«Неуверенность» и «непрозрачность»

Миниатюра для: «Неуверенность» и «непрозрачность»

Депутат Государственной думы РФ, Первый секретарь обкома КПРФ АНАТОЛИЙ ЛОКОТЬ прокомментировал «КС» текущую политическую обстановку в Новосибирской области.

– С чем, по вашему мнению, связана идея отмены второго тура голосования на предстоящих выборах мэра Новосибирска?

– Отмена второго тура выборов предполагает переход к системе относительного большинства. С 1995 года выборы мэра проходили по мажоритарной системе, в рамках которой для избрания требовалось абсолютное большинство, пятьдесят процентов плюс один голос. Эта система позволяла обеспечивать легитимность власти, ее авторитет. Кто-то проигрывал в ходе выборов, но никто не пытался оспорить их итоги, не выходил на демонстрации. Все признавали, что выборы состоялись. Это позволяло поддерживать устойчивость политической ситуации в городе.

Кому и зачем потребовалось нарушить эту стабильность, за год до выборов мэра, перед самым стартом избирательной компании — интересный вопрос. У меня есть информация, что эта идея родилась не в Новосибирске. Она привнесена извне, а именно из Москвы одним из руководителей «Единой России», не буду называть его фамилию. С какой целью? По нашему мнению, партия власти чувствует себя неуверенно перед предстоящими выборами (не только в нашем городе, и в других городах-миллионниках) и стремится отменой второго тура не допустить объединения голосов протестного электората, которое оставит её в меньшинстве. В проигрыше здесь, естественно оппозиция, избиратели. Ведь для избирателей важно, чтобы сохранялась высокая конкурентность, возможность выбора, чтобы точнее можно было определиться. Избирателю важно, чтобы все партии и другие участники процесса имели равные возможности.


– Кто может составить конкуренцию действующему мэру?

– До конца расклад еще не понятен, фамилии игроков пока назвать я не готов, но ясно, что КПРФ, как наиболее сильная оппозиционная партия, будет участвовать в этой избирательной компании. Но в данном случае речь идет не о правах КПРФ или других оппозиционных партий, а о правах избирателей. Инициаторы изменений в регламенте выборов надеются, что все пройдет тихо. Летом политическая активность низкая, все разъехались по отпускам, по дачам. Общественные слушания назначены на август, но гладкими они не будут.

Плохо то, что перед выборами взбудоражили общественность и выбили ее из спокойного состояния. Это способствует росту протестных настроений по отношению к тем экономическим, социальным раздражителям, которые существуют. Напомню, это повышение коммунальных тарифов в июле, раскручивающаяся инфляция – рубль падает. Добавится еще один политический пункт. Зачем? Известные политические силы преследуют свои конъюнктурные интересы. Это не в интересах города и не в интересах избирателей.

– Что вы думаете по поводу недавних отставок и назначений в правительстве Новосибирской области?

– В последнее время политика формирования правительства Новосибирской области непонятна, и, я бы даже сказал, не внятна. Не буду никому конкретно давать характеристики, хороший это или плохой человек, откуда пришел: из Москвы или из Новосибирска. Хотелось бы просто понимания, почему внезапно уволен министр, например, Николай Симонов. А почему уволен Струков? Вот передо мной лежит документ — отчет контрольно-счетной палаты по промышленно-логистическому парку. Он вызвал очень много вопросов у депутатов. Он обсуждался на трех комитетах законодательного собрания, перед этим еще проходила коллегия, на которой вице-губернатор Струков в этом качестве еще присутствовал. Но когда дело дошло до обсуждения на комитетах, Струков в правительстве уже не работал. Никто не объяснил, почему он уволен. Сам он не отчитался. Ситуация создает досужие домыслы. Как мы должны теперь к этому относиться, если связываем его увольнение вот с этим отчетом? Все это наводит на разные нехорошие мысли.

По-хорошему, было бы правильно более широко обсуждать кадровые решения. Жизнь есть жизнь, и это происходит постоянно. Система управления — живой организм, в котором неизбежны изменения, но важно, чтобы избиратели, население и сами органы власти понимали, что происходит. На сегодняшний день этой логики никто не понимает, и это рождает очень нехорошую почву для слухов и сплетен.

Вообще это плохая традиция. Неустойчивость кадровой политики говорит о неуверенности в управлении, о неуверенности руководства всей Новосибирской области. Я имею в виду первых лиц. Они принимают неверные решения и тогда, когда подбирают каких-то людей, неизвестных местному сообществу, из других регионов, из Москвы. Тем самым выражается недоверие нашим управленческим кадрам, сомнение в их профессионализме. Ни к чему хорошему это привести не может. Последующие перемещения и назначения также непрогнозируемы. Решения рождаются спонтанно. Очень плохо, когда нет системы в управлении.

– В «КС» недавно вышло довольно оптимистическое интервью с министром сельского хозяйства Новосибирской области Георгием Иващенко (ksonline.ru/stats/-/id/2165/). Согласны ли Вы с его оценками положения дел в агропромышленном комплексе?

– Такие бодрые оптимистичные доклады минсельхоза Новосибирской области вызывают некоторые сомнения. У меня несколько другая информация. Как к депутату ко мне обращаются с жалобами и заявлениями избиратели, в том числе из сельской местности. Среди них есть и руководители, которые дают совсем другую картину. Так, существенно сокращены посевные поля, запасы зерна, по сравнению с прошлым годом. Из-за отсутствия кормов многие хозяйства вынуждены уменьшать поголовье крупного рогатого скота. Некоторые хозяйства просто отказываются от этого направления деятельности, они не способны прокормить поголовье и пускают его под нож, чтобы рассчитаться по кредитам, долгам.

Вот такая информация поступает. Мы сегодня занимаемся ее систематизацией. Определенные цифры я назвать не готов в отличие от минсельхоза, но он и сам порой себе противоречит. В прошлом году чиновники предоставляли такие цифры по урожайности: сначала речь шла о 9 центнерах, потом 10, потом до 9,5 с гектара в среднем по области. А по нашим данным показатель не превышал 7 центнеров. Прошлый год был тоже не простой из-за засухи. У некоторых хозяйств урожайность вообще составляла два центнера. Хоть плачь, но убирать-то надо, а некоторые бросили и не убирали. Та закупочная цена, которую прогнозируют на зерно в этом году, по мнению руководителей хозяйств (такие жалобы сегодня существуют, у меня как у депутата), не позволяет окупить затраты. Эта весна была тяжелой, причем я рассуждаю не как аграрий, а как городской житель. Я не понимаю, как при той сырой весне и холодной и влажной почве, можно было доложить уже восьмого числа, что сев окончен. В такой почве зерно просто сидит и гниет, не прорастает. Я это говорю, имея возможность беседовать с практиками, работающими непосредственно на земле, а не с теми, кто составляет отчеты по неким бумажкам, Люди на местах говорят о том, что некоторые цифры, которые сегодня преподносятся с высоких трибун, не только области, но и федерального уровня, дутые.

Все аграрии в один голос твердят, что изменили систему поддержки производителя, и ситуация ухудшилась. По Новосибирской области количество денег, вложенных в гектар пашни, в этом году уменьшилось. Притом не понятно: кто и сколько получил. Система остается совершенно непрозрачной для руководителей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ