Андрей Шалимов: «Больше никто не пойдёт к президенту, чтобы поставить своего губернатора»

Какого поворота в российско-украинских отношениях ждут элитные группы в Москве, как ломается партийная система в РФ и что появится на её месте? В интервью «Континенту Сибирь» эксперт политики Енисейской Сибири, автор телеграм-канала #Шалимовправ АНДРЕЙ ШАЛИМОВ рассуждает: помогут ли ФПГ и авторитетные фигуры в Кремле губернатору Красноярского края сохранить власть, как в Тыве проявляется борьба за влияние между бывшим и новым главой и почему федеральный центр не торопится отправить Валентина Коновалова в отставку?

Андрей Шалимов —  социолог, политический аналитик, эксперт по региональной политике Енисейской Сибири (Красноярский край, Тыва, Хакасия), автор телеграм-канала #Шалимовправ. Участвовал в избирательных кампаниях как политтехнолог с партийными кандидатами и самовыдвиженцами (на выборах в Госдуму в 2021 году руководил штабом хакасского депутата Евгения Челтыгмашева, который занял третье место на округе). Как кандидат Андрей Шалимов баллотировался от «Новых людей» в Законодательное собрание Красноярского края. Smm-технолог, эксперт по продвижению в соцсетях, исследователь социальных медиа, автор более 30 научных публикаций, индекс Хирша —  6. Преподавал в Сибирском Федеральном университете, Красноярском филиале Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. Предприниматель, директор диджитал-агентства.

Внутриэлитные разговоры о тишине

— В сегодняшних реалиях тема борьбы за влияние, трансфера в разных сферах резко актуализируется. Политологи говорят, что в условиях специальной военной операции в России идёт борьба не только на верху элитной пирамиды. Ускоряются процессы состязания за власть в том числе внутри партий. Это влияет на политическую обстановку в стране, толкает элиты к новым альянсам или укреплению старых. С вашей точки зрения, насколько остры противоречия в российских верхах, являются ли они фактором нестабильности?

— Обыватели ещё живут поздним летом, достаточно праздно себя чувствуют. Но элитарные группы уже ощутили дыхание осени. Август очень тревожный. Впереди депрессивная осень, которая будет накладывать отпечаток на все альянсы и взаимодействия. Политическое убийство Дарьи Дугиной нагнетает нервозную атмосферу. После этого события сразу на первый план вышло слово «репрессии», эту идею пытается проталкивать правоконсервативный сегмент. В первые дни в верхах было сделано много, чтобы убрать репрессивную повестку из дискурса, нейтрализовать, не дать ей окрепнуть.

— Каковы перспективы?

— Орден мужества (президент посмертно наградил Дарью Дугину орденом Мужества, который получил её отец Александр Дугин, философ, исповедующий идею евразийской сверхдержавы — «Континент Сибирь») — это с одной стороны внимание правоконсервативному сектору. С другой — определённая точка, которую власти стремятся зафиксировать, чтобы помешать прорастанию события во внутреннюю повестку.

— Внутренняя повестка всё же остаётся насыщенной словами «арест», «задержание», «допрос», «повестка», «суд», «отмена»…

— Есть радикально настроенные персоны, произошедшее не изменило их позиций. Для них Дарья Дугина — сакральная жертва. Приемлемые последствия — чистки, репрессии, применение оружия массового поражения, движение в сторону Киева. С другой стороны — внутриполитический блок Кремля, Совет безопасности, которые в первые дни после убийства делали всё, чтобы перевести вектор внимания за пределы страны. Этот кейс — про внешнюю политику: власти сосредоточились на том, чтобы убедить, что угроза — внешняя, ни в коем случае не внутренняя. Элитарный консенсус — в стране должно быть тише.

Политтехнолог Андрей Шалимов
Андрей Шалимов. Фото Елены Аникиной

— При этом выборы по стране не отменены.

— Но цель сделать их самыми скучными в истории. Интерес Москвы — продлить лето как можно дольше. Оттянуть его окончание, тот момент, когда придётся проснуться, взглянуть на сосредоточение войск между двумя странами и задуматься о дальнейших перспективах.

— На чьей стороне перевес: на стороне тех, кто за эскалацию или у тех, кто за поиск дипломатического выхода из российско-украинского конфликта? Телеграм-каналы заместителя председателя Совета безопасности или спикера Госдумы не про деэскалацию.

— Есть пиар-завеса, а есть реальные стремления. Влиятельные фигуры во власти заинтересованы в мирных переговорах, деэскалации. Что касается Дмитрия Медведева и его высказываний в соцсетях: он переместился из субъекта массовой политики в субъект элитарной, медийной повестки. Его слова теперь интересны только профессионалам, журналистам и читателям телеграма. Это разговор не с массами, а внутри элитарных групп.

— Об элитах. Вы видите перераспределение сил, перестройку альянсов среди групп, влияющих на расклады в стране?

— Сегодня элитные группы заинтересованы в максимальной подконтрольности процессов — как можно тише, никаких пиар-скандалов. Раньше финансово-промышленные группы (ФПГ) финансировали участников региональных выборов, которые устраивали буквально мортал-комбат: кандидаты-торпеды мочили основных кандидатов, подставные кандидаты снимались с гонки. Результат голосования зависел от экшна. В определенный момент итоги стали носить моделируемый характер.

— То есть, результат голосования стал зависеть от технологической работы?

— Назовём это неэлекторальными способами достижения результата. Они теперь влияют на итог выборов больше, чем общественное мнение, программы и даже личности кандидатов. Очень много для этого сделали технологи так называемой новой волны, которым сейчас в среднем по 50 лет. Они начинали весело, а сделали политику скучной. Шоу-часть в электоральном процессе превратили в необязательный, фиктивный момент. В итоге, выборы проходят так: кандидат выпустит одну-две газеты и тихо сидит, воду не мутит. А если появляется неудобный кандидат, можно задействовать суд или избирательную комиссию. В этой ситуации основным игрокам остаётся только опасаться кандидата-джокера, который помешает проводить тихую кампанию. В таких условиях стране не нужно много политтехнологов.

— Оставшись не у дел, некоторые из них могут мешать тем, кто получил подряды, проворачивать тихие сценарии выборов.

— В основном они не остаются не у дел, многие приземляются, становятся вице-губернаторами по внутренней политике, консультантами при региональных администрациях, при мэрах.

— Как вице-губернатор Севастополя Сергей Толмачев или депутаты Госдумы Дмитрий Гусев и Олег Матвейчев?

— Например, политтехнолог Владислав Никонов курировал внутреннюю политику в администрации Хакасии при Зимине, а потом и при Коновалове. Пиарщик-политтехнолог Светлана Замарацкая стала в определенный момент вице-губернатором Иркутской области. Должность заместителя главы региона по внутренней политике — этап развития карьеры технолога.

— Как на объем работы для политтехнологов влияет специальная военная операция (СВО)?

— Руководители групп, то есть те, кто в пантеоне российских политтехнологий, остаются при деле, в том числе, в связи с событиями в Украине. Они получают заказы, просто для их обработки не нужна большая команда. Так и в регионах. Допустим, в горсовет идут пять партий, зачем на каждую выделять по политтехнологу? Достаточно по одному начальнику штаба (даже без опыта) с функционалом менеджера, который, как в регистратуре, будет вести запись, следить, что происходит. А настоящий политтехнолог — один, сидит в региональной администрации, модерирует процесс, вмешивается, если понадобится.

Политтехнолог Андрей Шалимов
Андрей Шалимов. Фото Елены Аникиной

— Не напоминает ситуацию 2000-х, когда Марат Гельман (Минюст признал Марата Гельмана иностранным агентом — «Континент Сибирь») и Глеб Павловский работали с разными партиями?

— Нет. Они действительно работали с разными партиями, но это художники, которые брали яркую краску и разрисовывали картину. В этой части полотна — повесили флаг, в другой — марш бомжей, там — дирижабли полетели. Красиво. А сейчас: вот серая краска, вот стена — от этого места до единого дня голосования красим серым цветом.

Красноярский джокер

— Политтехнолог Алексей Аксютенко решил разбавить серость на конкурсе по отбору (это даже не прямые выборы) мэра Красноярска.

— Алексей пытается сыграть роль того самого джокера — неожиданного кандидата. Стоит присмотреться, кто ему информационно помогает. Вероятно, сам он понимает, что есть силы, которые не будут его поддерживать, но заинтересованы в том, чтобы в вотчине губернатора Усса события шли не так тихо, как главе региона хотелось бы. В начале года в «Российской газете» вышла программная статья руководителя Красноярского края о стратегии развития Сибири. Напрямую Усс в ней не говорит, что собирается на второй срок, но заявка очевидна. Согласно этому плану ему нужно максимально технологизировать процесс продления своих полномочий. Тихо, серой краской. Но возникла проблема с теперь уже бывшим мэром Красноярска Сергеем Ерёминым, который что-то говорил, а людям это нравится.

— Пиар-активность Сергея Ерёмина перед его отставкой была связана с тем, что он знал о скорой просьбе освободить кабинет?

— С января по март 2022 года не знал. В марте к нему постучались от Александра Викторовича и попросили написать заявление. Он решил, что сейчас пойдёт, поговорит, решит. Пришёл, поговорил, но как-то ни о чем. Пытается добиться следующей встречи, а ему все настойчивее говорят: не стоит надоедать, пора писать заявление. Эмоции начинают брать верх, ему стыдно перед командой, они вместе пытаются отыграть. Тогда краевая власть открывает кейс «сарайгет» с критикой деятельности мэрии при выделении участков под застройку. Но как только Усс через депутатов начинает мочить Еремина, это хоронит шансы на серую повестку.

Красноярск

Красноярский край на грани политической зачистки

— Кремль замечает, что ситуация вышла из-под контроля Усса?

— Вообще всё идёт не по плану. Отставка Еремина финализируется не в марте-апреле, а только в июле. Усс побеждает, когда эмоции Ерёмина перестают брать верх над рациональными доводами. И он в конце концов согласился на эту унизительную для себя должность.

— Почему перестал сопротивляться?

— Могла быть папка, которую Ерёмину показали. Видимо, аргумент «не сесть» перевесил.

— Некоторые папки лежат и лежат. Почему Ерёмин не мог остаться? Наверняка он готов был принять определённые условия, чтобы сохранить пост мэра Красноярска?

— К моменту финала губернаторского срока Усса в администрации президента встанет вопрос: кто, если не нынешний глава? И на стол ляжет досье на несколько кандидатур. К Ерёмину люди хорошо относятся, у него подходящий для регионального политика возраст, он состоит в руководстве краевой «Единой России», есть управленческий опыт и какая-то команда. Нет престижного высшего образования, хотя он выходец из элитарной семьи. Тем не менее, Ерёмин мог стать консенсусной фигурой для нескольких ФПГ. Уссу ещё в начале года посоветовали убрать Еремина. Это азы: популярный мэр столичного города — угроза губернатору.

— Убрал когда-то губернатор Новосибирской области Василий Юрченко не столь популярного мэра Новосибирска Владимира Городецкого. И даже пост вице-губернатора по агломерации, что получил Городецкий, чем-то напоминает нынешнюю должность Ерёмина — заместитель главы по развитию городов. В январе 2014-го экс-мэра Новосибирска как политическую фигуру многие перестали воспринимать, а в марте президент поручил ему руководство областью.

— Думаю, этот кейс едва ли осмыслялся в Красноярском крае. У Сергея Ерёмина ещё есть возможности вернуться на коне. Но он с Уссом в несопоставимых весовых категориях по лоббистским возможностям, интеллигентности. Экс-губернатор Красноярского края Виктор Толоконский не жаловал Ерёмина, который при нём сохранял пост регионального министра транспорта только потому, что за него попросил тот же Усс, который сейчас Ерёмина и убрал из мэров.

— Как сейчас у Усса с лоббистскими возможностями относительно своей собственной карьеры?

— Никто из кураторов, влиятельных людей во властной вертикали больше не пойдёт к президенту сказать, что на Красноярский край нужно назначить именно Усса. В 2017 году это сделал Сергей Шойгу, когда на губернаторский пост уже был согласован Михаил Котюков (заместитель министра финансов РФ, в 2017 году руководитель Федерального агентства научных организаций — «Континент Сибирь»). С тех пор все изменилось, на «Олимпе» другие более важные проблемы, чтобы брать ответственность за губернатора. Местные ФПГ устроит любая компромиссная фигура. Это касается не только Красноярского края, в Хакасии элитные группировки тоже не впрягаются ни за одного из потенциальных кандидатов в губернаторы. На месте договорятся с тем, кто по факту возглавит регион. Кого-то усиливать заблаговременно нет смысла. Вот и в Красноярском крае группы наблюдают за развитием событий. Скорее всего, Усс не удержится.

Политтехнолог Андрей Шалимов
Андрей Шалимов. Фото Елены Аникиной

Команды Красноярска

— Кто тогда вместе с Уссом работает, чтобы помешать сценарию скорого окончания его губернаторских полномочий?

— Его команда: вице-губернатор Василий Нелюбин, депутат Заксобрания Илья Зайцев, возглавивший парламентскую группу против градостроительной политики мэрии при Ерёмине. Скорее всего, с ними спикер ЗС Алексей Додатко и ещё несколько менее публичных персонажей.

— Первый заместитель губернатора, куратор внутриполитического блока Сергей Пономаренко с кем?

— Создаётся впечатление, что команда Пономаренко работает на себя — на самосохранение, продвижение своих интересов и своей карьеры. Формально его должностные обязанности — помогать Уссу. Условно с 8 до 18 часов Александр Викторович — его начальник.

— А потом Сергей Пономаренко идёт в горы…

— И там у него есть возможность подумать, что интересного он будет делать с 18 до 8 утра.

— С некоторыми ФПГ у Усса в регионе отношения не сложились. С «Норильским никелем» в частности.

— «Норникель» заинтересован в том, чтобы в регионе процессы развивались инерционно. Не продавливать отставку Усса, не выливать на него ушаты грязи в информационном пространстве. И так понятно, что Усс — самый возрастной губернатор, что вице-губернатор по внутренней политике ему не слишком рьяно подыгрывает. Они просто наблюдают: если в определённый момент возникнет тот самый джокер, обратят на него внимание.

— Не одним «Норильским никелем» в регионе ограничиваются группы влияния.

— Александр Усс состоит в совете директоров «Роснефти», его сын занимает руководящую должность в структурном подразделении этой компании. У губернатора хорошие рабочие отношения с предпринимателем Олегом Дерипаской. Также за Уссом формально стоит Шойгу. Для 2015-2017 года такие покровители — это козырь, который даёт основание верить в реальность второго срока. Сегодня силы влияния не будут ничего делать, чтобы проллобировать его карьеру главы края. Для «Русала», для Шойгу больше не принципиально, кто будет руководить Красноярским краем или Хакасией.

Минченко
Евгений Минченко: «Муниципальный фильтр и силовой инструмента­рий позволяют избрать губернатором человека даже с низкой популярностью»

— В последнее время Александр Усс публично упоминает в позитивном ключе «Норникель» и Владимира Потанина.

— С «Норникелем» есть пакт о ненападении. Усс демонстрирует, что его взаимоотношения с крупными ФПГ в регионе нормализированы.

— То есть позитивные упоминания сигналы не «Норникелю», а в Кремль. К куратору внутриполитического блока краевой администрации Сергею Пономаренко не могут возникать у Москвы претензии в связи с тем, что в регионе не так уж серо, невзрачно и тихо решаются политические вопросы? Как это характеризует качество политического менеджмента в крае?

— Те, кто в Кремле дают эти оценки, в хорошем личном контакте с Сергеем Пономаренко.

В политтусовке есть мнение, что Пономаренко поддерживают люди уровня заместителей руководителя внутриполитического блока Кремля.

— Возможно, Пономаренко ждёт, что ему подберут пост соразмерный его амбициям. Пока ничего.

— Каковы его перспективы?

— Пономаренко по должности отвечает за конкурсный отбор будущего мэра Красноярска. Основной кандидат до сих пор не подал документы (интервью состоялось 23 августа — «Континент Сибирь»). Может быть, рассматривается не только карта Логинова? Вдруг к самому Пономаренко присматриваются?

Можно перечислить круг интересантов, которые будут пытаться поставить своего человека на пост мэра Красноярска?

— Красноярск — это алюминиевый город, здесь только «Русал», на которого ориентируется Усс. Нет вопроса, что губернатор не поставит своего человека. Интрига исключительно в персоналии.

— Что изменит тот факт, что кампания по отбору мэра проходит достаточно бодро, кураторам не удалось сделать её серой?

— Большинство из участников конкурса не дойдут до финала, до голосования в городском совете депутатов. Аксютенко точно дойдёт. Команда губернатора заинтересована в том, чтобы всё прошло тихо. КПРФ сделала заявление, что не будет никого выдвигать. ЛДПР тоже, потому что они против непрямых выборов. При этом своего делегата в конкурсную комиссию по отбору мэра направили. Странно: если уж бойкотировать непрямые выборы, то по полной программе.

Кто же даст им свободу?!

— В Томской области ЛДПР не участвует и в прямых выборах губернатора. Если брать регионы, в стране наберётся немало точек с яркой предвыборной картинкой. При этом выше вы говорили, что внутриполитические кураторы делают ставку на серость.

— На самом деле, Кремлю по большому счёту всё равно, что происходит за МКАДом. Самый показательный пример — Хабаровск, где повестку всколыхнул арест бывшего губернатора Фургала. Подождали, люди сами успокоились. Их наказали новым губернатором. А серьёзные проблемы по регионам, на которые Москве приходится обращать внимание, нейтрализуются силовым способом.

— Внимание Кремля сейчас сосредоточено на границе. Партиям можно было бы воспользоваться моментом, чтобы расставить своих людей в регионах?

— Кто же им даст?! Пяти парламентским партиям сократили финансирование. Причём четырём из них настолько, что они кое-как содержат региональные отделения. Как раз для того, чтобы они не почувствовали силу сделать то, о чём вы говорите. Чтобы у них не возникло соблазна подумать, что они могут сейчас всерьёз побороться за власть. Они ходят на Старую площадь, чтобы сказать: мы ни в коем случае не собираемся бороться.

— Как вы оцениваете перспективы развития партийных институтов в стране?

— В перспективе — полная деградация партийных институтов. Нынешняя партийная система сломалась, впереди строительство новой. Один из элементов этого трансфера — создание новых политических структур. Возможно, они кристаллизуются вокруг существующих. Например, КПРФ сольётся со «Справедливой Россией» в крепкую левую партию, ЕР с ЛДПР — в крепкую имперско-центральную партию.

— Или ЕР с «Новыми людьми»?

— «Новые люди», скорее, останутся отдельным проектом.

— «Новые люди» демонстрируют свою глубокую зависимость от позиции Кремля, говорить и делать они вынуждены с оглядкой. Нужна ли вообще эта партия — Кремлю или тем, кто голосовал за них за год до СВО? О защите либеральных ценностей теперь и говорить не стоит. За что «НЛ» могут бороться?

— Им плохо. Они ищут себя, борются за сохранение своей структуры. И пытаются что-то делать, не заплывая за буйки. Разблокировать запрещённую соцсеть, избавить страну от борщевика…

Прорывы и тупики
Скажи-ка, дядя, ведь не зря? Прорывы и тупики в осмыслении спецоперации ВС РФ на Украине

— Борщевик — это особенно мощно…

— Сибирякам смешно, но не жителям центральной России. Для них эта опасность не менее реальна, чем западная угроза. «Новые люди» продвигают «шашлычную амнистию», добиваются, чтобы людей не штрафовали, если они жарили шашлык, соблюдая технику безопасности и не устроили пожар. «НЛ» просили, чтобы ректора «Шанинки» отпустили под домашний арест…

— В вопросе самосохранения важна не столько эффективность деятельности партии, сколько сила, которая за них заступится.

— Конечно.

— Всё-таки за «НЛ» Ковальчуки?

— Кроме прочего, «Новые люди» — базовая партия Кириенко. В определенный момент он может её даже возглавить.

— Вспомнит, что был либералом.

— Об этом не вспомнит. «Новые люди» не за либеральные ценности, а скорее против несвободы. Не за расширение свобод, а за сокращение запретов. Дальше эвфемизмов будет больше.

— «Новые люди» как прошлый Медведев.

— Медведев в предыдущей реинкарнации.

Вотчина Шойгу и «Русала»

Вы видите кто уже вступает в игру за пост губернатора Хакасии, в вотчине Шойгу?

— Кроме того, это территория «Русала». Угольные разрезы обеспечивают пополнение бюджета Хакасии. Есть железная дорога. Но регион очень маленький, так что Кремлю не до него.

— Значит КПРФ может рассчитывать, что их губернатор здесь останется?

— КПРФ тоже вяло относится к Хакасии. А у Валентина Коновалова не достаточно управленческих, волевых способностей, чтобы сражаться. Раньше рядом с ним был властный мужчина Владислав Никонов (В Республике Хакасия Владислава Никонова называли «серым кардиналом», он занимал ключевые посты при экс-главе Викторе Зимине, руководил аппаратом в администрации Валентина Коновалова — «Континент Сибирь»), но его попросили уйти в тень после начала украинского кейса. Он продолжает давать советы Коновалову, но неофициально. Возле главы Хакасии возникают властные женщины. Например, его заместителем была Ирина Войнова, связанная с угольными разрезами. Она поняла, что корабль с главой-коммунистом идёт ко дну, и предпочла встать у руля одного из районов в республике. В последнее время возросло влияние на Коновалова его заместителя Юлии Исмагиловой, которая курирует московское представительство Хакасии. Её делегировал центральный аппарат КПРФ. Она, в том числе, сейчас подталкивает Коновалова ко второму сроку. Недавно он сделал заявление, которое можно трактовать как готовность вновь выдвигаться на выборы.

— Депутат Госдумы Сергей Сокол активен в Хакасии.

— Варяг, он появился в регионе только в мае 2021 года. Его задача проста: сохранять присутствие в республике. Ему давно обещали губернаторство. Он держится за эти шансы, снизив планку до Хакасии.

Хакасские ФПГ никого не поддерживают. Угольщики вроде бы должны быть за Коновалова и даже помогали на выборах коммунистам, но больше формально. «Русал» как бы был за Сокола на выборах в Госдуму, но на самом деле просто позволил тому зайти на свою территорию. Силы влияния не в восторге ни от Коновалова, ни от Сокола. Поэтому просто смотрят: может быть, Москва ещё кого-то пришлёт.

— Сами никого не ищут?

— Такая инициатива сейчас особенно наказуема.

— И всё же почему Коновалова Кремль не снимает?

— Всегда найдутся другие заботы: кто-то сильно высунулся, кого-то посадили, кто-то провалил выборы, ещё что-то. Очередь на отставку есть, а Коновалова можно отложить до следующего раза — регион не значимый.

— Даже для КПРФ?

— У них тоже всегда что-то происходит: протесты против дистанционного электронного голосования в Москве, проблемы с лидером столичного обкома. Власти убирают Рашкина из Госдумы, но говорят: а Коновалова пока оставим. Коммунисты — тогда ладно. Хотя на самом деле никому ни холодно, ни жарко от Коновалова. До него просто не доходят руки.

— Тыва полтора года живёт с новым главой Владиславом Ховалыгом — после 14 лет правления Шолбана Кара-оола. Принесла эта ротация какие-то перемены?

— Как был регион с худшими социально-экономическими показателями, так и остался. Бюджет больше, чем в соседней Хакасии, а население меньше. Практически никакой промышленности. Тыва живёт за счёт федеральных дотаций, которые полностью проедает. Так было и при Кара-ооле, 14 лет деньги куда-то исчезали, не принося позитивных перемен. Приход Ховалыга — это надежда хоть на какое-то обновление. Прошёл год с момента его избрания, полтора с назначения — люди начинают задавать вопросы. Пока ещё мягко. Ховалыг предпочитает более восточный, не жёсткий управленческий стиль. Но если элиты решат, что он слаб, начнут искать альтернативу, вокруг кого объединяться. Глава Тывы это понимает и пытается что-то делать: привлекать из федерации дополнительное финансирование на нацпроекты — по строительству, благоустройству, на «Чистый воздух» (зимой проблема «чёрного неба» особенно остро в Кызыле стоит). Скоро выборы депутатов в Хурал Кызыла, задача Ховалыга — больше своих людей, меньше людей Кара-оола.

Андрей Клюзов

«Пиарщик» «Единой России» едет в Новосибирск усилить или обновить губернаторскую команду?

— Какое влияние сохраняет в Республике бывший глава?

— Публично у Кара-оола и Ховалыга пакт о ненападении. Кулуарно идёт борьба, которая периодически выливается в кадровые скандалы. Главное противостояние — клановое.

— На чьей стороне перевес?

— Кара-оол теряет Тыву, ему нужны новые точки опоры, он их ищет, например, в Иркутской области, в Хакасии. Приезжал на переговоры с Коноваловым, вероятно, предлагал помощь в лоббировании интересов.

— Некоторые источники говорят, что Кара-оол потерял свою сильную опору в лице Сергея Шойгу.

— Это тем более снижает шансы Кара-оола и его семьи удержать влияние в Тыве.

— А на какую группу влияния опирается Ховалыг?

— Он не приближенный к Шойгу, хотя безусловно ориентируется на него.

— Как отражается сегодняшняя политическая обстановка, реалии СВО на настроениях в элитах национальной республики? Регионалист Александр Кынев придерживается точки зрения, что центробежные движения не актуальны в России, тем более для подобных, высокодотационных, регионов.

— Тыва, Алтай, Хакасия — национальные территории Сибири — очень лояльны и патриотичны к России. Население может в определённых обстоятельствах не проявлять гостеприимства к лицам со славянской внешностью, но это не отменяет того факта, что они хотят оставаться в РФ. Та же Тыва, которая в 1940-е годы вошла в СССР, на это решалась 40 лет. Теперь быть с Россией для неё — программа на сотни лет. Население Алтая, Хакасии, Тывы не считает своими национальными родственниками монголов или китайцев, им ближе народы в составе России. Так что о сепаратистских настроениях речи нет, а с отдельными экстремистами работают силовики.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту n[email protected] или через нашу группу в социальной сети «ВКонтакте».
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ