Научный сотрудник

Что происходит с сибирским отделением РАН и причем тут его руководство?

В последнее время все чаще в СМИ помимо новостей о научной работе, проводимой институтами СО РАН, их достижениях и открытиях, появляются сообщения об уголовных делах. В отношении и известнейших ученых, и успешных, молодых, подающих надежды, будущих и теперь уже, видимо, не состоявшихся звезд российской науки. Иначе говоря в отношении тех, кому адресованы наши надежды на построение высококонкурентной экономики России уже в ближайшем будущем. Может это хорошо, а может это и плохо. В любом случае: а где оценочная позиция по такому неожиданному – уголовному – вектору развития сибирской науки, которую бы обозначило руководство СО РАН? Каковы причины и истоки явления, а, главное, его перспективы?

Валентин Пармон
Председатель СО РАН Валентин Пармон

По самому существенному поводу, о котором в Академгородке все только и говорят, руководство СО РАН молчит. А зря, потому что если уважаемые правоохранительные органы действуют правильно и СО РАН действительно настолько погряз в коррупции, то напрашивается вопрос: несет ли за это ответственность глава отделения? А если уважаемые правоохранительные органы несколько преувеличивают и ищут не совсем там, где могли бы поискать, то напрашивается другой вопрос: несет ли глава отделения ответственность за то, что своим авторитетом не защитил коллег? Если авторитет, конечно, на месте.

Началом печальных событий можно считать 14 февраля 2018 года, когда был задержан и этапирован во Владивосток недавно назначенный заместителем председателя СО РАН Иван Благодырь. И хотя ему было предъявлено обвинение по ч.4 ст.160 УК РФ (присвоение или растрата) за его деяния на посту главы «РАО ЭС Восток» с 2008 по 2012 г., то есть задолго до перехода на работу в Сибирское отделение, остался неприятный осадок. Ведь человек в руководстве СО РАН такого ранга никогда не привлекался к уголовной ответственности за всю его историю, начиная с 1957 года. И встает вопрос – как получилось, что Благодырь с его далеко небезупречным прошлым мог быть назначен заместителем председателя СО РАН? Учитывались ли такие риски при его назначении? И почему кураторы Сибирского отделения из компетентных инстанций согласовали его назначение?

Сенсацией стало задержание в феврале 2019 года руководителя знаменитой и известной далеко за пределами Новосибирска Мешалкинской клиники – Национального исследовательского медицинского центра (НИМЦ) им. Е.Н. Мешалкина, выдающегося ученого и врача академика РАН Александра Караськова, его заместителей член-корр. РАН Евгения Покушалова и кандидата наук Ирины Бойцовой по обвинению в особо крупной растрате 1,9 млрд.руб. (ч.4 ст.160 УК РФ). Хотя НИМЦ никогда не входил в состав СО РАН, Караськов и Покушалов после реформы 2013 года стали полноправными членами РАН в составе ее Сибирского отделения. И снова риторический вопрос – куда глядели бдительные службы, неравнодушные к СО РАН? Отмечу, что Покушалов уже признал свою вину и отбывает срок наказания, а Караськов и Бойцова свою вину не признают и освобождены от ареста на время судебного производства.

Настоящим ударом непосредственно по СО РАН явились уголовные дела, возбужденные в июле 2019 года в отношении руководителей Института горного дела (ИГД) СО РАН, основанного в составе Западно-Сибирского филиала АН СССР в далеком 1943 году, директора Андрея Кондратенко, его заместителя Владимира Тимонина и научного сотрудника (а также — директора инновационного предприятия при Институте) Александра Смоленцева. Молодым ученым (на момент предъявления им обвинений им всем было менее сорока лет) были предъявлены обвинения в мошенничестве (ч.3 и ч.4 ст.159) с указанием ущерба до 1 млн рублей, хоть эти деньги и продолжали оставаться на счетах института. Андрей Кондратенко провел три месяца под стражей и около года под домашним арестом

Пока шло следствие, сотрудники ИГД написали открытое письмо министру науки и высшего образования РФ Валерию Фалькову в защиту своего руководителя. В нем говорилось, что дело якобы может быть связано с «непреодолимым желанием неких силовых или властных структур захватить здание в центре Новосибирска».  Речь шла о гипотетическом конфликте интересов между ИГД и Сибирским территориальным управлением Минобрнауки (СибТУ Минобрнауки) по вопросу использования площадей, находящихся в оперативном управлении института, начавшемся еще в 2016 году. В своей петиции в поддержку Кондратенко, которую подписали около полутора тысяч человек, его коллеги прямо связывали между собой имущественные претензии чиновников от науки и претензии силовиков.

Тем не менее, суд признал ученых виновными (хоть и оправдал по трем из четырех инкриминируемых им эпизодам) и приговорил к крупным штрафам. Молодой и способный ученый Кондратенко был вынужден уйти с поста директора института. Однако в воздухе так и повис вопрос, поднятый в открытом письме сотрудников ИГД и связанный с дорогостоящей недвижимостью института на Красном проспекте. Не она ли послужила основанием для всех этих событий? А ведь это очень важный момент. Потому что если вдруг это предположение верно (аргументированно его никто так и не опроверг и люди, упомянутые в письме, воздержались объясниться с коллективом института), то получается, кто-то создал опасный прецедент. Возможность решения имущественных, научных или организационных проблем внутри Сибирского отделения с помощью правоохранительных органов была доселе невиданным явлением в практике СО РАН за всю его историю!

Точки роста: что поможет Новосибирску вернуть лидерство в списке «умных городов»?

Точки роста: что поможет Новосибирску вернуть лидерство в списке «умных городов»?

В ноябре 2019 года было возбуждено уголовное дело в отношении еще одного заместителя председателя СО РАН Эдуарда Скубневского. Его обвинили в превышении должностных полномочий (ч.1 ст.286 УК РФ) при заключении договоров служебного и социального найма с бывшим председателем СО РАН академиком Александром Асеевым. Довольно быстро у вовлеченных в эту историю людей появилось впечатление, что дело Скубневского было прологом к предъявлению обвинения уже самому Асееву, что и произошло в сентябре 2020 года. Асеев отмечал в интервью «Континенту Сибирь», что как и в истории с ИГД, в подоплеке дела также могут лежать имущественные интересы, только на гораздо большие суммы, чем те, в которые оценен злополучный асеевский коттедж. Академик рассказывал, что ему известно, какое недовольство местного влиятельного бизнеса вызывала политика защиты земель Академгородка и придание Академгородку статуса объекта культурного наследия. Достаточно распространена версия о контактах «местного влиятельного бизнеса» с лицами, которые пришли к управлению СО РАН после Асеева и оказались более лояльными также и в отношении амбиций чиновников экс-ФАНО/Минобра. Авторитет Асеева мешал новой команде, чьи возможности существенно усилились после того, как на должность заместителя председателя СО РАН по управлению имуществом пришел бывший начальник Нижегородского управления ФСБ генерал-лейтенант Сергей Старицын. В числе бизнесовых недоброжелателей Асеева называют, например, Наума Шифона, ныне, как многие считают, входящего в ближний круг соратников председателя СО РАН Валентина Пармона.

В сентябре 2021 года силовыми структурами было возбуждено уголовное дело в отношении молодого директора Института лазерной физики (ИЛФ) СО РАН члена-корреспондента РАН Алексея Тайченачева с обвинением в заключении фиктивного  договора ИЛФ СО РАН с Международной научно-технической ассоциацией (МНТА) «Сибирский лазерный центр» на изготовление уникального лазера с использованием оригинальных и технических решений и идей коллектива авторов из обеих организаций. Утверждалось, что перечисление средств в размере 2 млн. руб. из ИЛФ СО РАН в Сибирский лазерный центр – это недополученная ИЛФ сумма, следовательно, они похищены. Затем последовало возбуждение уголовного дело с тем же составом «преступления» в отношении научного руководителя ИЛФ СО РАН, директора МНТА «Сибирский лазерный центр» всемирно известного ученого, академика РАН Сергея Багаева. Спустя несколько месяцев первое уголовное дело в отношении Тайченачева закрыли из-за отсутствия состава преступления, но тем временем ему было предъявлено еще одно обвинение – теперь в незаконной выплате надбавок за секретность научному руководителю института.

Как и в других вышеперечисленных случаях, академическое сообщество удивляет олимпийское спокойствие, с которым руководство СО РАН и РАН (а ведь Багаев является членом президиума РАН) взирает на эти действия силовых структур в отношении выдающихся ученых – Тайченачева и научного руководителя ведущего института СО РАН всемирно известного ученого Багаева.

Дмитрий Солнцев: «Руководителю банка важно показывать стратегическое лидерство, создавать образы и цели для всей команды»

Дмитрий Солнцев: «Руководителю банка важно показывать стратегическое лидерство, создавать образы и цели для всей команды»

Удивляет потому, что история Сибирского отделения знает совсем другие примеры позиции его руководства в похожих ситуациях. Хрестоматийной стала история о том, как Лаврентьев и другие члены президиума первого состава Сибирского отделения, те самые отцы-основатели Академгородка, выступили защитниками гонимой властью генетики, обеспечив ее возрождение после «лысенковского погрома». Руководитель единственного на тот момент в стране генетического научного учреждения – Института цитологии и генетики (ИЦИГ), академик Дмитрий Беляев восемь лет работал в статусе «и.о.», регулярно из Москвы присылали специальные комиссии, которые должны были найти основания для его увольнения (а может – и ареста) с последующим разгромом всего ИЦиГ. И столь же регулярно Михаил Алексеевич Лаврентьев вставал на его защиту. Рискуя при этом и своей карьерой.

Менее известна история, когда Лаврентьев заступился за своего ученика, будущего академика Войцеховского, когда тот чуть не стал фигурантом уголовного дела как руководитель Специального конструкторского бюро. Вмешательство председателя Сибирского отделения повлекло более тщательный разбор ситуации и выяснилось, что оснований для уголовного преследования нет.

Возможно, именно такое отношение Лаврентьева к ученым, готовность защищать их перед облеченными властью и погонами людьми, и стала одной из главных причин его отставки. Но эта традиция сохранилась и после него. Упомянутый ранее предшественник Валентина Пармона на посту председателя СО РАН Александр Асеев также пресекал попытки «разобраться» с неугодным чем-то учеными руками правоохранительных органов. Как он сам рассказывал, его союзником в этом выступал тогдашний полпред президента РФ в СФО генерал армии Анатолий Квашнин.

Нынешнее руководство СО РАН не раз подчеркивало, что у него выстроены хорошие рабочие отношения с властью, включая новосибирского губернатора и сибирского полпреда. Но тогда возникает резонный вопрос, почему этот ресурс не используется для защиты ученых от чрезмерного интереса со стороны отдельных силовых структур? Называю его чрезмерным, поскольку часть уголовных дел уже закрыта из-за отсутствия состава преступления, да и по ряду других у общественности возникают вопросы. А вот репутационный ущерб для российской науки от таких эксцессов очевиден.

Слата

К чему приведет продажа крупных сибирских ритейлеров «федералам»?

Тем более, подобные истории продолжаются. Неожиданным для научной общественности явился скандал в одном из старейших и ключевых институтов Академгородка — Институте математики (ИМ) им. С.Л. Соболева СО РАН, связанный с перевыборами в 2020 году директора института. Вместо поддержанного коллективом института доктора наук Юрия Волкова (он набрал 64% голосов), Миннауки РФ, без объяснения причин, назначило и.о. директора проигравшего ему член-корр. РАН Андрея Миронова (за которого проголосовало 34%). После выражения коллективом и ученым советом института недоверия Миронову (что проявилось в ряде письменных обращений, в том числе, к премьер-министру Михаилу Мишустину) в институт нагрянула полиция, а в квартире у Волкова был произведен обыск. По сообщениям сотрудников института, силовые структуры возбудили уголовное дело о нарушениях в институте в отношении «неустановленных лиц», под которыми, возможно, подразумеваются Волков и его сторонники. Тем временем, прошедшее в январе 2022 года заседание президиума СО РАН продемонстрировало, так скажем, пренебрежение отношением сотрудников ИМ к этой ситуации. Это еще один пример не до конца понятной позиции нынешнего руководства СО РАН к действиям силовых структур.

А ведь это не единственный пример того, как скандал с сменой руководства, наносит урон всей исследовательской работе в научном учреждении. Я говорю про ситуацию с назначением на должность директора Федерального исследовательского центра вычислительных информационных технологий (ФИЦ ИВТ) кандидата наук Андрея Юрченко. Многие из ведущих сотрудников вынуждены были уволиться, а научный руководитель ФИЦ ИВТ, академик РАН Юрий Шокин фактически оказался отстранен от работы. Все это вылилось в ряд судебных исков, отправку комиссий из Москвы. В конце концов, Юрченко покинул свой пост. Но, что гораздо хуже, ситуация вызвала сложности в работе ФИЦ ИВТ, между прочим — одной из ключевых организаций СО РАН в разработке отечественного программного обеспечения для актуальных направлений технологического развития.

Настоящая беда в Сибирское отделение пришла летом нынешнего года. Сначала были арестованы и этапированы в Лефортово доктора наук Дмитрий Колкер (заведующий лабораторией НГУ) и Анатолий Маслов из Института теоретической и прикладной механики (ИТПМ) им. С.А. Христиановича СО РАН. Их обвинили, ни много ни мало, в государственной измене. При этом поражает необъяснимое решение правоохранителей о задержании тяжелобольного Колкера, который находился на лечении (от онкологического заболевания) и скончался в больнице Лефортово спустя два дня после задержания. А 4 августа 2022 года в ИТПМ прошли обыски, был взят под стражу и этапирован в Лефортово по делу о государственной измене молодой директор института, член-корреспондент РАН Александр Шиплюк.

Елена Козлова

Глава Новосибирского арбитража Елена Козлова: «Завершить дело мировым соглашением – высший пилотаж для любого судьи»

Напомню, что Институт теоретической и прикладной механики был организован в числе первых в Новосибирском Академгородке академиком Сергеем Алексеевичем Христиановичем – ближайшим сподвижником основателя СО РАН академика Лаврентьева, также как Институт математики, основанный еще одним из основателей Академгородка, академиком Сергеем Львовичем Соболевым. Оба этих института относятся к числу ведущих научных организаций Сибирского отделения РАН. А фигуранты дел о госизмене хорошо известны научной общественности Академгородка – их считают честными и порядочными людьми. Не удивительно, что их преследование по обвинению в государственной измене вызвало протест среди ученых, в том числе в форме сбора подписей под письмами поддержки.

Что в итоге принесли нам последние годы истории Сибирского отделения РАН: череду уголовных дел в отношении четырнадцати ведущих сотрудников СО РАН и заслуженных членов РАН, репрессии против руководства ведущих научных организаций. Это начинает напоминать погром и, может быть, даже конец истории сибирской науки в том виде, как ее организовали знаменитые отцы-основатели Академгородка. Как минимум, можно говорить о понесенных в связи с этим репутационных, научных и моральных потерях Новосибирского Академгородка. У молодых сотрудников институтов СО РАН и студентов НГУ возникает резонный вопрос – а для чего мы учимся и работаем в науке – для того, чтобы попасть на пике своей научной карьеры под каток очередных репрессий? Не пора ли нынешнему руководству СО РАН вместо заботы о своих перевыборах, заняться активным поиском ответа на него, вспомнить о традиции защиты ученых, заложенной их предшественниками? Ну, или, если это им не под силу – передать бразды правления более молодым и успешным руководителям науки!

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в социальной сети «ВКонтакте».
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ