За наркотики или за монстрацию?

3 июня областной суд Новосибирской области перенес рассмотрение кассационной жалобы Артема Лоскутова об изменении меры пресечения. Это означает, что молодой новосибирский экстравагантный художник проведет в СИЗО еще как минимум неделю — заседание перенесли на семь дней. При этом правоохранительные органы не комментируют, чем так опасен художник, что его необходимо содержать под стражей. А городские власти утверждают, что никогда не запрещали монстрацию — шуточное шествие, которое правоохранители пытались пресечь.

Напомним, 15 мая Лоскутов был задержан сотрудниками Центра «Э» (Центр по противодействию экстремизму ГУВД по Новосибирской области), которые изъяли у него пакетик с марихуаной. Пока Артем Лоскутов обвиняется по статье 228 УК РФ ч. 1. «Незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере». Но сотрудники центра также прослушивали его телефон и пришли к выводу, что Артем Лоскутов распространяет наркотики и состоит в группе, которая организует массовые беспорядки. Поводом к пристальному вниманию, которое милиционеры стали проявлять к задержанному, стало то, что он был организатором монстрации (проходила 1 мая с 2004 года).

Суд Дзержинского района постановил содержать Лоскутова до суда в СИЗО в связи с некоей особой опасностью задержанного. Лоскутов подал жалобу в областной суд. Но 3 июня областной суд Новосибирской области перенес рассмотрение кассационной жалобы по изменению меры пресечения для Артема Лоскутова на неделю. «Сегодня заседание было отложено до десятого числа, потому что адвокатом были поданы дополнения к кассационной жалобе», — пояснили «КС» в пресс-службе областного суда.

Как рассказал «КС» адвокат Лоскутова Валентин Демиденко, защита ознакомилась с материалами дела и увидела там еще несколько причин для возражений, поэтому была подана еще одна кассационная жалоба, теперь уже от адвоката.

Например, «в документах оперативно-розыскной деятельности, представленных в суд Дзержинского района, значится, что Лоскутов распространял наркотики в Новосибирском государственном институте, — рассказывает адвокат. — Таким образом, речь идет о несуществующем вузе». В акте личного досмотра Лоскутова при задержании 15.05.2009 г. фамилия понятого, который присутствовал при обнаружении у Лоскутова наркотиков, указана в одном написании, а в протоколе опроса она другая (отличается на одну букву). «Столь явные отличия в фамилиях понятых ставят под сомнение результаты оперативно-розыскной деятельности», — считает господин Демиденко. На основании этих и других доводов адвокат Лоскутова просит в своей кассационной жалобе отменить содержание молодого человека под стражей и избрать другую меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Что касается пакетика с марихуаной, которую оперативники Центра «Э» нашли у обвиняемого, то результаты экспертизы по отпечаткам пальцев пока не огласили. «Я думаю, что если бы там были «пальчики» Лоскутова, об этом сразу сказали бы», — предполагает адвокат. Примечательно, что Лоскутов был задержан в тот же день, когда отказался прийти на профилактическую беседу с руководителем Центра «Э».

«КС» очень хотелось услышать мнение не только защиты, но и стороны обвинения, по инициативе которой началось следствие. Но, к сожалению, директор Центра «Э» Вячеслав Певнев через пресс-службу ГУВД Новосибирской области отказался от комментариев.

В мэрии Новосибирска «КС» сообщили, что городские власти никогда не запрещали проведение монстрации — шуточного шествия художников по Красному проспекту. Начальник управления общественных связей мэрии и взаимодействия с административными органами Ольга Рахманчук пояснила, что мэрия не может запретить шествие или пикет, а может только порекомендовать изменить место и время.

Организаторы монстрации утверждают, что они несколько лет обращались в мэрию за разрешением, но им говорили, что, так как в этот день свои мероприятия проводит КПРФ, «монстрантам» нужно согласовать свое шествие с коммунистами.

Второй секретарь ОК КПРФ Вадим Агеенко рассказал «КС», что «монстранты» официально присоединились к КПРФ один раз — 1 мая 2007 года. «По поводу согласования акции они приходили, и мы их официально ставили в колону. Профсоюз партии вначале не хотел брать их, но потом все-таки решили взять их к себе, потому что это тоже граждане Российской Федерации, жители города Новосибирска, которые, пусть даже в такой форме, хотят отметить Первомай», — говорит Агеенко. В 2008 году, по его словам, «монстранты» просто «пристроились» к колонне КПРФ и в каком-то смысле коммунисты выступили для них защитой. «Милиция пыталась найти в их действиях что-то противоправное и экстремистское, — вспоминает Агеенко. — Один раз правоохранительные органы требовали убрать плакат с надписью «Сварим мыло из медведя», настаивая на том, что медведь — символ партии «Единая Россия», значит, «монстранты» призывают сварить мыло из «партии власти». Но мы тогда объяснили, что это просто дурацкий лозунг и ничего экстремистского в нем нет. К сожалению, «монстранты» научились балагурить, но пока не научились защищать себя».

Агеенко добавил, что коммунистам тоже не по душе, что 1 мая «монстранты» устраивают свое шествие — дурачатся и веселятся. Депутат горсовета Ренат Сулейманов считает, что борьба с монстрацией и экстремизмом носит искусственный характер. «К сожалению, у нас созданы специальные структуры, где люди получают заработную плату для того, чтобы найти экстремистов, которых у нас, к счастью, не так много. Я не знаю, что там было на самом деле с Лоскутовым, но подобные инциденты только «раскачают» общество, — полагает Сулейманов. — У нас в Конституции написано, что гражданин имеет право выражать свое несогласие путем шествий, митингов, пикетов. Конституционное право никто не должен нарушать».

Точка зрения

За наркотики или за монстрацию? - Фотография«Мы должны быть толерантны»

ВИКТОР ТОЛОКОНСКИЙ, губернатор Новосибирской области

— Все, что не противоречит закону, не нарушает общечеловеческие принципы морали и нравственности — все может проводиться. Власти непозволительно трактовать, что хорошо, а что плохо.

Есть закон, и есть принципы морали и нравственности. Конечно, иногда разные общественные акции могут быть небезопасными. Но если у каких-то групп населения есть потребность их устраивать, этого нельзя не замечать. Просто нужно искать компромисс, чтобы это было безопасно для остальных горожан и самих участников события.

Мы должны в этом городе удивлять. Чтобы решить глобальные задачи — формировать инновационный, интеллектуально-промышленный потенциал, успешно выйти из кризиса, — нужно иметь особую культурную среду. Она не может быть ограничена только традиционными формами — симфонической музыкой, балетом и оперой. Она должна быть разнообразна. Поэтому позиция власти здесь достаточно лояльная.

Однако нужно соблюдать вечный баланс, присущий демократии, чтобы свобода одного не нарушала свободу другого. Нужно понимать, что полная свобода не была бы правильна с точки зрения других людей. Но мы должны быть максимально толерантными к выражению отношения людей к определенным событиям и при этом воспитывать духовность и нравственность.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ