В поисках безопасности

Добывающие отрасли ждут дальнейшее «закручивание гаек» и увеличение вложений в промбезопасность — в Мин-энерго подсчитали, что суммарная прибыль угольных компаний в 2010 году составила 73 млрд рублей, значит, делают выводы в правительстве, в повышение безопасности ведения горных работ в ближайшие два года должно быть вложено до 24 млрд рублей. На очереди — энергетика. Между тем бизнесмены уже сейчас говорят о чрезмерности контроля со стороны государства. Так, недавно даже хлебопеки во главе с директором САХО Павлом Скурихиным пожаловались президенту Дмитрию Медведеву на то, что вынуждены покупать лицензию на взрывобезопасность объекта: якобы им пояснили, что «мука тоже взрывается».

Смесь будущего и прошлого

В Южно-Сибирском управлении Ростехнадзора, в ведении которого находится шахта «Распадская», недавно подвели итоги года. По информации «КС», смертельный травматизм в 2010 году составил 138 человек против 53 человек в 2009 году. На предприятиях угольной отрасли произошло 119 смертельных случаев против 32 за аналогичный период 2009 года. Увеличение смертельного травматизма обусловлено аварией, произошедшей в мае прошлого года на ОАО «Распадская».

События на «Распадской» ускорили принятие нормативных актов, направленных на усиление промышленной безопасности и охраны труда, в том числе в угольной отрасли. Первым стал закон, устанавливающий обязательность дегазации в шахтах, угольных пластах и горных выработках. «Сейчас на государственном уровне активно обсуждается тема обязательной дегазации угольных пластов. На наших предприятиях такая работа уже ведется. Если в 2006 году на шахтах СУЭК в Кемеровской области было 17 очистных забоев, и дегазация не проводилась ни на одном из них, то сейчас из 10 очистных забоев шахт «СУЭК-Кузбасс» работы по дегазации ведутся на восьми», — отмечает заместитель гендиректора — директор по промышленной безопасности ОАО «СУЭК-Кузбасс» Юрий Иванов.

Далее последовали более новые законы. «1 января 2011 года вступил в силу Федеральный закон от 23.07.2010 № 171–ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», который предусматривает увеличение в 10 раз административных штрафов, налагаемых на должностных лиц и на юридических лиц за нарушение требований промышленной безопасности либо условий лицензий на осуществление соответствующих видов деятельности в этой области», — рассказала директор ООО «Первая Юридическая Компания» Анна Евстигнеева.

«Изменения законодательства в области промбезопасности, произошедшие в 2010 году и вступившие в силу с 1 января 2011 года, касаются расширения полномочий органов Ростехнадзора, введения обязательного страхования ответственности владельцев опасных промышленных объектов, — говорит директор Сибирской юридической компании Сергей Карпекин. — В соответствии с изменениями Ростехнадзор получил право на административное приостановление деятельности опасных промышленных объектов (раньше требовалось решение суда), снято ограничение по сроку временного приостановления деятельности ОПО (раньше было не более пяти суток), Ростехнадзору дано право выдавать обязательные к исполнению указания (ранее были только предписания). В соответствии с внесенными изменениями существенно увеличены размеры штрафов за нарушение требований в сфере промышленной безопасности, а также эксплуатации опасных производственных объектов».

Но проблемы есть не только в угольной отрасли, которую активно регулирует правительство. «Самый сложный вопрос в системе промышленной безопасности — это нормативная документация. К сожалению, нормативная база в вопросах безопасности сегодня представляет собой смесь будущего и прошлого, — подчеркивает заместитель технического директора ОАО «Новосибирский завод химконцентратов» по ядерной, радиационной, промышленной безопасности и экологии Александр Бабушкин. — Закон о техническом регулировании ввел долю неопределенности. Техрегламенты, которые являются обязательными, до конца не сформированы, а правила, которые должны уйти в небытие, остаются. Это создает путаницу в вопросах соблюдения некоторых норм: как говорится, не знаем, в какую сторону кланяться и какому богу молиться. Есть и сложности организационного характера. НЗХК в структуре Ростехнадзора контролируют два подразделения. С одной стороны, бывший Госатомнадзор осуществляет функции контроля за ядерно-радиационно опасными участками, с другой — это же делают другие подразделения Ростехнадзора, например, химический или металлургический надзор, контролирующие тот же технологический процесс.

В результате один и тот же участок контролируют два подразделения Ростехнадзора, что, конечно, доставляет некоторые неудобства, и в первую очередь увеличиваются время и количество проверок».

Впрочем, Александр Бабушкин отмечает, что НЗХК не ощущает усиления контроля со стороны Ростехнадзора. «Событий, которые бы этому способствовали, к счастью, в нашей отрасли не было, в отличие от угольщиков, — отмечает он. — Соответственно, осуществляется стабильная контрольная функция. Она не ужесточается, но и не слабеет, и мы регулярно чувствуем око надзорных органов у нас на заводе».

Тем не менее эксперты считают, что в целом ряд катастроф техногенного характера, произошедших за последние два года, привел к усилению контроля за промышленной безопасностью на предприятиях страны. Генеральный директор ООО «Русские инвесторы — Сибирь» Валентин Богомолов хотя и признает, что количество проверок промышленных предприятий выросло, при этом подчеркивает: в Налоговый кодекс внесены изменения, касающиеся уменьшения налога на добычу полезных ископаемых на сумму затрат, вкладываемых в обеспечение безопасности производства. Таким образом, с одной стороны, усилена ответственность за невыполнение требований промышленной безопасности, с другой — у предприятий появилась экономическая целесообразность вкладывать средства в обеспечение и усовершенствование промышленной безопасности. В связи с этими факторами бизнес, по мнению эксперта, сейчас готов повышать безопасность своей деятельности.

Анна Евстигнеева, впрочем, отмечает, что на данный момент ей известны случаи отказа от создания производств или значительного изменения планов со стороны предпринимателей в связи с повысившимися требованиями.

Виноваты кадры?

Специалисты констатируют не только отсталость системы контроля безопасности, но и низкий уровень подготовки специалистов. «Анализ показал, что степень научно-технической проработки мероприятий и нормативных документов по промышленной безопасности не соответствует уровню развития и современным технологиям ведения горных работ, — подчеркивает в неофициальной беседе с «КС» источник в руководстве одного из территориальных управлений Ростехнадзора. — Даже при ведении горных работ в полном соответствии с положениями действующих нормативных документов не всегда обеспечивается приемлемый уровень безопасности в результате низкой квалификации инженерного корпуса, работающего на угольных предприятиях. Горный инженер должен обладать значительным практическим опытом работы, чтобы стать главным инженером угольной шахты».

Угольщики осознают, что ответственность в области безопасности должна быть персонифицирована. «Крупнейшая за последние годы авария выявила некоторые общие для угольной промышленности России и Кузбасса проблемы. И в июне 2010 года в ОАО «СУЭК-Кузбасс» была разработана новая политика и Программа развития в области промышленной безопасности и охраны труда и экологии, — говорит Юрий Иванов. — Одним из основных моментов является вовлечение линейного персонала в выявление и устранение опасных ситуаций. Необходимыми условиями для этого являются открытость и гласность при выявлении нарушений, поэтому в компании сформирована система личной ответственности за устранение и предупреждение опасных ситуаций до момента превращения их в угрозу. Действуют меры поощрения за выявление потенциально опасных ситуаций и меры наказания за их сокрытие и неустранение».

«В целом вопросы безопасности можно рассматривать как культуру. Она определяет поведение людей: как вы ведете себя дома, вне работы, — подчеркивает вице-президент по охране труда, промышленной безопасности и экологии ООО «ЕвразХолдинг» (контролирует компанию «Южкузбассуголь») Александр Кручинин. — Все это проецируется и на рабочее место. Могу привести такой пример. При поездке в автомобиле мы зачастую «забываем» пользоваться ремнями безопасности. Люди не воспринимают важность этого инструмента, хотя он давно доказал свою полезность. И это отношение переносится на предприятие. На производстве есть четкие зоны перемещения персонала. Но, к сожалению, персонал старается сократить себе путь. А это уже начало пути к происшествиям».

Сколько стоит безопасность

Сетуя на менталитет работников, Александр Кручинин, впрочем, подчеркивает, что в «Южкузбассугле» не рассчитывают на проявление сознательности, приходится делать ставку на современные методы тестирования: «В 2010 году в «Южкузбассугле» началась большая программа в области охраны труда. Мы внедряем систему ограничения доступа в шахту через электронные карточки, вводим системы алкотестов и наркотестирования. Закупка современных и очень дорогих систем тестирования способствует тому, что люди начинают задумываться: если есть похмельный синдром, то лучше остаться дома, взять отгул или больничный, но на работу не выходить. Эта программа стоила нам около 120 млн рублей. Дополнительно 70 млн рублей мы направили на приобретение радиоволнового сканера, который позволяет предотвратить пронос в шахту запрещенных предметов: спичек, алкоголя и др.».

На предприятиях других опасных сфер промышленности ежегодные затраты на безопасность также велики. Александр Бабушкин рассказал «КС», какова стоимость мер по промышленной безопасности для предприятия, имеющего опасные объекты: «Необходимо выделять средства на поддержание опасных объектов, таковых в государственном реестре зарегистрировано 14. В целом на улучшение охраны труда, на проведение технических мероприятий, на приобретение средств индивидуальной защиты ежегодно расходуем 160–180 млн рублей. Сверх этого на реализацию технических мероприятий по промбезопасности только на этот год запланировано 40 млн рублей». В настоящее время, например, на заводе реализуется программа по замене стальных гуммированных емкостей, в которых хранятся кислоты, на фторопластовые и полиэтиленовые.

Непрозрачна ситуация с вопросом промышленной безопасности в энергетике, которую эксперты также называют зоной риска. Так, по данным Западно-Сибирского управления Ростехнадзора, в 2010 году наибольшее количество аварий зафиксировано именно в энергетике: шесть аварий (из них пять — в Новосибирской области) против одной в 2009 году. Понять, как сами энергетики оценивают ситуацию с соблюдением норм и вложениями в безопасность, не удалось — ни одна из опрошенных «КС» энергокомпаний, работающих на территории Сибири, эту тему комментировать не стала.

В любом случае для власти первостепенным сейчас остается вопрос, как не получать и дальше уроки, подобные «Распадской». На прошлой неделе министр энергетики РФ Сергей Шматко на совещании по вопросу контроля за обеспечением безопасности горных работ заявил, что разработана и утверждена «Программа по обеспечению дальнейшего улучшения условий труда, повышения безопасности ведения горных работ, снижения аварийности и травматизма в угольной промышленности, поддержания боеготовности военизированных горноспасательных, аварийно-спасательных частей на 2011–2012 годы».

Глава Минэнерго России рассказал, что Программа предполагает на следующие два года финансирование до 24 млрд рублей. «Этот объем средств значительно выше нынешних затрат на безопасность, но он приемлем с учетом того, что суммарная прибыль угольных компаний в 2010 году составила 73 млрд рублей», — отметил Шматко.

На правительственном уровне есть идея и обеспечить централизованное управление охраной труда и промышленной безопасностью в управляющих компаниях, однако как это будет выглядеть и когда идея может быть реализована, пока не ясно.

Интересно, что почти одновременно с программными заявлениями Шматко появилась информация, что пакет в 80% акций многострадальной «Распадской» (принадлежащий менеджменту компании и Группе «Евраз») выставлен на продажу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ