Последствия финансового «спринта»

Миниатюра для: Последствия финансового «спринта»

Несмотря на завершение острой фазы кризиса, объем просрочки по кредитам, выданным на территории Сибирского федерального округа, продолжает расти. В ряде коллекторских агентств объем переданной на взыскание задолженности уже в два раза превышает показатели минувшего года. И коллекторы уверены, что работы у них будет еще больше, так как ближе к концу года все банки и компании начинают чистить свои балансы.

Число россиян, которые не считают невозврат кредита преступлением, выросло по сравнению с прошлым годом: если в ноябре 2008-го – мае 2009 года оно варьировалось в пределах 13%, то к сентябрю 2010-го достигло 19% (результаты исследования Национального агентства финансовых исследований (НАФИ).

Невозвраты растут

По данным ЦБ РФ, на протяжении последних лет в России наблюдался стремительный рост объема просроченной задолженности в банках. Если в 2008 году этот показатель составлял 100 млрд рублей по стране, то уже к сентябрю 2010 года увеличился почти в три раза, достигнув 280 млрд рублей. Эксперты отмечают, что это было вызвано кризисными явлениями в экономике и, как следствие, массовыми невозвратами кредитов.

В Сибирском федеральном округе объем просроченной задолженности вырос с 7,3 млрд рублей в 2008 году до 24 млрд рублей в 2010 году. При этом прирост проблемных кредитов в СФО в 2010 году по отношению к 2009 году почти в два раза превысил этот показатель по России, составив 115% в сравнении с общероссийским показателем (64%). «Вероятно, причины подобной разницы заключаются в особенностях округа, — комментирует ситуацию заместитель генерального директора, директор по развитию бизнеса «Секвойя Кредит Консолидейшн» Ирина Поддубная. — Поскольку предприятия, расположенные в СФО, являются преимущественно градообразующими, то в случае кризиса тяжелое положение сказывается почти на всех жителях города, т. е. они более чувствительны к экономическим изменениям, затронувшим их структуры».

Если сравнить ситуацию с кредитованием в СФО с ситуацией по России в целом, то здесь также заметны различия. В 2009 году прирост кредитования в СФО составил 17% по сравнению с 2008 годом, в целом же по России этот показатель составил 35%. При этом в 2010 году в СФО прирост кредитования составил уже 10%, что коррелирует с 12%-ным ростом по всей России и, возможно, является следствием политики банков, ужесточивших условия кредитования с целью снизить риски невозвратов платежей.

Несмотря на резкий рост просрочки, динамика обращений участников рынка к коллекторам различалась по регионам. Так, по наблюдениям председателя совета директоров Группы компаний «Центр ЮСБ» (подразделения на Алтае, в Красноярске и Новосибирске) Александра Федорова, в Барнауле и Красноярске количество обращений в 2010 году выросло незначительно. Всплески наблюдаются только в случае проведения рекламных кампаний. А вот в Новосибирске за посткризисный период обращаться к коллекторам стали все больше. Для сравнения: в Москве банки передают долги как минимум в два раза чаще, а количество заявок от компаний других секторов экономики увеличилось на порядок.

«На 1 октября 2010 года банки СФО передали нам в работу в два раза больше должников, чем за аналогичный период в 2009 году. Но мы уверены, что это еще не конец, поскольку 2010 год продолжается. Обычно интенсивность передачи долгов приходится на вторую половину года, когда банки начинают очищать свои балансы, — делится статистикой старший вице-президент Долгового агентства «Пристав» Сергей Шпетер. — В то же время, если смотреть статистику по суммам, то в 2010 году сибирские банки передали нам портфели на сумму, в три раза превышающую цифры 2009 года. Это красноречиво говорит о заинтересованности банков в сотрудничестве с профессиональными коллекторами, а также о том, что банки стали внимательнее относиться к репутационным рискам, о чем свидетельствуют отказ от сомнительных «черных» и «серых» коллекторов и передача долговых портфелей на работу профессионалам».

Все должны всем

В Барнауле, по наблюдениям Александра Федорова, к коллекторам обращаются по всем видам долгов: корпоративные, банковские, долги физических лиц. В Красноярске превалируют обращения по мелким долгам, много обращений по распискам от физических лиц. Причина в том, что одни граждане охотно дают в долг, а другие так же охотно долги не возвращают. В Новосибирске к коллекторам в основном поступают старые (более двух лет) долги компаний, давно проданных («скинутых») на социально маргинальных элементов, и посему часто безнадежные к взысканию, а также огромный поток заявлений от пострадавших от «финансовых пирамид» кредитных кооперативов.

«Основная причина формирования таких долгов — социальная и финансовая неграмотность и жадность как населения, так и представителей бизнеса. Чрезмерная самоуверенность, неразумность расходов, подпитанная большим количеством денег на рынке, сформировали психологию финансового «спринта» — когда все приобретали (или стремились приобрести) все и сразу, — констатирует собеседник «КС». — Никто не обращался к модели формирования финансовой устойчивости. Все до копейки пускалось в оборот, в том числе на проекты, которые могли работать лишь в условиях постоянно растущего спроса. Исходя из этого результат оказался закономерным: все должны всем».

По оценкам агентства «Пристав», в 2010 году, как и в прошлом, банки СФО передают коллекторам в основном долги по потребительским кредитам и кредитным картам. Правда, доля кредитных карт возросла, а долгов по потребительским кредитам стало меньше.

Что касается структуры передаваемой задолженности, то основную часть долгового портфеля коллектора (около 60%) составляют основная сумма долга и просроченная сумма долга. В докризисный период их доля составляла около 80%. «Это соотношение, очевидно, отражает тот факт, что в 2009–2010 годах новых кредитов выдавалось существенно меньше, а задолженность прирастала за счет невозможности заемщиков погашать основной долг и проценты», — полагает Шпетер.

Долги второй свежести

Последствия финансового «спринта» - ФотографияВ 2010 году, по данным агентства «Пристав», средняя сумма долга, переданная сибирскими банками коллекторам, выросла на 20%. Если в 2009 году средняя сумма задолженности по кредитам физических лиц составляла без малого 36 тыс. рублей, то в 2010 году — уже 43,5 тыс. рублей. В Новосибирске, по наблюдениям «Центра ЮСБ», средняя сумма долга выросла, но в основном за счет необоснованно высоких докризисных процентов по частным займам, когда сумма процентов в разы превышала сумму основного долга. А в Красноярске на каждые 10 предлагаемых к передаче долгов сегодня приходится три расписки по долгам среднего размера, один мелкий долг, два–три средних, два–три чуть больше среднего, один крупный долг.

Возрос и срок передаваемой на взыскание задолженности. В прошлом году банки передавали «Приставу» долги годичной давности. В 2010 году средний срок составил уже 450 дней. По оценкам Александра Федорова, разумная скорость возврата банковских долгов по частным клиентам составляет около месяца, по корпоративу — в лучшем случае два–три месяца, тяжелое взыскание длится около года. Главная причина в том, что банки передают коллекторам не самую свежую задолженность. Сроки давности по корпоративу, как правило, составляют больше года. «Это говорит о том, что банки все дольше пытаются самостоятельно провести процедуры взыскания, как-то прячут задолженность, рефинансируя кредиты. Но, как свидетельствуют количество переданных долгов и их суммы, это не помогает, — констатирует Сергей Шпетер. — Банкам надо помнить: чем раньше они передадут долги на взыскание профессионалам, тем больше смогут вернуть».

В результате по регионам Сибири достаточно серьезно различается и процент успешных взысканий. В Красноярске по корпоративу доля успешности составляет всего около 5%, в Новосибирске по корпоративным и частным долгам — 30–50%. Хотя Александр Федоров отмечает, что в Новосибирске вследствие специфичности спроса от многих заказов коллекторам приходится отказываться либо по формальным основаниям (пострадавшие вкладчики кредитных кооперативов), либо после первичной проверки должника. «Каждый долг, каждый должник уникален. Существует масса показателей, влияющих на сумму, которую может погасить должник: величина долга, срок просрочки, тип кредита и прочее. Так, например, если агентство на годовалой просрочке в течение шести месяцев демонстрирует сбор 15–20%, это считается очень высоким результатом. А на вторичном размещении отличный результат — 3–4%, — поясняет Шпетер. — Однако глубоко заблуждаются те, кто считает, что в кризисное время коллекторы «в шоколаде». Если в стране закрылись заводы и фабрики, сократилась заработная плата — с чего люди начнут лучше платить? Кризис затронул все сферы без исключения, в том числе и нас».

Для сравнения: в Москве, по данным ГК «Центр ЮСБ», успешность взысканий снижалась с сентября 2008 года, то есть с начала кризиса. С весны 2010 года начался возврат на докризисный уровень.

Кстати, представители коллекторских агентств отмечают, что сегодня их затраты на взыскание задолженности возросли. Это связано с тем, что должники стали сложнее, и для их убеждения в необходимости оплатить долг коллекторы вынуждены совершать большее количество действий. Соответственно, и стоимость услуг профессиональных долговых агентств кому-то может показаться высокой. Впрочем, собеседники «КС» уверены, что ставка коллекторов экономически оправдана. «У банка всегда существует дилемма между сокращением стоимости сбора и увеличением возвратности. Однако необходимо понимать, что эти две вещи напрямую зависят друг от друга. Чудес здесь не бывает, и каждый сам для себя должен расставить приоритеты», — говорит Сергей Шпетер.

Портфели долгов могут упасть в качестве

Прогнозируя развитие ситуации, участники рынка расходятся в оценках. Так, Александр Федоров ожидает в 2011 году некоторого снижения спроса в регионах Сибири, поскольку на подходе долги кризисного 2009 года, когда обороты компаний упали в разы, и они стали осторожнее. Хотя, по его мнению, все зависит от того, будет ли вторая волна кризиса. Для сравнения: эксперт прогнозирует, что в Москве, в отличие от регионов, спрос на коллекторские услуги в 2011 году сохранится. Сергей Шпетер, напротив, ожидает роста спроса на услуги профессиональных коллекторов в СФО одновременно с улучшением качества выдаваемых кредитов. «В условиях кризиса банки значительно сократили выдачу беззалоговых кредитов и более корректно настроили свои скоринговые системы. Поэтому в следующем году качество проблемных кредитов, которые будут передаваться коллекторам, станет существенно хуже», — говорит собеседник «КС».

А вот роста количества игроков на этом рынке участники не ожидают вследствие специфичности и отсутствия сверхприбыльности сегмента. Мало того, по прогнозам собеседников «КС», региональные профильные компании, скорее всего, в ближайшие два–три года будут поглощены федеральными компаниями и сетями и станут использоваться как выездные группы. «К сожалению, предыдущее постоянное увеличение просроченной задолженности вдохновляло «романтические» умы на создание собственных агентств по возврату долгов. И на рынок пришло большое количество неопытных игроков. Многие из них в скором времени разорились, нанеся перед этим непоправимый репутационный ущерб своим клиентам, — рассуждает Сергей Шпетер. — Главное оружие, основной принцип и метод работы «белого», законного коллектора — это слово, которым он убеждает должника. Все остальные «нестандартные методы» — это всего лишь способы донесения информации. До сих пор самым эффективным способом взыскания в нашей стране является объяснение должнику его возможностей по работе с долговым обязательством. К сожалению, уровень финансовой грамотности населения России в целом и СФО в частности невысок. Поэтому миссия коллектора двояка: с одной стороны, взыскать долг, с другой стороны, дать должнику знания. И, как показывает наша практика, этот способ работает. Прочие методики и способы станут эффективными в России, когда заемщики начнут внимательно читать кредитные договоры и тщательнее рассчитывать свои финансовые возможности по выплате кредита».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ