Стильное решение

ВАДИМ КАШАФУТДИНОВ
ВАДИМ КАШАФУТДИНОВ

В ближайший понедельник, как ожидается, будет представлен новый министр здравоохранения Новосибирской области. Естественно, в русле традиции, созданной действующим новосибирским губернатором, не местный. Тем самым на какое-то время складывается ситуация дублирования управленческих функций в важнейшей бюджетной сфере, абсолютно беспрецедентная и вызывающая недоумение у наблюдателей не только в регионе, но и в Москве.

Напомним, что Ольга Кравченко, занимавшая должность министра здравоохранения области до последнего времени, назначена заместителем губернатора, курирующим ту же самую отрасль. Сведения о том, что готовится ее замена на позиции министра, появились определенное время назад. Однако источники «КС» никак не предполагали загадочной кадровой комбинации, изображенной Василием Юрченко.

В руководстве Новосибирской области уже имеется чиновник, курирующий социальную сферу, — заместитель губернатора Кирилл Колончин. Решение руководителя региона повысить статус Ольги Кравченко и создать должность заместителя губернатора по здравоохранению, курирующего те же вопросы, что и соответствующий министр, шокировало не только экспертов, но и, по информации «КС», лиц, наблюдающих за ситуацией в Новосибирской области по долгу службы в комплексе зданий на Старой площади в Москве.

Попутно выразив принятым решением явное недоверие Колончину, Юрченко тем самым дезавуировал собственную практику нелогичных и непоследовательных назначений и одновременно решительно продолжил ее. Отметим, что Колончин — такой же «чужак» для деловой и политической элиты региона, как и человек, чья кандидатура сейчас рассматривается на смену Ольге Кравченко. Формально он возглавляет социальный блок правительства и руководит работой министра социальной политики и — до начала текущей недели — министра здравоохранения. Однако до сих не приходилось слышать ни одной позитивной оценки его деятельности, которая отражала бы понимание, в чем заключается его вклад в работу названных ведомств.

В этом смысле решение Юрченко вывести систему здравоохранения из-под Колончина является в какой-то мере оправданным. Но по-прежнему нелогичным, если вспомнить, что Сергей Пыхтин, «с незапамятных времен» возглавляющий министерство социальной политики Новосибирской области, оставшийся едва ли не единственным значительным подчиненным Колончина (если не рассматривать последнего как видного спортивного топ-менеджера), вряд ли нуждается в ценных указаниях, что ему делать, да и, по сведениям источников «КС», не слишком часто их получает.

Некоторые собеседники «КС» прогнозируют, что сочетание в штатном расписании регионального руководства должностей заместителя губернатора по здравоохранению и одноименного министра носит временный характер, и в обозримом будущем Ольга Кравченко покинет свой новый пост. Но по крайней мере по состоянию на данный момент глава региона «вписал в анналы» кадровую ситуацию, которая надолго запомнится как образец присущего именно ему управленческого стиля.

В чем заключается этот стиль? Лишь на первый взгляд в назначениях, которые воспринимаются со стороны как хаотично-непоследовательные, противоречащие внятной административной логике. В качестве другого яркого примера подобных решений можно назвать столкновение осенью 2012 года компетенций Алексея Струкова (тогдашнего первого заместителя председателя областного правительства и министра экономики области) и Андрея Ксензова (заместителя губернатора) по вопросам инвестиций.

Но в еще большей степени «стиль Юрченко» проявляется в его уникальной способности стимулировать конфликтное неприятие собственных действий по всему периметру своего регионального окружения. Новосибирский губернатор обладает редким умением предпринимать действия и шаги, которые вызывают раздражение и настраивают против него практически всех. Назначается в очередной раз «чужак» — демонстрируются недоверие и неприязнь Юрченко ко всей региональной элите разом. Достаточно влиятельные сторонники Кравченко возмущены ее отставкой. Те, кто считает ее руководство малопрофессиональным, полны сарказма в связи с ее повышением в должности. Остается самая малость, чтобы все недовольные объединились (и у этой «малости» даже есть имя). Василий Алексеевич деятельно работает над формированием регионального консенсуса против самого себя. Причем не без помощников.

Стиль Юрченко определяется его способностью ухитриться на ровном месте изыскать способ записать людей в свои враги. Кто-то даже нашел интерес и призвание в том, чтобы ассистировать ему в этом, разворачивая свой бизнес на известном тезисе «чем хуже, тем лучше».

Кадровая политика губернатора — череда бессвязных назначений и судорожно-внезапных отставок — показывает отсутствие у него своей команды и его неготовность следовать командным принципам. (Впрочем, объективности ради добавим, что этот кризис «командной игры» в Новосибирской области начался еще в правление его предшественника Виктора Толоконского). Но это не значит, что в правительстве Новосибирской области сейчас нет «команд». Святое место заполняется со стороны. Например, «командой» Виктора Козодоя (а фактически его давнишних партнеров и спонсоров, Игоря Кудина и Андрея Гудовского), которая — что интересно наблюдается извне — входит в окружение губернатора со своими собственными целями и интересами, как нож в масло, и собирает максимум очков на его слабостях.

Упрекая в свое время Виктора Толоконского за формирование узкого круга «своих», те, кто с энтузиазмом приветствовал смену власти в 2010 году, констатируют, что ситуация едва ли изменилась много в лучшую сторону три года спустя. Недостатки те же и не случайно склоняются имена родственников губернатора, якобы стоящих за финансовыми потоками в направлении ПЛП или проектами застройки площади перед ГПНТБ. Но их еще и дополнило его великолепное умение сделать что-нибудь решительно-радикальное себе в ущерб.

Вспоминая недавнюю историю Новосибирской области, можно сказать, что Василий Юрченко редким образом объединил недостатки двух своих предшественников — Виталия Мухи и Виктора Толоконского, но вряд ли их сильные стороны. Закономерно, что Виктор Козодой, знающий недостатки того и другого в силу профессиональной нужды минувших лет, приобрел на его фоне влияние, на которое прежде не мог рассчитывать в самых смелых мечтах.

Это не совсем относится к теме данного комментария, и тем не менее еще одно замечание в сторону напоследок. Выбор на позицию политического вице-губернатора человека, способного смягчить и компенсировать субъективные особенности первого лица, мог бы при профессионально-тонкой игре превратить их из минуса в плюс. Говоря об этом, можно упомянуть, как удачно и результативно Алексей Беспаликов («политический» заместитель губернатора в 2000–2005 гг., затем председатель Новосибирского облсовета) дополнял собой в публично-политическом пространстве Виктора Толоконского, ведя себя во многом вопреки внешне принятому губернаторскому «либеральному» реноме. Если Виктор Александрович мягко стлал, то за последующую чуткость сна отвечал Алексей Акимович со всеми присущими ему человечностью и добротой. Иногда они могли поменяться местами.

Козодой, наоборот, грубо оказывает Юрченко услугу «мультипликатора», транслируя с усилением негативный эффект его политического стиля и фактически сам являясь наиболее яркой инкарнацией этого стиля, его карикатурным ходячим выражением. Недипломатичную брутальность Юрченко он усугубляет агрессивной однозначностью продвижения собственных интересов и выполнения «социального заказа» небольшой группы людей, которым он должен отработать поддержку минувших лет. Зная о том, мы, я думаю, увидим в ближайшее время еще и не такие по замысловатости конфигурации перегнутых и связанных белыми нитками палок, как новая система управления региональным минздравом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ