На «Алттраке» не поверили приставам

Как стало известно «КС», на ОАО «Алттрак» (Рубцовск), признанном банкротом в мае прошлого года, разгорается скандал вокруг оборудования, описанного судебными приставами в счет задолженности по зарплате. 13 февраля приставы наложили арест на ликвидное оборудование и тем самым, считают менеджеры завода, нарушили порядок очередности продажи активов. Арест и последующая продажа ликвидного оборудования, по их мнению, остановят завод и ТЭЦ. Власти края, в свое время связывавшие большие надежды с «Алттраком«, сейчас занимают «активно-выжидательную позицию» в хозяйственном споре.

Как пояснила «КС» судебный пристав-исполнитель Рубцовского межрайонного отдела судебных приставов по юридическим лицам Наталья Холяпина, ранее арест налагался на имущество, которое оказалось неликвидным, и было принято решение приступить к описи другого, более ликвидного. По ее словам, в первый день исполнению ее служебных обязанностей ей всячески препятствовали «посторонние люди», и опись имущества началась с опозданием.

Оперативность, с которой приставы решили описать ликвидное оборудование, вызвана тем, что, по словам Холяпиной, к ним поступила информация о предполагаемой продаже этого оборудования. «Имущество ликвидное. Мы прошли ту стадию, когда занимались неликвидным имуществом, и теперь нам необходимо реализовать ликвиды, чтобы рассчитываться по долгам по зарплате. Тем более что в феврале задолженность должна вырасти кратно, потому что ожидается поступление массы исполнительных листов из суда», — заключила Наталья Холяпина.

Председатель совета директоров ОАО «Алттрак» Сергей Скулкин в беседе с «КС» заявил, что никаких препятствий для исполнения судебных решений руководство завода не оказывало и не собирается этого делать в будущем. При этом Скулкин сообщил: «У нас есть ряд возражений по действиям судебных приставов в отношении имущества «Алттрака«. Мы находимся в процедуре внешнего управления, которое предусматривает особый порядок обращения с этим имуществом. На момент появления приставов на месте не было внешнего управляющего, который отвечает за все имущество перед государством, законом и кредитором. На наши предложения дождаться управляющего и все вопросы урегулировать уже в его присутствии они ответили отказом».

Арбитражный управляющий «Алттрака» Владимир Лютов отмечает, что «сейчас планируется создать компактное, готовое работать в современных условиях производство. Ведется усиленная подготовка к созданию такого предприятия, которое и будет выставлено на торги. И вырвать отсюда отдельные цеха, оборудование, строения, сооружения — это поставить крест на той работе, которая ведется уже полтора года». Руководство «Алттрака» говорит, что готовится обратиться с заявлением по этому поводу в прокуратуру, а также в вышестоящее руководство службы судебных приставов.

На вопрос, имеет ли место намерение руководства продать ликвидное оборудование самостоятельно, Сергей Скулкин ответил утвердительно, пояснив, что это делается для того, чтобы исключить попадание оборудования в руки «не очень добросовестных людей, которые увезут его в Китай и продадут на металлолом. Приставы, по нашему мнению, действуют незаконно — они сознательно нарушили очередность ареста имущества», — закончил Сергей Скулкин.

Как пояснил «КС» внешний управляющий ОАО «Алттрак» Владимир Лютов, «план внешнего управления утвержден на собрании кредиторов и выполняется на сегодняшний день практически в полном объеме. Да, есть некоторые недостатки в деятельности предприятия, прежде всего непогашение текущих налоговых обязательств. Но составлен план-график их погашения, изыскиваются механизмы, чтобы дать предприятию возможность продолжить работу».

Нарушения со стороны приставов Владимир Лютов усматривает в том, что «не проведен арест имущества первой, второй очереди, что четко предписано законом о деятельности судебных приставов. Там имеется градация имущества любого предприятия, которое подлежит аресту в первую очередь: автотранспорт, касса, предметы интерьера в офисах».

С ними не согласна пристав Наталья Холяпина, заявившая «КС», что все, что было ликвидным из первой очереди (автотранспорт, акции, ценные бумаги, дебиторская задолженность), было «полностью отработано, частично реализовано». «Сейчас идет процесс описи и реализации второй очереди — станков, незадействованных в производственном процессе. И параллельно — третьей очереди, оборудования, задействованного в производственном цикле«, — пояснила она. По словам Холяпиной, сопровождающими лицами были понятые и судебный приступ по розыску.

Тем не менее, прогнозируя развитие событий, Владимир Лютов сказал, что инцидент на заводе вызвал большой общественный резонанс, и предположил, что реакция как краевых, так и городских властей не заставит себя долго ждать.

Впрочем, по словам начальника краевого управления по промышленности и энергетике Виталия Ряполова, администрация занимает в этом конфликте «активно-выжидательную позицию», не имея права открыто вмешиваться, а лишь проводит консультации по разрешению создавшейся ситуации.

Как сообщил юрисконсульт филиала N 2 ГУ Алтайского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Алексей Петенев, согласно статьям 94–99 Федерального закона N 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» после введения процедуры внешнего управления имуществом предприятия-банкрота имеет право распоряжаться только внешний управляющий. На период процедуры внешнего управления налагается мораторий на удовлетворение требований кредиторов, за исключением исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до введения внешнего управления решений о взыскании задолженности по заработной плате и некоторым другим обязательствам. «Исходя из опыта судебной практики можно утверждать, что такие противоречия во взаимоотношениях заинтересованных сторон встречаются часто, в основном из-за недостаточной юридической грамотности или сознательного желания затянуть юридические процедуры, и, как правило, заканчиваются судебными разбирательствами, где и устанавливается истина», — заключил Алексей Петенев.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ