Захар Прилепин: «Сегодня меня менее всего волнует свобода слова»

Среди гостей авиашоу в Новосибирске, прошедшего 31 июля, были известный писатель, публицист, телеведущий, сопредседатель партии «Справедливая Россия – За правду» Захар Прилепин и член президиума Центрального совета СРЗП Александр Казаков. «Континент Сибирь» побывал на их встрече с однопартийцами, которая прошла после авиашоу.

Разговор шел не только о внутрипартийных делах, людей интересовало отношение лидеров к спецоперации на Украине, почему российское общество оказалось к ней не готово. Кроме того, поскольку Прилепин и Казаков часто бывают на Донбассе, в Херсонской и Запорожской областях, их расспрашивали о ситуации на подконтрольной России территории. «Континент Сибирь» выбрал наиболее яркие высказывания из состоявшейся встречи.

Впечатление от посещения Новосибирска

Захар Прилепин:

– Авиашоу – масштабный, беспрецедентно красивый и прошедший без сучка и задоринки праздник, который, как часто в России бывает, сделали энтузиасты, а наслаждался весь народ. Люди собрались и решили, что нужно делать самолеты, воспитывать пилотов, покорять пространства и всем сделать праздник. Я бы на месте новосибирского правительства водил вокруг них (энтузиастов) хороводы и вручал каждый день по ордену и почетной грамоте, потому что это удивительные люди.

Захар Прилепин
Захар Прилепин. Фото Жанны Гладковой

О 24 февраля 2022 года

Захар Прилепин:

– Сейчас в России все очень сильно завязано на происходящее на Украине. Мы с Александром Юрьевичем Казаковым, который в свое время был советником главы ДНР Александра Захарченко, первыми в российской политике объявили тему защиты Донбасса. Вернулись оттуда в 2018 году и всех тормошили: ребята надо что-то делать с Украиной. Это центр нашей истории. Это экзамен, который Россия должна сдать. От нас отмахивались: надоели эти Прилепин с Казаковым со своим Донбассом и Новороссией. Не пускали нас в приличные места. Но как только Владимир Владимирович Путин объявил о спецоперации, все закрутилось. Стало понятно, что мы были правы с 2014 года, когда говорили, что здесь произойдет самое важное.

Конечно же, многие обратили внимание, как медленно-медленно раскачивались разнообразные люди, причастные к исполнительной власти. Такое впечатление, что каждый из них думал, вот завтра проснусь, и все будет по-старому. Мы прекрасно понимаем, что количество их разнообразных форм собственности и присутствия за пределами страны – очень широко. Не у всех, конечно, но у многих и во втором, и в третьем эшелоне власти, у законодателей и исполнителей. Они все обжились давно на Западе. Их оцепенение понятно. Причем перепугались даже люди, которые были причастны к 2014 году. Оказалось, что многим людям просто нельзя доверять. Они сливаются и до последнего пытаются ничего не делать.

А мы с Сашей [Казаковым] с первого дня включились в эту историю, писали статьи и выступали в эфирах. Я запустил в России тему муралов, настойчиво ее раскачивая. Шли недели после начала спецоперации, а наши губернаторы и мэры не вешали ничего в своих городах: а вдруг как-нибудь да обойдется. Хотя всем известно, что форма брендирования делается за два часа и еще столько же вывешивается. А тут месяц просто. Раскачали.

Мы активно включились в гуманитарную помощь на освобожденных территориях. Заходили в населенные пункты, когда бои еще не были окончены. На соседней улице идет бой, а мы рядом раздаем гуманитарную помощь. Потому что наша команда, как правило, состоит из людей обстрелянных, бывших военных и ополченцев. Для них ничего пугающего нет. Мы себя чувствуем как передовой отряд, заходим туда, где еще никого нет, и начинаем работать вместе с самоназначенными мэрами, которые занимаются ремонтом, чинят дома, водопроводы и раздают гуманитарку. И очень хорошо, что включились многие регионы и стали по примеру штабов Захара Прилепина создавать свои.

О закрытии и блокировке СМИ

Захар Прилепин:

– Моя личная точка зрения – до тех пор, пока спецоперация не закончена, меня менее всего волнует свобода слова. Я как журналист и блогер, который давно работает в этой сфере, могу сказать, что форм для того, чтобы высказать собственное мнение в России, по-прежнему предостаточно. Возможностей для того, чтобы высказать правду о происходящем на Украине, сегодня в Европе, в Америке, в Австралии и Канаде гораздо меньше, чем у нас. Свободу слова не соблюдают на всей планете. У меня десятки знакомых журналистов в Европе и США, им всем, фигурально выражаясь, просто оторвали башку, их закатали в асфальт, залили бетоном, они помалкивают. Я публикую имена наших павших, критикую министерства культуры, экономики и обороны. В администрации президента, как мне передают, смотрят на меня с большой печалью, потому что я некоторых там заколебал. Но почему-то меня не закрыли. А тех, кого закрыли, я знаю за что, и не печалюсь.

Захар Прилепин
Захар Прилепин. Фото Жанны Гладковой

О всеобщей мобилизации

Захар Прилепин:

– Россия, на мой взгляд, осмысленно демонстрирует всему миру, что мы задействуем на Украине малый контингент и в целом готовы к войне с НАТО. Это всегда априори берется в расчет. Поэтому я думаю, что мобилизации не будет. На Западе все время считают, сколько человек у нас задействовано в спецоперации, называя большие цифры. Но на самом деле они значительно меньше. Ведь никто не снимает военнослужащих с границ, не проводит всеобщую мобилизацию. Даже в части ракет мы задействуем малую имеющуюся у нас часть, потому что предполагаем (и правильно делаем), что будем бороться дальше. Они – Запад – все это видят и способны оценить.

Об информационной войне

Александр Казаков:

– У нас не ставили задачи победить в информационной войне, поэтому нельзя сказать, что мы ее не решили. Так же как не ставили задачу переделать под наш менталитет весь мир. В информационной войне, в отличие от горячей, любое оружие действует на 360 градусов, а не только в сторону противника. Оно везде дает эффект обратной петли на собственное население, на собственный тыл. Чтобы наше общество не терроризировали и не раскалывали, в первые дни были закрыты враждебные медиа. Порядок начали наводить сразу.

Какие задачи выполняет новосибирский спецназ на Украине?
Какие задачи выполняет новосибирский спецназ на Украине?

Другое дело, что вся гуманитарная сфера в нашей стране не готовила наш народ к таким потрясениям. Это абсолютная правда. Поэтому через неделю после начала спецоперации мы увидели письма с ее осуждением. Перестройка на новые рельсы неизбежно заняла время и до сих пор идет. Но мы сохраняем главное – настрой и мозги нашего общества.

Захар Прилепин:

– Как показала жизнь, внутренний враг в России совсем не мощный. А ведь это была одна из основных ставок западных аналитических центров на переворот в России. Они просто не понимали степень народного суверенного патриотизма. А он оказался реально крайне высок. Плюс высочайшая невосприимчивость к фейкам. Да, в феврале 2022 года люди были дезориентированы. Но даже с учетом этой дезориентированности степень устойчивости общества оказалась беспрецедентная.

Мы 8 лет с Сашей говорили, что у нас в сфере культуры, в сфере медиа говорящие головы не лояльны государству и, в том числе, Донбассу. Не просто не лояльны, а зачастую откровенно враждебны. В целом вузовская система, сильнейшие умы, большие писатели и лучшие музыканты, рок- и рэп-звезды – это среда на 90% враждебна всему происходящему. Государство с ними не работало, ими не занималось. Потому что вопреки западному мнению наша страна самая демократичная и либеральная из всех стран в мире. Подобной ситуации в культуре нет нигде в мире!

Ни в одной европейской стране, ни в США нет такой культуры, которая была бы враждебна по отношению к военным операциям, которые проводит их собственная страна. Их страны перманентно находятся в контексте военных операций. И нет никаких ста рэперов, ста преподавателей в США или в Австралии, которые бы писали петиции, выступали с осуждением и так далее. Это есть только в России. И это совершенно поразительно. Но Путин добрый, и считает, что есть армия, которая будет выполнять свой долг, и есть интеллигенция, которая будет всегда протестовать. Баланс соблюден. Одни воюют, у них товарищи гибнут, теряют руки, ноги, а другие кричат: пусть российская армия отступит и желательно до Кубани. Они просто болеют за тех людей, которые убивают моих друзей. Я не понимаю. Я развожу руками.

Владимир Шуев
Владимир Шуев: «Конфликт все равно был бы, но уже на нашей территории»

Александр Казаков:

– В информационной войне мы продолжаем вести позиционные бои разной степени интенсивности. В этом противостоянии есть две составляющие: то, о чем мы говорим, и то, о чем молчим. И вот там, где надо молчать, мы блистательно работаем. Я не иронизирую. Министерство обороны потрясающе умеет скрывать информацию. Это очень важно. Главная технология – информационный туман. Если никто не знает, враг тоже не знает. А мы потерпим.

При этом медиа 2/3 земного шара дают наши интерпретации. И совокупно по публикациям, условно говоря, там миллиард, а в Европе и США – миллион. И нас те 2/3 мира больше интересуют. Мы не должны навредить  взаимоотношениям с этими странами. И это не только Китай и Индия. Это Южная Америка, Африка и Азия.

Захар Прилепин:

– У нас до сих пор царит европоцентризм. Мы до сих пор обсуждаем, что про нас написали во Франции, Италии и говорим, что это весь мир. У нас у самих сознание не сдвинулось. Притом, что Латинская Америка – уникальная цивилизация, есть еще целый континент Африка, есть исламский мир, Китай и Индия, само собой. У нас ни одной новости оттуда.

Об отъезде квалифицированных кадров

Захар Прилепин:

– Уезжали и раньше. Здесь нет ничего экстраординарного. Сейчас уже есть информация, что 80% из тех, кто уехал после 24 февраля, вернулись. Что касается программистов, то как мне сказал один сведущий человек, их перебор в России, их просто некуда трудоустраивать. Поэтому пусть те, кто не любит РФ, уезжают, а на их место придут пацаны помоложе, те, кто любит Родину и хочет на нее работать. Пусть они занимают места уехавших. Стране не нужны нелояльные ей люди.

Российско-украинский кризис

Видим в пути не императора. Пока государь занят, дорогу торит лорд-трейдер

Сегодня высока вертикальная мобильность. Я учусь в школе губернаторов, где обучаются заместители полпредов президента, губернаторов и так далее. И как-то в марте в своем телеграм-канале написал, что будет смешно, если их соберут после окончания курса и скажут: вот ты поедешь в Краматорск, ты – в Славянск, а ты в Мариуполь. Я представлял, как они удивятся, потому что ждали, что пойдут работать в газовые и нефтяные компании. Прихожу в школу губернаторов, они мрачно смотрят на меня: «Прилепин, а мы уже записались, между прочим, и в Краматорск, и в Славянск. Мы просимся, а нас не берут (некоторых уже берут)». Почему так? А потому что в отличие от элиты, которая пришла в 90-е и нулевые годы, у этих людей с 2014 года стояла галочка, что на них с большой вероятностью распространят санкции. И сейчас в России – та самая вертикальная мобильность, которая у нас была при Иване Грозном, Алексее Михайловиче и при большевиках, когда ты захватил крепость и тут же построил себе карьеру. Это очень хорошая вещь. И именно эти люди не дадут устроить никакого переворота, потому что им все это в плюс. Это обнадеживающая меня вещь.

Об отношении к России на подконтрольных территориях на юге Украины

Захар Прилепин:

– В Херсоне никогда не было слишком прорусское население. Однако реально партизанская война там не случилась. Там убили чиновника военно-гражданской администрации, пророссийского блогера. Но это дело рук заехавших ДРГ (диверсионные разведывательные группы – «КС»), потому что слишком большая линия соприкосновения. Окон там большое количество, ДРГ ходят, как к себе домой просто, делают селфи. Но партизанской войны местного населения нет, и в Харькове нет, и в Запорожье нет. Я начинаю думать, а где будет? В Николаеве мне говорят: «не ждите, у нас не будет, заходите скорее». В Одессе не будет. Западная Украина тоже разная. Там есть и гуцульщина, и русинщина. Киев – сложный регион. Посмотрим. Ситуация схожа в какой-то степени с событиями после Великой Отечественной, но не на 100%. Все-таки после 1945 года на Западной Украине оставались эсэсовские боевые подразделения, огромное количество оружия, колоссальная война на сверх уровне. Надеюсь, на этот раз такого не будет.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ