь абсолютно точно». И когда поздравлял его с победой, спросил: «Ты помнишь?» Он говорит: «Помню, это не забывается». Ну, некоторые товарищи по партии посчитали, что дело в другом… Мне в Москве сказали: «Говорят, ты на Локтя работаешь». (Смеется.) Я говорю: «Я Локтя видел первый раз за несколько лет в самолете полтора месяца назад». (Смеется.) Я вообще, говорю, изолировался. В избирательную кампанию, чтобы не подозревали, даже не приезжал сюда.

─ Во время выборов, когда все столкнулись друг с другом: Ксензов, Анисимов, Знатков и так далее, функции заместителя губернатора, курирующего политическую тематику, исполнял известный вам Виктор Козодой. Это был пост, который когда-то занимали вы и задали планку. Как вы оцениваете в итоге результат?

У Козодоя была одна пятая должности, которую занимал я. Я курировал и управление делами, и кадровые вопросы. Я отвечал за взаимодействие с правоохранительными органами. Я же даже медицину курировал несколько лет как первый заместитель. А у Козодоя оказалась только политика и в не очень удачное время. Вполне возможно, что из него получился бы хороший заместитель, но ему не дали времени для этого, а еще меньше дали времени Гудовскому. Они не успели себя проявить, как произошли все эти перестановки.

─ Но ведь в политике не бывает «им не дали». Они сами сделали выбор, который привел их к этому, сознательно пошли на то, на что пошли.

Да, так. Приходится отвечать за слова и дела и надо уметь это делать. Тут можно вспомнить, как я перестал быть секретарем партийной организации, председателем Заксобрания. Я взял на себя обязательство в Москве, перед руководством партии, что на выборах в Заксобрание в 2010 г. у нас будет 50%, а еще сказал там, что если этого не случится, я в эту же ночь ухожу с должности. Посчитали. В 4 часа ночи уже был известен результат: 50 % слегка недобрали. Я взял написал заявление и послал по факсу.

В Совете Федерации я отдохнул немного от партийных дел. Это была трудная работа, потому что не совсем делаешь то, что бы ты хотел. Ты выполняешь волю руководства и знаешь, что Новосибирская область имеет свои особенности, и не все тут подходит, а доказать трудно, раскол в партию, конечно, нельзя вносить. Честно сказать, когда я совмещал должность председателя Совета и секретаря партийной организации, у меня 90% времени уходило на партийные дела. Конечно, мне здорово помогал на посту спикера мой тогдашний заместитель Анатолий Нестерович Иваненко. Он занимался текущим документооборотом, законами. Его помощь была неоценима.

─ Мы говорили о событиях 2013 – 2014 гг. Если вернуться в предысторию этих событий, что произошло в 2010 году? Почему сменился губернатор, а новый губернатор занял позицию враждебности к своему предшественнику, после чего Новосибирская область надолго ушла из зоны стабильности?

Этого следовало ожидать… Когда-то Юрченко, еще будучи заместителем губернатора, собирался вообще уходить из администрации. Мы с ним говорили, я его убедил этого не делать. Его опыт был нужен. Было понятно, что придет время и будем более активно заниматься проблемами промышленности, что и происходит сейчас. В этом отношении он был в тогдашней команде незаменим, а вот как человек он оказался все-таки… не совсем на своем месте.

Вот самое начало после его прихода к власти: он стал называть себя директором области. Я ему говорю: «Ты не директор области. Ты душа области. Все люди твои. Плохие, хорошие, правильные, неправильные – они все твои люди, за которых ты должен беспокоиться и биться, а ты говоришь, что ты директор. Ты что, их можешь уволить? А район – это цех? Там, значит, начальник цеха теперь будет?» Мы с ним переговорили, и он перестал это делать, но он упрямый.

А у Виктора Александровича тоже есть черта. Все мы помним, как он ушел из мэрии, став губернатором, и ездил туда целый год, проводил совещания по инерции, но Владимир Филиппович — мудрый человек, терпел. А Юрченко не потерпел, что Виктор Александрович вторгается в дела области, и вот на этом основании у них и началось… Поначалу не было личных проблем, но дошло в итоге до личностей. Вспоминаю президентскую избирательную кампанию. Летим с Виктором Александровичем вместе в самолете. Он говорит: «Избирательную кампанию в области возглавлю я, а ты у меня будешь заместителем». Я говорю: «А губернатор где будет? Виктор Александрович, у вас 12 субъектов. Если вы в одном субъекте возглавите, а в другом откажетесь возглавлять, вас просто не поймут». Тогда я его убедил и все-таки Юрченко возглавил избирательную кампанию, но Виктор Александрович регулярно нас собирал, и я как консультант участвовал в этих совещаниях. Нельзя бросить Совет Федерации, там работать надо постоянно, но мы собирались, обсуждали некоторые проблемы, и я дела откладывал, приезжал без возражений. Тогда стало казаться, что эта работа их сблизила, появились признаки примирения. Как-то просил их съездить вместе на один объект. Съездили, а в итоге все равно… Дошло и до личностей.

Все меня почему-то просили, ну, помири ты их. Как я их помирю? Два раза сводил их вместе, устраивал встречи. Второй раз Юрченко пришел к Виктору Александровичу, а потом вернулся, мне звонит, говорит: «Акимыч, я его два часа слушал и он мне два часа читал нотацию. Я даже сказать ничего не успел». Вот и примирились. Потом Виктор Александрович ему там же сказал: «Извинись за то, что ввел платный проезд для пенсионеров, отмени это». Он отменил. «И уволь Хомлянского».

─ А ведь и уволил. Но все-таки мне говорили, что у Виктора Александровича была обида, связанная с тем, что Юрченко, еще пока Толоконский был губернатором, вел в Москве переговоры о том, чтобы заменить его на этой должности, и тот же Хомлянский ему помогал…

Не слышал. То, что Юрченко с Хомлянским дружил, известно, они давно дружили. Мы же прекрасно понимали, что Юрченко ставленник Виталия Петровича Мухи. [«КС»: губернатор Новосибирской области в 1991 – 1993 и 1996 – 1999 гг., в советское время генеральный директор заводов «Сибэлектротерм» и «Сибсельмаш»; на последнем из них делал карьеру Василий Юрченко.] Но относились к этому терпимо. Да и к самому Мухе относились не иначе. Помню, прошли выборы, которые он проиграл, однажды он звонит мне и говорит: «Слушай, лицензии на лося кто у тебя распределяет?» Я говорю: «Я сам». «А чего, – говорит, – мне лицензию не выдали?» Я говорю: «Виталий Петрович, прошу прощения. Я даже не читал этот список. Мне принесли, я его молча подписал. Я вам отдаю мою лицензию». – «Да нет, я не возьму». Я по одному телефону говорю, по другому вызываю охотуправление: «Видите список и в нем мою фамилию? Надо ее заменить. Виталий Петрович, слышал?» – «Слышал». И каждый год ему выделяли лицензию, а он каждый год мне звонил и говорил спасибо. Я с ним был знаком еще в ту пору, когда стал директором профтехучилища. У меня было три предприятия, для которых мы готовили кадры: «Сибэлектротяжмаш», «Сибэлектротерм», который возглавлял тогда Муха, и «Электротрансмаш». Училище строилось, Муха приезжал ко мне на стройку, помогал. Все это не забывается. Человеческие уважительные отношения сохранялись и они должны сохраняться, несмотря на избирательные кампании.

─ Давайте вернемся к факту, который вы тоже отметили как неожиданный: этот уход Владимира Филипповича с поста мэра и затем его возвращение в губернаторы. Почему Владимир Филиппович? Почему он сначала ушел, а потом без него не обошлись?

Ну, убедил его Юрченко перейти на вот эту должность зама по агломерации. Мы с этой идеей агломерации даже делали дни Новосибирской области в Совете Федерации, и кстати это были самые лучшие дни региона в Совфеде из всех, которые там проводились, это и Валентина Ивановна Матвиенко отметила. Говорит: «Видели, как все организовала Новосибирская область? Вот так и надо проводить». Обычно регионы собирают все, что у них там есть, все проблемы: ЖКХ, нехватка автодорог, еще что-то. Мы же сконцентрировались на одной теме: «Поддержите идею агломерации, помогите подправить законодательство». Мы внесли предложения, какие законы надо принять. Эта четкость в организации – заслуга Городецкого. Потом оказалось, что Юрченко сняли, а назначить некого.

─ Некого?

─ Владимира Филипповича убеждали. Он не хотел, его убедили. Президент вызвал и сказал, что надо… Ну, вернее, сначала не президент, а руководитель администрации президента сказал: «Владимир Филиппович, надо. Уйдешь, если не захочешь, у тебя город на очень хорошем счету, ты самые хорошие показатели давал на выборах». Он же в последние выборы, когда избирался мэром, 80% набирал, и город у нас хороший… Это своим как бы не нравится, где мы живем, а когда приезжают из других городов, они просто поражаются многим вещам: и дороги поправили, и мост строится, и метро в городе…

─ Вопрос, особо актуальный сейчас, пока формируется команда Владимира Филипповича. Кто мог бы в ней эффективно руководить политическими процессами? У губернатора много приоритетов, в том числе он сам провозгласил целью подъем промышленности. Экономическая обстановка трудная, ему много сил надо будет уделять на финансовом и экономическом направлении, а кто человек, который тем временем может формировать политическую повестку? Городецкому не нашлось альтернативы как губернатору, а есть варианты, кто мог бы стать его заместителем по внутренней политике?

Есть и те, кто мог бы стать губернатором. Директора крупных заводов, люди с огромным опытом. Понятно, что губернатор должен разбираться в экономике. Это же не просто политическая должность. Это в первую очередь хозяйственная должность. Конечно, была альтернатива, но я считаю, что президент правильно поступил. Лучше плавно как-то это дело сделать. Могли бы нам заслать кого-то из других регионов, могли бы еще кого-то, и вот чтобы не обжечься, а спокойно обеспечить преемственность, выбрали Городецкого.

Он, понятно, сейчас себе замену будет готовить, потому что мы с ним с одного года, ну, я чуть его постарше, я в марте родился, а он в июле: 66 уже есть, а на следующий год будет 67. Возраст есть возраст. Но если остановиться, то можно совсем потеряться. В возрасте бегать надо, чтобы быть здоровее… Альтернатива, конечно, была. А что касается политики, ну, в России, у нас все до одного разбираются в медицине и все до одного разбираются в политике.

─ Ну, так все-таки, Алексей Акимович?

Я не буду называть фамилии. Половина депутатов, которые в Заксобрании давно работают, могли бы справиться с этой работой.

─ А у вас с Городецким какой-то контакт есть по оценке положения дел? Он как-то планирует использовать ваш опыт? Кстати, при Городецком в мэрии сменилось несколько политических вице-мэров, но человека, эквивалентного вам, он так и не нашел.

Мы с ним несколько раз встречались, обсуждали все эти темы, сейчас просто было некогда. В Москве все дела надо было сдать, кабинет освободить. Он говорит: «Ты мне нужен. Буду думать, как…» Как, в каком виде, я не знаю. Я готов консультировать… Ну, сколько я избирательных кампаний провел? Не счесть.

Кадровый вопрос – тонкий. Помню, после выборов 1999 г. Толоконский доверил мне подбирать глав районов. Приехал в один флагманский район и говорю главе: «Ну, во-первых, тебе уже за 60 далеко, а во во-вторых, ты так яро Толоконского поносил во время избирательной кампании… Тебя кто-то просил?» – «На меня Муха давил». Я говорю: «Ну вот видишь, ты не один, 30 районов, никто себе не позволил такие высказывания. Я тебя по-доброму просто прошу: уходишь по собственному желанию, мы тебе хорошую пенсию определим, право пользоваться транспортом оставляем, все». «А кто новый будет?» Я говорю: «Давай посоветуемся с тобой». Он говорит: «Я хотел бы… У меня заместитель 13 лет уже на должности. Предлагаю его». Я говорю: «Нет вопросов. Собирай руководителей хозяйств». Собрали руководителей хозяйств. Я говорю: «Вот такое предложение поступило. Как вы, поддерживаете?» – «Поддерживаем». Я говорю: «Все, нет вопросов». Звоню Виктору Александровичу: «Виктор Александрович, просьба прямо сейчас подписать распоряжение о назначении главы района и выслать по факсу сюда». Тогда еще компьютерной связи не было. И он это сделал все мигом, и все по-честному, и все, как говорится, по-доброму. А кого сейчас, ну, ты меня не терзай. Сам же говоришь, многие пробовали в мэрии, несколько человек в областном правительстве.

─ Значимость этой позиции можно оценить, наблюдая, что сейчас происходит в горсовете Новосибирска. Некоторые считают, что Городецкий должен был поддержать другую кандидатуру, не Асанцева, но по большому счету поддержать – это значит поручить кому-то дальше заниматься политическим разруливанием. Если некому поручить – проще сказать: решайте сами.

Он тоже ведь достоин, Асанцев, и Зарубин достоин. И Андрейченко: ну, уже такой опыт, он столько лет депутатствует, но это одно дело, а на должности председателя и Совет надо сдерживать в некоторых вещах, и не лезть под администрацию, допустим, под мэра полностью.

Вот эти люди, все трое, они достаточно мудрые. Несмотря на то, что Асанцев самый молодой там среди них, но у него мудрости хватает и порядочности. Я всех троих знаю очень хорошо, все трое заслужили, но, видимо, у депутатов свое мнение, потому что фракция «Единой России» в горсовете свой выбор сделала. Четыре человека только не голосовало, трое отсутствовало, ну, и Андрейченко не голосовал за Асанцева, а все остальные голосовали за Асанцева.

─ Одно время «Единую Россию» практически похоронили в ситуации 2011-2012 гг., когда на нее наклеивались разные ярлыки, и многие считали, что уже она не отобьется, надо искать замену, приглядывались в этом смысле к «Народному фронту», который, однако, продолжения не получил. На ваш взгляд, у «Единой России» есть потенциал и планируете ли вы принимать участие в работе партии?

«Единая Россия» сильно изменилась. Раньше, когда я возглавлял партийную организацию в регионе, была гонка за количеством членов партии, принимали кого попало. Потом очистились, ушло почти тысяча человек, которые вообще недостойны и близко быть в партии. Во всех регионах это происходило, изменили тактику, стратегию изменили. Потенциал, я считаю, у нее останется еще многие годы очень высоким.

И те проекты, которые реализовываются непосредственно «Единой Россией» – не те, которые она поддерживает, а непосредственно организованные ею – они же ведь работают, вот что важно, хорошие итоги дают, люди это видят. Например, дороги. «Единая Россия» старается дорогу построить в самой глубинке – не где-то только в Новосибирске – а в глубинке, чтобы там люди жили достойно. Или спортивные комплексы. Никогда же такого не было, у нас здесь такой клич: спортивные комплексы; 50% находит субъект, 50% из федерального бюджета, и партия курирует все от закладки первого камня, чтобы все работы шли по графику.

Но у партии провал, действительно, был, когда работали по инструкциям: так, что ни вправо, ни влево, надо только так делать. Ошибки и сейчас есть, любая партия ошибки совершает: если бы у нее людей не было, и ошибок бы не было, а где люди, там всегда возможны и ошибки.

─ Формируется команда губернатора, команда Городецкого. Мы видим также, что в мэрии формируется команда, которую тоже можно условно назвать командой Локтя и Игнатова или Игнатова и Локтя, кому как удобнее считать. На ваш взгляд, что дальше будет происходить между этими командами в ближайшие полгода, год? Приближаются выборы в городской совет, потом в Заксобрание. Что будет происходить и что должно происходить?

Чем мне нравится Локоть, так это тем, что он не тычет в себя, что я коммунист, а берет на работу специалистов. Ну, были обязательства, как бы долги перед некоторыми людьми, он их взял на работу куда-то, но с головой он дружит, он специалистов подбирает, и он с губернатором советуется. Конечно, он понимает, что одно дело политика, а другое дело: город есть город. И не дай Бог, он видел уже, как ссорятся мэр с губернатором. На его глазах это происходило, когда Муха был губернатором и Толоконского даже на заседания не звали, уже не говоря о бюджете, который кромсали в ущерб городу как хотели.

Локоть полностью осознает, что ему необходимо работать в полном контакте, и он партийными делами заниматься не будет, я уверен. Он понял, что это хозяйственная работа, не политическая. Он понимает, что его окружает почти все здание единороссов. Он это осознает, и у него нет наклонностей что-то изменить кардинальным образом. Поэтому я считаю, что сейчас наконец-то наступило перемирие между всеми уровнями власти – это даже не перемирие, а нормальная работа. Я считаю, что так и будет дальше продолжаться.

Владимир Филиппович достаточно мудрый человек. Он ведь тоже с партийным опытом, был членом КПСС, райком возглавлял. Он понимает, что партия это партия, а дело это дело. Губернатор партийный, но должен заботиться о членах всех партий. Так и было при Толоконском. И партии к этому относились с пониманием. Единственный, кто не хотел встречаться с Толоконским, это Зюганов, а я ездил их всех встречал в аэропорту. Вот приеду, Жириновского встречу, и к губернатору свожу, и на ужин приеду, и провожал его всегда. А Зюганова только встретишь, на машину посадишь и все, никаких встреч. Но на отлет я всегда приезжал руку пожать.

─ Локоть не такой. Это другое поколение КПРФ.

Да, все вздохнули с облегчением, когда он стал первым секретарем обкома. Его предшественник, помнишь, просто ничего вообще не принимал, со всеми перессорился. После этого и на сессиях стало можно более-менее спокойно вопросы обсуждать и даже вопросы, которые не коммунисты вносили, мы согласовывали с ними: «Вот «Единая Россия» будет вносить. Поддержите?» – «Поддержим. А это не поддержим». – «Ну давайте вот так вот поменяем».

Нормально все работало и я считаю, что будет еще лучше. Я думаю, что губернатор к Новому году закончит формирование команды. Вот Локоть практически уже закончил. У меня лично не вызывает отрицания ни один назначенный.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ