«Городецкому невыгодно поднимать волну»

Миниатюра для: «Городецкому невыгодно поднимать волну»

Бывшего кандидата в мэры и губернаторы Новосибирска ИВАНА СТАРИКОВА ненадолго хватило в качестве обычного муниципального чиновника, хотя бы и руководящего представительством города в Москве. В интервью «КС» он дал понять, на что рассчитывает, снова претендуя занять высшую региональную государственную должность.

Выставляя свою кандидатуру на губернаторских выборах, на чью поддержку вы рассчитываете?

— Выдвинулся я на прошлой неделе от «Гражданской инициативы», то же самое, что я делал и на выборах мэра.. Отмечу, что «Гражданская инициатива» и Комитет гражданских инициатив, который возглавляет Алексей Кудрин, это близкие структуры, и Комитет гражданских инициатив подготовил целую серию докладов по разным вопросам государственной деятельности

Мы с Анатолием Локтем договорились, что преимущество служебного положения нам точно использовать нельзя. До регистрации я буду вести кампанию исключительно в нерабочее время, поэтому и выдвижение было в Линево в 7 часов вечера. При этом я демонстративно свой служебный автомобиль оставил около мэрии, пересел уже теперь в легендарный УАЗ «Патриот» и приехал, чем вызвал серьезное удивление. Провели конференцию. Тайное голосование, опечатанный ящик для голосования. На следующий день я сдал документы и открыл избирательный счет. После этого мне можно начинать собирать подписи муниципальных депутатов.

Вы надеетесь их собрать?

— У меня была продолжительная встреча с Владимиром Филипповичем Городецким по его инициативе. Владимир Филиппович убеждал меня не идти. Говорил, что он меня не боится, но мое выдвижение двусмысленное, поскольку я занимаю пост вице-мэра и вношу разлад между городской и областной властью. Только-только все стало налаживаться. На что я ему справедливо ответил: «Зарегистрируют меня — уйду в отпуск. Не зарегистрируют — и обсуждать будет нечего». С другой стороны, я ему пытаюсь объяснить: «Вы поймите, вы кого видите в качестве своих противников?» И он называет фамилии Савельева и Кубанова. Я ему говорю: «Вы же понимаете, что ваша победа в этой кампании будет абсолютно неубедительна. Во-первых, будет низкая явка. Кампания летняя, никакой интриги. Придет мало избирателей, процентов 15, не больше. Ну, выиграете вы 75–80% в первом туре. Но вы породите ряд серьезных проблем.. Поэтому давайте так: вы мне не будете мешать зарегистрироваться, а я готов подписать пакт о ненападении. Будем вести исключительно содержательную дискуссию, тем более выборы двухтуровые, предусмотрены дебаты». Потом говорю: «При таком раскладе пусть вы выиграете, но я наберу в пределах 30–35%».

Он вас спросил, зачем это вам нужно?

— Я говорю: «Для меня это важно. Я тогда, во-первых, могу претендовать на пост в правительстве, которое вы будете формировать. И это будет красивый жест. Он говорит: «Ну, да». В итоге договорились, что я приступаю к сбору подписей.

Как успехи?

— Несмотря на заверения мне в глаза Владимира Филипповича, я проехал в эти выходные три района и убедился, что прошла самая жесточайшая команда: подписи за Старикова не ставить. Происходят вещи с точки зрения морали запредельные. Судите сами: приехал в родное Павино, где родился, работал директором совхоза. Проехал по полям, сходил на могилу отца и деда, поговорил на покосе с мужиками. На следующий день директора стали с пристрастием допрашивать: где был, что делал. Смотрели, чтобы мои земляки не вздумали мне помогать. Люди, которые это делают, не имеют никого представления, как устроено сельское поселение, пронизанное тысячами формальных и неформальных, родственных, дружеских, и если хотите, семейных связей. В закрытом социуме среднего района Новосибирской области давление на депутатов по большому счету становится известно всем. Пока допускаю, что этот казус исполнителя — дело рук ретивых, но не всегда умных людей. Однако если в ближайшее время это беспрецедентное давление не будет остановлено, то для меня это станет casus belli.

Что вы намерены предпринять?

— Сейчас я скажу ключевую вещь. Те депутаты, которые будут сейчас фильтровать меня и других кандидатов, все выбраны были в 2010 году. Если посмотреть уставы муниципальных образований, то депутаты не наделены полномочиями исполнять функции фильтра. Их на это избиратели, которым принадлежит вся власть в стране, не уполномочивали. Эта функция оформлена за ними законодательно, но с точки зрения Конституции нельзя изменить полномочия уже выбранного органа. Если, например, меняется срок пребывания у власти президента, то это распространяется не на действующего главу государства, но только на того, которому еще предстоит избраться. То есть применение муниципального фильтра до переизбрания муниципальных советов можно оспорить в судебном порядке. На самом деле муниципальный фильтр — это коррупционная конструкция, которая противоречит действующему федеральному закону о противодействии коррупции. И наконец, третье. По закону депутат районного Совета является должностным лицом, и как таковой он попадает под действие федерального закона о порядке рассмотрения обращений граждан. Должностное лицо, конкретно депутат, обязан в течение месяца дать мотивированный ответ: почему он отказывает в подписи тому или иному человеку. Я на сегодняшний день разослал именных писем депутатам районного Совета уже 300. В среду мы все 1000 человек закрываем.

Ну, они ответят вам вежливо и деликатно: «Отказываю в подписи, потому что считаю, что Иван Валентинович Стариков не будет лучшим губернатором из возможных кандидатов».

— Пусть ответят. Поскольку осуществление государственных властных функций должно происходить публично и открыто, мы все эти ответы будем выкладывать в открытую Сеть. Это первое. Второе, тема выходит за границы одного субъекта РФ. Мне вчера звонила Оксана Дмитриева, которая собирает подписи по Санкт-Петербургу. Есть еще несколько единомышленников. Я хочу их всех объединить. Наша юридическая экспертиза системы муниципальных фильтров дает основание оспорить вообще результаты выборов, если мы не будем допущены. А вот это уже другая история.

И это то, чего меньше всего нужно Владимиру Филипповичу. Ему вообще нежелательно поднимать волну. Потому что если волна поднимется, то на это обратят слишком пристальное внимание в Москве. Он окажется человеком, который это все допустил.

Вы ждете поддержки КПРФ со сбором подписей?

— Я встречался с коммунистами, здесь, в обкоме КПРФ. Присутствовали Карпов, Сулейманов, Клестов, Канунников. Я им сказал: «Друзья мои, мне, конечно, без вашей помощи выиграть будет трудно. У вас 130 депутатов районного уровня. Причем они распределены как раз достаточно для того, чтобы этих голосов больше ни у кого просить было не надо. Я предлагаю вам заключить альянс. Готов делегировать в случае победы в Совет Федерации того, кого вы назовете».

Они приняли какое-то решение?

— У них был в субботу пленум в Москве. Локоть не поехал. Ездили Карпов и другие. Они пытаются убедить Зюганова, что нужно все равно выставить кандидата, пропускать выборы нельзя.

А кого они собираются выставлять?

— Разговор идет вокруг персоны Андрея Жирнова. Он очень симпатичный и приятный человек, хороший журналист. Однако если вы сейчас выставите не самого сильного кандидата, то получите скандально низкий результат и в итоге обнулите свою победу на мэрских выборах. На следующих выборах в городской и областной Советы все будут отталкиваться не от победы Локтя, а от вашего поражения на губернаторских выборах. Может быть, конечно, кого-то корежит, что надо поддержать Ваню Старикова, завзятого либерала. Но я ведь смыл своей либеральной кровью позор в кавычках, сняв кандидатуру в пользу Локтя на выборах мэра. И сейчас я единственно реальный вариант на победу, по большому счету, в той ситуации, когда Знаткова, уже не стесняясь, номинируют на должность сити-менеджера. Это вопрос сохранения полномочий и результатов победы объединенной оппозиции. Поэтому это еще и мой интерес. Быть вице-мэром у английской королевы почетно, но не сильно эффективно, с учетом тех планов, которые я на сегодняшний день уже заявил и начал двигать.

То, что происходит вокруг Андрея Ксензова, на ваш взгляд, как-то связано с попыткой команды, проигравшей на выборах мэра, расшатать опоры команды победителей?

— Я думаю, что здесь есть внутренние новосибирские мотивы и есть мотивы московские. Андрей Евгеньевич разозлил своей непоследовательностью очень многих серьезных людей. В первую очередь Дмитрия Олеговича Рогозина, тем, что он неожиданно снял кандидатуру. Если бы он пошел до конца, набрал бы свои 16–17%. Я думаю, что у него был бы такой результат.

Но Локоть не стал бы мэром.

— Да. Но вопрос какой? Я в данном случае исхожу из следующих вещей. Московские товарищи не ставили задачу, чтобы Локоть стал мэром, ее ставили новосибирские товарищи. В этом смысле он снял свою кандидатуру и помог победе.

Точнее, ему помогли ее снять.

— Точно не знаю, свечку не держал. Но ему нужно было дать сигнал, заручиться поддержкой того же Рогозина. А он снялся накануне визита Рогозина в Новосибирск. Весь визит его был рассчитан в поддержку кандидата от партии «Родина». Я был на встрече с Рогозиным и видел, что вице-премьеру было не очень приятно. Это первое. Второе — месть системы. Я никогда не был в системе, только в оппозиции, как, впрочем, и Локоть. А Андрей Евгеньевич плоть от плоти, кровь от крови этой системы. Система такого не прощает.

Но эти ребята, которые сейчас пытаются ослабить Локтя, играют в очень опасную игру. Понятно, что похищение ребенка Знаткова и все остальное — типичный кафкианский сюжет, это не выдерживает никакой критики. А вот если Ксензова начнут трогать за его работу в мэрии в бытность, когда он был первым замом Городецкого, то здесь это со стопроцентной вероятностью прилетит рикошетом Владимиру Филипповичу. Поэтому мой прогноз такой: если они загонят в угол Андрея Евгеньевича и он начнет, не дай бог, говорить, я думаю, что уголовные дела на него немедленно закроют. Но, скорее всего, ему дорога в политику, по крайней мере на ближайшее время, закрыта. Хотя как раз в политике все возможно.

Первый вице-мэр — это не совсем политика. Вы имеете в виду дорога в политику или дорога на административные должности?

— Нет, я думаю, что он будет держаться за должность первого вице-мэра, это абсолютно очевидно. Ни у кого нет сомнений, что Андрей Ксензов один из наиболее осведомленных и профессионально подготовленных людей в команде нового мэра. Вопрос просто в том, что дожимать его уголовными делами и требовать, чтобы он ушел в отставку и так далее, — игра до 14 сентября очень опасная. Потому что Андрей Евгеньевич может сорваться с цепи. Как уже один раз случилось, когда он решил пойти против Знаткова, обиженный в лучших чувствах. Но если выигрывает Городецкий — это опять вопрос, условно говоря. Безусловно, его будут догрызать. Тогда уже будут догрызать его и за старые обиды, и за то, чтобы ослабить Локтя. Хотя думаю, что это контрпродуктивно. Увы, логика и здравый смысл — не самые сильные стороны нынешней административной системы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ