Теодор Курентзис: «Мы стараемся сделать Новосибирск прогрессивным городом»

Теодор Курентзис: «Мы стараемся сделать Новосибирск прогрессивным городом»

В конце февраля в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета состоится уникальное событие: впервые пройдет международный фестиваль MusicAeterna. Главный дирижер театра ТЕОДОР КУРЕНТЗИС рассказал о значимости этого события в эксклюзивном интервью обозревателю «КС» СЕРГЕЮ САМОЙЛЕНКО.

— Как вы оцениваете вашу недавнюю работу в Большом театре над «Воццеком»? Можно ли сравнивать уровень этой постановки с тем, что вы делаете в новосибирской опере?

— Гораздо более нормально и закономерно, если бы «Воццек» был поставлен не в Москве, в Большом театре, а в Новосибирске. Почему? Потому что здесь, в нашем театре, уже есть музыканты, освоившие новые приемы исполнения, имеющие новое музыкальное сознание. Все пять лет, что я здесь работаю, мы старались сделать Новосибирск прогрессивным городом, старались показывать здесь только самый лучший продукт — исполняли такие произведения и в таком качестве, которые никогда не смогут представить ни Мариинский театр, ни Большой. Поэтому в афише нашего театра «Воццек» смотрелся бы уместно. Но вызов в том и состоит, чтобы подобную, революционную для своего времени оперу, до сих пор не поставленную в России, осуществить на сцене такого консервативного, сопротивляющегося новациям театра, как Большой. В этом есть и вызов, и риск. Попробуйте пожилого человека заставить делать гимнастику, заниматься спортом, носить современную одежду — что из этого получится? «Воццек» в Большом — это попытка взбодрить старый театральный организм. И попытка, мне кажется, удалась. Музыканты заиграли по-другому! Мы проделали колоссальную работу, и я сейчас получил новых друзей в театре, где обо мне ходили разные слухи, где моим именем пугали музыкантов… Радикальностью, бескомпромиссностью… Но люди увидели, что я делаю, поняли, в каком направлении надо двигаться, — и откликнулись. Надо отдать должное руководству театра — они рискнули сделать такую постановку, и оказалось, что она, вопреки опасениям, востребована у зрителей, билеты перепродавали втридорога, отклик был очень сильный. В Москве, с уверенностью говорю это, есть спрос на то, что я делаю, — могу судить и по работе в Большом, и по тем концертам, которые там играю. К сожалению, в Новосибирске я пока не чувствую такого горячего отклика публики, а хотелось бы, чтобы было наоборот.

Скоро я начну работу в Большом над «Дон Жуаном», и я хочу привезти в Москву музыкантов нашего оркестра, чтобы они провели москвичам мастер-класс. Знаете, мы с самого начала занимались в Новосибирске лабораторной работой, новым подходом к музыке, но эта работа по сути революционная! И сейчас пришло время распространить этот революционный подход и на Москву, и на Европу. Я в шутку сравниваю распространение нашей музыкальной идеологии с деятельностью Че Гевары, который после Кубы устраивал революции и в Африке, и в Латинской Америке. Наша работа в Новосибирске получила очень большой резонанс — и я стараюсь проповедовать нашу идеологию везде, где работаю, и в Германии, и в Австрии, и во Франции, в Испании. Например, нашей работой очень заинтересовался Mahler Chamber Orchestra, это один из лучших оркестров мира, основанный Клаудио Аббадо. Мне очень хочется привезти их в Новосибирск, чтобы они посмотрели, что мы делаем.

— Вы поработали в различных европейских театрах, с разными оркестрами. Где вам лучше работается?

— Конечно, в Новосибирске! Нет, в Opera Bastille, конечно, прекрасная организация, просторные репетиционные залы и фантастический буфет! Но здесь все равно лучше. Наши музыканты, их отношение к работе — это несравнимо ни с каким другим театром.

— Это связано с тем, что профсоюзы контролируют все, даже продолжительность репетиций? Дирижер не может задержать музыкантов даже на пять минут?

— У них дирижер не может даже голос повысить на оркестр! Но мой успех в том, что в Париже, например, музыканты сами меня просили продолжать репетиции даже тогда, когда по расписанию они могли уходить домой. Сначала они были очень, как бы сказать, жесткими, но потом у нас началось настоящее сотрудничество и даже дружба.

— Перейдем к февральскому фестивалю MusicAeterna. Фестиваль, как я понимаю, посвящен пятилетию оркестра MusicAeterna?

— Я бы сказал, что фестиваль посвящен трижды пятилетию, пять на три! Пятилетие оркестра, пять лет хору New Siberian Singers и пять лет моей работе в театре в качестве главного дирижера. Грех не отметить эту дату, тем более что сделано за это время очень много. И мы очень сильно изменили сознание и мышление — и самих музыкантов, и музыкального сообщества. За это время много всего было — и сопротивление, и непонимание…

— Я помню, как вы исполняли «Дидону и Энея» Перселла в Большом зале консерватории, а за стеной вдруг кто-то начал во всю мочь колотить молотком…

— Вот-вот, но мы же не прерывались, исполнили до конца, будто ничего не произошло! В общем, мы не могли не отметить такую дату… Тем более что это праздник не только для нас, но и для наших друзей и поклонников. Мы решили пригласить на фестиваль солистов, с которыми у нас сложились особые отношения, с которыми мы не раз выступали и записывали пластинки: Симона Кермес — из Германии, Дебора Йорк — из Англии, Арно Ришар — из Франции, Стефания Хаутзель — из США.

лись, исполнили до конца, будто ничего не произошло! В общем, мы не могли не отметить такую дату… Тем более что это праздник не только для нас, но и для наших друзей и поклонников. Мы решили пригласить на фестиваль солистов, с которыми у нас сложились особые отношения, с которыми мы не раз выступали и записывали пластинки: Симона Кермес — из Германии, Дебора Йорк — из Англии, Арно Ришар — из Франции, Стефания Хаутзель — из США.

Дорогим подарком для любителей музыки станет выступление Антона Батагова — это выдающийся пианист и композитор-авангардист. 15 лет назад он перестал давать концерты, разочаровавшись в московской публике. Осенью прошлого года он сыграл один концерт в Сиэтле, и в музыкальных кругах начался ажиотаж — Батагов возвращается! Он уже заявил, что выступать все равно не будет, но для нашего фестиваля сделает исключение и сыграет Партиты Баха. Это настоящая магия, я вам обещаю — в темноте, при свечах! Тем более что больше нигде его услышать невозможно. Ради него многие прилетят в Новосибирск из Москвы и даже из Европы.

Кроме Батагова, будет два концерта — на одном мы исполним Dixit Dominus Генделя и «Дидону и Энея» Перселла, в программе другого — «Реквием» Моцарта в первом отделении, а во втором — гала из арий барочных опер, с участием и наших гостей, и солистов нашего театра. Думаю, что это станет настоящим праздником для города.

Мы приглашаем всех друзей театра на наш праздник и надеемся, что фестиваль станет традиционным.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ