Посмотрим и увидим: соло-балет Сергея Полунина как предмет ожиданий и опасений

21 ноября Новосибирская филармония представит в своём Большом зале (имени Арнольда Каца) сложный, интержанровый проект, заведомая популярность которого разогрета столь же сложным букетом обстоятельств: звёздностью исполнителей, фактором хайпа и клик-бейта, политическим актуалитетом и опасениями профессионалов за неподатливость музыкальной базы.

Столь сложную палитру эмоций вызвал проект, задуманный и конфигурированный пассионарным новосибирским музыкальным менеджером Михаилом Симоняном – литературно-музыкальная композиция на основе музыки для балета Игоря Стравинского «Весна священная» (Le Sacre du Printemps).  Дополнять Стравинского будет музыка нашего современника Алексея Рыбникова – Симфония № 6, II часть (Токката).

На сцене два протагониста – Сергей Полунин, танцующий хореографическую композицию  и актер Малого  театра Игорь Петренко. Петренко будет читать стихи русских поэтов – литературно-вербальную составляющую.

Сергей Полунин негласно подразумевается «драйверной» звездой проекта. Его портфолио к тому вполне располагает – он был премьером Лондонского Королевского балета,  работал в труппах под руководством Игоря Зеленского (премьер Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (2012—2016), приглашённый солист Новосибирского государственного академического театра оперы и балета (2012—2016), приглашённый солист Баварского государственного балета) с 12 августа 2019 года назначен исполняющим обязанности ректора Академии хореографии Севастополя. Это синкретический формат, где музыка, танец и стих сойдутся воедино. Такой синтез достаточно органичен, ибо «Весна священная» — музыкальное олицетворение русского модерна, ранний музыкальный авангард. Литературная часть держится в секрете до самой премьеры.

Как пояснил в ходе недавней пресс-конференции Михаил Симонян (инициатор проекта и руководитель ансамбля «Новосибирская камерата»), для показа соло-балета Большому залу филармонии потребуется пространственная трансформация. Концепция зрелища требует иной компоновки помещения. В отличие от театров, у Большого зала филармонии нет оркестровой ямы, ибо для обычного филармонического концерта естественно расположение оркестров на виду, на сцене. Здесь же оркестр именно в театральной ипостаси, потому для него освобождаются от кресел первые четыре ряда. Это импровизированное пространство будет заменой оркестровой ямы.  Займёт пространство Фестивальный симфонический оркестр – оркестр, созданный Михаилом Симоняном под собственное руководство и в определенном смысле как альтернатива штатному симфоническому оркестру филармонии. Первая «засветка» этого бренда состоялась в 2020 году в контексте культурной программы к 75-летию Великой Победы, но поскольку на 2020-й пришелся разгар пандемии, все события тогдашней афиши вышли достаточно смазанными.

ЭХО ВОЙНЫ. И МИРА. Спектакль Римаса Туминаса как предмет долгой рефлексии

Эхо войны. И мира. Спектакль Римаса Туминаса как предмет долгой рефлексии

Идея поставить балетный спектакль на сцене, созданной только для музыки и вокала, вполне укладывается в нынешний тренд на смешение локаций и контентов. Это сейчас весьма модно. Например, драматический театр «Старый дом» представляет невербальные спектакли (где речь заменена танцем и телесной пластикой), НОВАТ ставит на своей сцене классические оперетты, а Музыкальный театр, в свою очередь, показывает спектакли, не предусматривающие канонического опереточного хэппи-энда. Для каждого из них – и для «Старого дома», и для НОВАТа, и для экс-Музкома – это вызов собственной предыстории и слом шаблонов. Разумеется, слом в данном случае – процесс не брутальный, а вполне эстетский и созидательный.

Филармония – пространство не хореографическое, а в большей степени вокально-музыкальное, тем не менее, идея попробовать Большой зал в этой роли достаточно смело и оперативно реализовалась. В этом смысле филармония вступает в тематическую конкуренцию с НОВАТом, на чьей сцене 5 декабря состоится «Свободный полёт» – балетный вечер Дениса Родькина, звезды Большого театра. Конкурентная пара «Полунин-Родькин» – расклад, от которого на язык сам собой просится старый интернет мем «битва двух йокодзум». Вызов бросает филармония: концерт Дениса Родькина в афише НОВАТа фигурирует давно, тогда как проект с Полуниным возник в анонсном контексте города в середине осени. И афишная коллизия двух балетных звезд выглядит вполне очевидной, как и соперничество двух площадок, которым в равной мере необходимо делать кассу. Причем следует не забывать, что НОВАТ по-прежнему в особой зоне внимания Владимира Кехмана – особенно по части визитов столичных звёзд. Кехману, стало быть, который привык считать деньги, и переходит дорожку Симонян. Кто выиграет?

По мнению музыкального сообщества, отвага конкурентного дебюта в балетной теме – фактор, конечно, весомый, но не главный для успеха замысла. Есть и немало «анти-факторов». Трансформация зала – первый пункт осторожного скепсиса для коллегиальной среды.

«Честно говоря, я не знаю, как поведёт себя звук в зале, где столь неформатно размесится оркестр, – сказал председатель Сибирского отделения Союза композиторов, художественный руководитель Новосибирской филармонии Владимир Калужский. – Зал филармонии – это пространство, выверенное с точки зрения акустики. Все элементы архитектуры и обстановки там располагаются отнюдь не наобум, не произвольно. Более того, при запуске здания зал проходил акустическую корректировку, его акустику кропотливо «оттачивали». Как пойдёт звук в зале, где оркестр разместился по-другому – этого я прогнозировать не берусь. При том, что в самом музыкальном материале объективно хватает сложности. «Весна священная» — головокружительно сложная музыка. Мистически сложная. И для оркестра, и для дирижёра. «Весну священную» даже Арнольд Михайлович Кац опасался брать в работу».

Во-вторых, по мнению музыкальных экспертов принципиально значимым для успеха проекта будет и фактор «сыгранности» оркестра. Фестивальный симфонический оркестр, создающий музыкальную первооснову соло-балета на том самом освобожденном от кресел пространстве – это мобильное сообщество, состав которого периодически меняется. Основа его – новосибирские музыканты из оркестра филармонии. Приглашенные солисты (неназываемые вплоть до самого концерта) сыграют на фаготах и струнных инструментах. Это исполнители из Москвы и Санкт-Петербурга, из симфонических коллективов обеих столиц. Для оппонентов Михаила Симоняна, которых немало в музыкальном сообществе, эта туманность и расплывчатость музыкальной команды – не столько занятная афишная интрига, сколько тревожный симптом.

Андрей Травников и Андрей Турчак

Зачем губернатору Травникову столько «политических заместителей»?

По солидарному мнению музыковедов, для Фестивального симфонического оркестра, который объективно, по рождению, является структурой сборной, вопрос исполнительской слаженности стоит острее, нежели для любого оркестра штатных музыкантов.

Михаил Симонян – обладатель довольно «сложносочинённого» профессионального реноме. С одной стороны, бесспорный статус скрипача-вундеркинда, ребенка-звезды, собравшего на международных конкурсах большую коллекцию наград. И положение общественного советника при губернаторе. С другой стороны – подчеркнутое неприятие в местной музыкальной среде и статус «анфан-террибля». Один из бронебойных аргументов оппонентов Симоняна – отсутствие у него высшего и даже среднего музыкального образования российского формата. Как подчеркивают оппоненты на условиях анонимности, музыкальные компетенции Михаила Симоняна «нажиты непонятно где и никакими документами не заверены» (а нажиты они в Институте музыки имени Кертиса в Филадельфии – прим. «КС»). Дескать, статус вундеркинда бесспорен, но он в прошлом, а статус профессионала документами, принимаемыми в России, не подтвержден. Именно в связи с этим дирижерская и менеджерская ипостась Михаила Симоняна его критикам представляется сомнительной.

За время работы Михаила Симоняна с ансамблем «Новосибирская камерата» в филармонии, по словам экспертов, сформировалось, фактически, два ядра, генерирующих проекты, два центра художественного руководства – официальный (олицетворяемый Владимиром Калужским) и новоявленный. Это взаимное напряжение экспертам представляется стресс-фактором и проблемным аспектом для замысла с Полуниным. И оно же – его хайп-компонентом, драйвером зрительского спроса и резонанса.

В числе обстоятельств, которые могли бы способствовать успеху проекта – бесспорная популярность исполнителей и политическая актуальность (все средства от реализации билетов будут направлены российской армии; проект реализуется при поддержке губернатора Новосибирской области и правительства Новосибирской области.)

«Соло-балет Полунина анонсирован как арт-проект в поддержку российской армии, – резюмирует  Владимир Калужский. – Оспаривать такую контекстуализацию или иронизировать над ней ни у кого язык не повернётся. К тому же такое зрелище – это бесспорное «must see» для всего новосибирского политикума – и для руководства области, для руководства города. То есть, событие заведомо светское и статусное. И, соответственно, востребованное. А то, что медийно эффектно, респектабельно и политически позитивно, соберёт и полит-элиту, и бомонд, желающий быть причастным. В этом смысле успех концерта предопределен. Чисто художественный, исполнительский успех – вопрос уже более тонкий и «лотерейный». Впрочем, именно это придаёт ситуации интригу».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в социальной сети «ВКонтакте».
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ