Энергия Deca Dance

Миниатюра для: Энергия Deca Dance

В этом сезоне мы увидели много современной хореографии. Благодаря неусыпным заботам и обширным международным связям художественного руководителя балета Новосибирского государственного театра оперы и балета Игоря Зеленского сегодня каждый зритель может стать экспертом в этой сфере, не выезжая из родного города. Очередная встреча с современной хореографией случилась 19 июня — на сцене новосибирского театра оперы и балета выступили артисты «Батшева Данс Компани» из Тель-Авива.

Давайте окинем мысленным взглядом уходящий балетный сезон. Из собственных спектаклей новосибирского театра оперы и балета можно отметить премьеру «Весны Священной» в постановке Патрика де Бана и новую версию неоклассической «Пульчинеллы» Кирилла Симонова. «Шепот в темноте» Эдварда Льянга уже прочно прописался в нашем репертуаре и сегодня впечатляет слаженным, качественным исполнением. В рамках VI Сибирского фестиваля балета мы также увидели спектакли «Бессонница» и «Шесть танцев. Маленькая смерть» Иржи Килиана и «Первую вспышку» Йорма Эло в постановке Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Под эгидой фестиваля к нам приезжала американская труппа Complexions из Нью-Йорка с ее фирменной кошачьей пластикой. В рамках программы Года Германии в России выступал германский коллектив Renegado под руководством Малу Айраудо, и вот теперь — израильский балет.

Региональный общественный фонд поддержки Международного театрального фестиваля им. А. П. Чехова при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и Посольства Государства Израиль в Российской Федерации представили новосибирской публике балет Deca Dance танцевальной труппы «Батшева Данс Компани» из Тель-Авива. Охад Наарин — хореограф с мировым именем, художественный руководитель «Балетного ансамбля Батшева». Внук выходцев из России, Охад Наарин рос в артистической среде, учился танцам в США, танцевал в труппе Мориса Бежара, затем был приглашен в Нидерландский театр танца, то есть впитал разнообразные и сильные школы. Когда в 1990 году Охад Нахарин пришел в качестве художественного руководителя в «Балетный ансамбль Батшева», он уже был известным хореографом. Сегодня его называют звездой современной хореографии наряду с Иржи Килианом, Матсом Эком, Хансом ван Маненом и Начо Дуато. Наарин часто участвует в создании музыки для своих работ, иногда сам выходит на сцену как исполнитель, приглашает лучших сценографов и побуждает танцовщиков труппы импровизировать, раскрывая собственные творческие ресурсы. Сегодня Охад Наарин — самый молодой лауреат премии Израиля по искусству за всю ее историю.

Вечером во вторник доехать до театра вовремя не так просто. Грандиозная люстра зрительного зала оперного театра в 18:30 еще не начала меркнуть, зрители продолжали прибывать в зал, стуча каблуками и тренькая мобильниками, а на сцене уже появился артист. Без всякой музыки, совсем один, в простом черном костюме и белой рубашке. Высокий темнокожий красавец, он начал с легких, почти неуловимых движений, но постепенно разошелся не на шутку. Кто-то смотрел, не отрывая глаз, кто-то начал поддерживать одинокого танцора аплодисментами, кто-то продолжал ходить по залу, выискивая свое законное место или болтая с приятелями в ожидании третьего звонка. Так хореограф Охад Наарин намекнул нам, что взаимодействие актеров и зрителей в этом спектакле будет несколько отличаться от привычного. Свет погас полностью и внезапно, в кромешной тьме громко зазвучала «Хава нагила», задавая тон вечеру. Потом занавес взвился, и начался первый номер, который сразу покорил публику — или оттолкнул тех, кто не был расположен открыться сильному и яркому потому энергии, который артисты яростно бросили в зрительный зал. Шляпы, ботинки, пиджаки и брюки тоже были сброшены — видимо, в знак того, что в современном мире все эти условности уже никого не спасают.

Спектакль труппы Батшева Deca Dance сложился из лучших работ прошлых лет, некоторые из которых уже успели стать классикой мировой хореографии. Однако зрелище отнюдь не казалось сборником разнородных концертных номеров — в смене танцев были правильный ритм и драматургическая логика. «Это программа, состоящая из девяти бесшовно соединенных друг с другом номеров, не имеющая четкого сюжета, но передающая человеческое состояние. В спектакле исследуются разнообразные миры, превращающиеся во что-то новое. Переходящие от номера к номеру различные темы обладают чистой красотой и шокирующей гротесковостью. Спектакль открывается взрывной пластикой Охада Наарина, насыщенные силой тела бьются в конвульсиях, двигаются в экстазе в соответствии с динамической сменой эпизодов. Хореография Наарина так насыщена и исполнена его труппой из семнадцати танцовщиков с такой первородной энергией, что зрители покидают театр с ощущением, будто они были свидетелями чего-то захватывающего», — пишет обозреватель газеты The Post and Courier.

Номера сменяли друг друга под музыку разных стилей и направлений, отобранных с хорошим вкусом. В балете Deca Dance мирно ужились друг с другом оригинальная музыка Максима Варатта и традиционные мелодии в аранжировках The Tractor’s Revenge и Охада Наарина; композиция Харолда Арлена и Cha-Cha De Amor; музыка британских электронных проектов Goldfrapp и Seefeel; популярная музыка The Beach Boys и Missy Elliott в аранжировке Dick Dale, а также немного классики — «Болеро» Равеля и мелодии Антонио Вивальди с вокалом несравненной Лины Мкртчян, голос которой знатоки узнают из тысячи.

Труппа из восемнадцати мужчин и женщин воспринималась не только как единое целое, но и как компания индивидуальностей с ярко выраженным стилем, темпераментом и оригинальной внешностью. Здесь собрались люди разных национальностей, но все они полностью вложились в спектакль, то растворяясь в общем замысле, то выступая с оригинальными импровизациями. Впрочем, единого мнения по поводу их мастерства в публике не возникло: кто-то восхищался раскованностью и мощной энергетикой, другие корили за излишнюю физкультуру и заигрывание со зрителями. Отдельным подарком стал эффектный выход в зрительный зал — артисты за руку вывели на сцену дам из числа зрителей и включили их в рисунок танца. Дамы в вечерних летних нарядах были прекрасны и под чутким руководством профессионалов вполне удачно включились в этот перформанс. К тому же это были не подсадные утки — одна из избранниц сидела рядом со мной, а другая дала нам комментарий сразу после представления. Интерактивность современного искусства на сей раз стала реальностью, а не теоретической декларацией.

«У нас не было цели получить однозначное восхищение. Расширять диапазон, рождать споры и дискуссии, тренировать толерантность — вот смысл подобных проектов», — отметил директор НГАТОиБ Бориса Мездрич. По его словам, гораздо важнее было бы наладить постоянное системное сотрудничество с Международным театральным фестивалем имени А. П. Чехова, в региональную программу которого был вписан данный спектакль. «Фестиваль, которым руководит Валерий Иванович Шадрин, уже давно завоевал безупречную репутацию благодаря профессиональному отбору участников. Важно, чтобы не только москвичи, но и жители других крупных российских городов могли познакомиться с творчеством интересных театральных коллективов, обладающих индивидуальным лицом. Думаю, министерство культуры Новосибирской области могло бы проявить инициативу в переговорах по этому вопросу, а мы со своей стороны готовы предоставлять сценическую площадку театра для фестивальных музыкальных спектаклей», — сказал Борис Мездрич.

Из зрительного зала

Ольга Бузыцкая, дизайнер:
— Ощущение легкости, тонкости, духовной изысканности. Мне кажется, танец — как раз тот вид искусства, который может переступить все границы и сделать знание языка совершенно не обязательным. Не надо строить вавилонскую башню, надо всему миру танцевать и через танец обрести свободу взаимопонимания.

Ирина Черноусова, музыкант:
— Я неравнодушна к современным тенденциям в балетном искусстве и видела много современных спектаклей. Другое дело, что Deca Dance нельзя назвать балетом в традиционном смысле слова, это скорее некое компилятивное действо с музыкой, танцами и акробатикой. Для меня очень важно, есть ли содержательность в танце, и здесь я ее обнаружила. Возможно, американцы, которых мы видели недавно, оказались лучше обученными танцовщиками, но там я не нашла этой содержательности, связи смысла с музыкой. Deca Dance — современное, зрелищное представление. Немного тяжеловато, что оно идет без перерыва. Хотя, насколько я понимаю, постановщики не предполагают, что все будут сидеть и смотреть неподвижно. В целом вечер удался.

Натали Зарецкая, сотрудник Израильского культурного центра:
— Это не первый израильский танцевальный коллектив, который мне довелось увидеть. Но исполнение артистов «Батшева Данс Компани» особенное. Я в восторге от отточенных движений, которые при всей своей технической сложности выполнены с удивительной легкостью. Кажется, все так просто! Спектакль сильно и хорошо заряжает энергией.

Александр Шуриц, художник:
— Это совсем другой балет, чем мы привыкли видеть. Яркое представление на один час, оригинальное красочное зрелище, лаконичные костюмы унисекс, современные движения с элементами акробатики и брейк-данса. Мне понравилось оригинальное прочтение «Болеро» Равеля без привычного испанского антуража — на сцене были две современные молодые девушки, одетые в стиле нынешних субкультур. Приятный момент — приглашение на сцену женщин из публики. Я представил себе, как было бы здорово, если бы в опере «Евгений Онегин» Чайковского что-то подобное случилось бы в сцене бала…

После спектакля был организован прием в отеле «Хилтон».

На заметку

Энергию потраченную на работе, очень просто восстановить хорошим сэндвичем, но не бежать же из за этого в ресторан. Вы можете просто купить сэндвичницу и сэкономить свое время, к тому же Вы сами сможете выбирать начинку, не завися от чужого меню.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ