Сибирские айтишники сверили тренды

Как отметил модератор пленарного заседания, генеральный директор компании «Дата Ист» Вячеслав Ананьев, ИТ сегодня определяет не только качество жизни, но и условия выживания.
Как отметил модератор пленарного заседания, генеральный директор компании «Дата Ист» Вячеслав Ананьев, ИТ сегодня определяет не только качество жизни, но и условия выживания.

В Новосибирске обсудили основные ИТ-тренды, которые будут, по мнению участников индустрии, определять ее развитие в ближайшее время. Технопарк Академгородка принимал VI форум «Сибирская индустрия информационных систем» (СИИС). Точки притяжения остались прежними: облачные технологии, «интернет вещей», ГИС-технологии, кибербезопасность. Поменялись акценты. Развитие ИТ в России приобретает отчетливый геополитический контекст. Корреспондент «КС» побывал на мероприятии и узнал, что главная угроза приватности данных может исходить не от спецслужб, а от маркетинговых отделов крупных корпораций.

Тон разговорам о новинках ИТ-индустрии был задан еще на открытии форума. Как отметил модератор пленарного заседания, генеральный директор компании «Дата Ист» Вячеслав Ананьев, ИТ сегодня определяет не только качество жизни, но и условия выживания. «Эти технологии настолько плотно вошли в нашу повседневность, что мы сейчас понимаем, что не только качество жизни, но и вопросы обороноспособности нашей страны очень серьезно зависят от информационных технологий», — отметил он.

«Интернет вещей»

Секцию «ИТ-тренды» открывал доклад руководителя филиала компании Intel в Новосибирске Виталия Саяпина. Он рассказал о наступающей эпохе «интернета вещей» и заверил присутствующих, что корпорация не упустит этот рынок, как произошло с рынком мобильных устройств.

«В настоящий момент мы пытаемся вписаться в очередной тренд. Первый микропроцессор был сделан в нашей корпорации, и это заложило, в значительно степени, основы ИТ-индустрии. В следующие 10 лет мы создадим технологии, которые обогатят жизнь каждого человека на Земле. Это удаленный доступ к образованию и медицине, всевозможные мобильные технологии. В рынок мобильных процессоров мы вписались с опозданием. Еще больше процессоров потребуется на рынке «вещей»», — пояснил Виталий Саяпин.

По оценкам экспертов, рынок «интернета вещей», куда входят различные подключенные и управляемые устройства с возможностью анализа данных и принятия на его основе решений, в ближайшие годы ждет бурный рост. Расчеты аналитического агентства Json&Partners Consulting предрекают этому сегменту отрасли в России рост к 2015 году на 57,3%, до $527 млн. а к 2020 г. – до $980 млн.

«Рост идет стремительный, — пояснил Виталий Саяпин. — Называются разные цифры. Кто-то говорит о 200 млрд. устройств к 2020 году, кто-то называет цифры поскромнее. В любом случае, это десятки миллиардов. Количество подключенных устройств растет большими темпами, информация неструктурированная, и с этим надо будет как-то работать».

По мнению главы новосибирского офиса Intel, дальнейшую эволюцию «интернета вещей» будут определять несколько факторов. Во-первых, происходящая сейчас по всему миру консолидация мегаполисов, сосредотачивающих на себя множество ресурсов и функций. Эта концентрация позволяет осуществлять крупные оптимизационные решения, если правильно обработать информацию и правильно управлять этим.

Во-вторых — это здравоохранение и фактор старения населения в развитых странах. Здесь также сосредоточены большие потенциальные возможности: требуется уход, соответственно, улучшенные системы наблюдения. И, наконец, в-третьих, – управление ресурсами и ценностями. «Перспективы в этой области возрастают по мере подключения вещей к интернету», — сообщил представитель Intel.

С развитием данного сегмента для бизнеса открываются новые возможности и новые источники доходов. Стремительный рост устройств, подключенных к глобальной сети, потребует других подходов к анализу больших данных и управлению ими.

География – двигатель прогресса

В настоящее время географические информационные системы (ГИС) перестали быть сложным инструментом и могут использоваться для решения широкого круга задач, включая бизнес-анализ. Как рассказала специалист EsriCISТатьяна Анискина, порядка 70% информации имеет географическую привязку, и чем активней бизнес будет использовать эту информацию в своей работе, тем больше у него появится конкурентных преимуществ.

«Банальный пример: мне 26 лет, я работаю в ИТ-компании, имею средний заработок, увлекаюсь сноубордом, беговыми лыжами, летом катаюсь на велосипеде. Если бы кто-то заинтересовался, кто я, чем я занимаюсь, а заодно проанализировал, что вокруг меня достаточно много такой же активной молодежи, то для людей, которые, к примеру, планируют построить новый фитнес-клуб – это было бы идеальное место. Запустив минимальную маркетинговую компанию, они бы привлекли большое число потенциальных пользователей», — пояснила эксперт.

Таким образом, линейка решений, которые вместе составляют единую платформу, способна стать точкой сборки всей бизнес-информации для организации. В основе лежит «облако», в котором могут храниться сервисы и ссылки на них, что обеспечивает быстрый доступ и решает проблемы с компилированием данных.

«С помощью электронных карт, вы, в каком-то смысле, уничтожаете барьер между различными сотрудниками и процессами, — поделилась мнением Татьяна Анискина. — Если раньше был ГИС-специалист, потом аналитик, который работает со своими таблицами, все это вываливалось на стол руководителю – принять объективное решение было не всегда просто».

В свою очередь веб-карта интегрирует все виды данных, в которых есть пространственная составляющая. Она не только позволяет наносить точки, но и классифицировать их, проводить аналитические процедуры с учетом не одних только значений, но и их пространственного расположения. ГИС становится платформой для организаций, где работники, находясь в поле, могут добавлять информацию на карту, а руководство в режиме реального времени следить за ее сбором.

В качестве примера специалист привела реальный бизнес-кейс компании Yum! Restaurants International Russia & CIS (бренды KFC и Pizza Hut): «В компании есть гис-специалист, он является первоисточником, настраивает карты, систему, создает шаблоны для заполнения информации и выкладывает эти данные в «облако». Дальше у них, допустим, есть менеджеры по недвижимости, которые сидят в региональных офисах. Они смотрят на карту и, используя свои знания, обновляют информацию, делая географический анализ. Есть полевые сотрудники, которые выезжают и оценивают ситуацию на месте: где расположены конкуренты, сколько людей проходит около выбранного объекта и так далее. Есть руководство, в данном случае, директор по развитию, который видит, где оценка местности проведена комплексно, где нужно провести дополнительные исследования. Исходя из этого, ставит задачу. Таким образом, они решают, где им работать».

Данные как источник «озарения»

Пожалуй, одним из самых запоминающихся выступлений отметился руководитель направления партнерских решений IBM в РФ и СНГ Денис Сосновцев. Изложенная в нем информация, по словам докладчика, была секретной и предназначалась только для внутреннего пользования. Именно с его слов можно было узнать о том, что данные в нашу эпоху становятся стратегическим полезным ресурсом, «новой нефтью, новым газом, новым золотом». Поэтому те, кто усвоит этот тренд, в будущем смогут сказочно разбогатеть.

«Ученых нужно вытаскивать на свет и спрашивать, чем, собственно, они занимаются. В IBM такая практика называется Global technology outlook. Это некий прогноз того, как будет выглядеть технологическое развитие в ближайшие 2-3 года, – поведал эксперт. — Тот материал, который я сейчас покажу, вообще, нужно перед прочтением съесть. Даже на флэшке, которую я принес, написано – «top-secret».

Представители исследовательского центра IBM убеждены, что нашли настоящий «клондайк», новые природные ресурсы в виде данных. Речь идет, фактически, о любых данных, которые создаются с помощью электронных устройств. Согласно прогнозу информационного сервиса Digital Universe, к 2020 году на каждого жителя планеты, в том числе женщин и детей, будет приходиться по 5,2 Гб данных. Всего же человечество к тому времени накопит цифровой информации на 40 зетабайт, или на 40 триллионов гигабайт.

Спикер поделил всю имеющуюся в электронном виде информацию на несколько категорий. «Systems of record» – это традиционные данные, которые хранятся, например, в банковской системе или системе бронирования. «Systems of engagement» – относительно новая категория систем, примером которых являются социальные сети. «В нашей компании полагают, что сейчас семимильными шагами начнется развитие «systems of insight», или в вольном моем переводе – систем озарения. Это некие системы, которые находятся между традиционными массивами данных и социальными сетями. На их стыке и появляется или может появиться новое качество, которое в состояние двигать бизнес», — рассказал специалист.

Инструментом, который поможет достать из данных новый смысл, будут когнитивные вычисления, которые уже представлены в виде продуктов семейства технологии Watson. «Все эти системы будут находиться в «облаке». Там будет не только «железо», аналитические системы, в нем же будет располагаться отрасль, которая станет продавать эти данные, поддерживая их в актуальном состоянии, очищая их, готовя к быстрому потреблению. Вообще, «облако» нужно для того чтобы как можно быстрее перейти от слов к делу», — отметил Дмитрий Сосновцев.

Он также обозначил те отрасли, где «systemsof insight» уже могут найти для себя практическое применение. В случае с ритейлом все более-менее очевидно: есть история покупок или продаж и разнообразие социальных сетей, откуда можно добывать информацию, проводить взаимный анализ. То же самое с банковской и финансовой сферой. В энергетической отрасли, разговор идет, скорее, не о социальных сетях, а о потоке данных, поступающих с разных сенсоров, или от того же «интернета вещей». Особняком стоит отрасль биомедицины, развивающаяся сейчас бурными темпами. Вероятно, она создаст потребность в новых информационных технологиях уже в ближайшее время.

«Вот мы собрали с помощью интернета вещей, социальных сетей, традиционных источников наши данные. Здесь наступает самый интересный момент – как превратить это в новое качество, с помощью каких средств? Можно сделать это привычным способом, -считает представитель IBM. – Посадить человека, и это будет вполне ээффективно. Но его нужно подготовить, разобраться с источниками, и потом, на каждый источник подготовленного математика не напасешься». В компании решением этой задачи видят развитие когнитивных систем. То есть, машина должна учиться самостоятельно в процессе накопления информации. Для этого IBMуже запустила проект Watson 2.0, когнитивные технологии для реального сектора, которые уже сейчас применяются для исследования раковых заболеваний.

Кибербезопасность

Важнейшей темой, затронутой на форуме, стали вопросы информационной безопасности. В своих выступлениях их затронули генеральный директор AT Consulting Сибирь Дмитрий Гоков и представитель VitaPortal Антон Колонин. Этой же теме была посвящена работа отдельной секции, заседание которой шло весь следующий день.

«Сейчас политика будет очень сильно влиять на ИТ-рынок, — уверен Дмитрий Гоков. — Можете улыбаться по этому поводу, но наличие зарубежных вендоров на нашем рынке будет сокращаться. У нас появится своя платежная система. То же самое происходит с другими вещами. Четыре недели назад уже начались процессы: в аппарате президента, проводилось совещание о переводе экономики на мобилизационные рельсы. Это де-факто внешние условия, которые мы должны учитывать», — пояснил футуролог.

По словам заместителя директора по развитию ООО «Системы информационной безопасности» Руслана Пермякова, чем больше мы завязываем нашу жизнь с ИТ, тем более уязвимыми становимся. Государство будет вынуждено регулировать эту сферу, потому что от этого зависит вопрос его безопасности.

«Как показали последние события на Украине, проблема кибербезопасности не такая абстрактная, как казалось раньше. В понедельник я был в Москве, встречался с ребятами из Госдумы, которые только сейчас, по прошествии многих лет, посмотрели текст лицензии GPL (лицензия на свободное программное обеспечение – «КС»). Выяснилось, что США могут просто прикрыть весь наш свободно распространяемый софт принятием всего-навсего одного закона. Поэтому сегодня трудно уйти от вопроса импортозамещения», — поясняет Руслан Пермяков.

Критическим элементом эволюции всей этой системы автоматизации процессов, по его словам, является то, что ИТ включается в производство. То есть, часть рутинной работы передается от людей к компьютеру. Когда мы включаем все эти кибернатизированные механизмы, тут же появляются люди, которым интересно их разрушить. Например, как взломать управляемые с iPhone лампочки. В этот момент и появляется понятие кибербезопасности как таковой.

«Идея заключается в том, что хакер, имея незначительные ресурсы, в состоянии устроить достаточно интересные события на любой территории земного шара. А если у группы хакеров имеются некие средства автоматизации, они, фактически, могут управлять миром. Представьте себе, к примеру, что у вас в доме вдруг пропадает отопление в период жесткой сибирском зимы. Или представьте…Этого даже представлять не надо, так уже было: сразу после присоединения Крыма на сайте российской ФМС хакеры разместили информацию с требованием всем татарам и евреям прийти в миграционную службу и заплатить по $100. Понятно, что такие вещи сразу же купируются. Но на это необходимо время и ресурсы», — рассказал эксперт.

Государство, считает Руслан Пермяков, вынуждено реагировать на эти вызовы. Во всем мире мы видим усиление роли государства в киберпространстве. Появляются новые требования, новые законы, новые классы информации.

По его мнению, когда мы говорим о больших данных, то угроза их приватности исходит не от АНБ или ФБР, угроза в большей степени исходит от маркетологов: «Движущей силой сбора данных являются корпорации. Информацию о своей частной жизни мы пока можем хранить где угодно. Но, если мы говорим о серьезных государственных проектах, то пускать эту информацию на западные серверы нельзя. Но даже с частной информацией уже сейчас есть технология, позволяющая использовать ее на благо своей страны. Я сейчас говорю США, разумеется. Поэтому, когда мы используем тот же iPhone для каких-то дел, мы должны понимать, что на нас уже заведена картотека. Эта картотека находится пока у маркетологов, но никто не мешает переложить эти данные на другой «стол»», — считает эксперт.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ