Эксперты оценили возможность отмены Болонской системы

Дискуссию по этому вопросу запустило министерство науки и высшего образования РФ

«Континент Сибирь» обратился к представителям новосибирских университетов с просьбой прокомментировать плюсы и минусы выхода из Болонской системы.

На днях министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков заявил о возможном выходе нашей страны из Болонской системы образования. Напомним, речь идет о системе высшего образования, построенной на базе положений декларации «Зона европейского высшего образования». Наша страна присоединилась к Болонской системе в сентябре 2003 года на берлинской встрече министров образования европейских стран. Но, по оценкам экспертов, так до конца в нее и не вписалась, ограничившись введением двухуровневой системы обучения в вузах (бакалавриат и магистратура) и признанием ученых степеней, полученных в других странах, входящих в эту систему. Теперь же и вовсе предлагается от нее отказаться.

Выход из Болонской системы на практике для России может означать отказ от двухуровневой системы обучения и возврат к прежнему подходу, когда студент проходит полный объем обучения по специальности и получает диплом специалиста вместо степеней «бакалавр» и магистр». Причем, если сейчас, после бакалавриата студент может выбрать магистерскую программу совсем по другой специальности, то обучение «по специалитету» такой возможности не предусматривает. Еще одно возможное последствие заключается в том, что российские дипломы перестанут признавать в других странах-участницах Болонской системы (что во многом уже происходит на практике), а у нас не будут признавать дипломы, полученные за рубежом. Впрочем, пока всё находится на стадии обсуждения и никаких решений не принято.

Ударили ли санкции Запада по НГУ?

Ударили ли санкции Запада по НГУ?

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Игорь Марчук, декан Механико-математического факультета Новосибирского государственного университета (НГУ), доктор физико-математических наук:

– Болонская система в рассматриваемом контексте — это не только уровни образования «бакалавриат» и «магистратура» и возможность получить в магистратуре образование по направлению, отличном от полученного в бакалавриате. Это, прежде всего, общее образовательное пространство и выход на международный рынок труда. Нам, конечно, нужно иметь свою современную систему образования, которая будет ориентирована на цели и задачи России.

Сам по себе выход из Болонской системы не повысит качества образования в России и не изменит его содержания, особенно, если имеется в виду просто переход на специалитет и отказ от международных стандартов. Я уж не говорю про отмену ЕГЭ. Например, курс математического анализа на Механико-математическом факультете в НГУ никак от Болонской системы не зависит, равно как и большинство других курсов.

Игорь Марчук
Игорь Марчук. Фото: сайт ММФ НГУ

В НГУ образование базируется на исследованиях и науке, которые по определению являются международными. Нам нужна собственная исследовательская повестка, вписанная в мировую, когда мы можем вполне использовать научные результаты, полученные во всем мире.

Мне кажется, сейчас есть неплохой шанс для развития экономики России и формирования новых различных видов деятельности и изменения существующих, которые как раз и послужат основой для обновленной образовательной системы России и российской науки. Поэтому, полагаю, нужны последовательные и целенаправленные действия без излишней суеты и спешки.

Андрей Бородовский, профессор Новосибирского педагогического университета, научный сотрудник НГУ и ТГУ, доктор исторических наук:

Андрей Павлович Бородовский
Андрей Бородовский, Фото автора

– Я крайне негативно оценивал идею участия нашей страны в Болонской системе. Советская система образования, при всех ее идеологических издержках, была намного лучше, что показала история всего ХХ века. Цель участия в Болонском процессе была вполне конкретной: чтобы наши дипломы котировались за рубежом. И когда эта цель фактически не была достигнута, чиновники потеряли к ней интерес. Поэтому, если мы выйдем из Болонской системы, я думаю, это будет иметь положительный эффект.

Другое дело, что нужно оценить реальный ущерб, нанесенный системе российского образования в последние десятилетия, а он, поверьте, достаточно значительный. По крайней мере, в области гуманитарных наук, в которой я преподаю. И если мы говорим о замене Болонской системы, надо опираться на национальные разработки в области образования, которые в России уже имеют более чем трехсотлетнюю традицию. Причем, это не подразумевает какую-то изоляцию, отказ от использования мирового опыта. В нашей традиции нормально было брать из-за рубежа все лучшее, а не сомнительное. В XVIII – XIX веках мы заимствовали элементы немецкой, французской системы образования, встраивали их в наши реалии, но так, что это шло на пользу российскому образованию. Нам надо вернуть этот подход вместо слепого копирования каких-то систем, без их детального и стратегического анализа. Ведь в случае с Болонской системой, результаты ее внедрения критикуют не только у нас в стране, но и многие зарубежные эксперты.

Еще один важный момент. Сейчас в образовательной системе очень много имитации деятельности, нацеленной на выполнение показателей для очередного отчета. И очень мало реальной работы, направленной на достижение долгосрочного результата. Надо эти приоритеты менять местами. Иначе неважно, как будет называться новая образовательная система, сколько в ней будет ступеней и так далее. Потому что на выходе мы все равно будем получать специалистов с дипломом, но без реально качественной подготовки и наличия необходимых фундаментальных знаний.

Денис Борисов, кандидат исторических наук, заведующий кафедрой мировой экономики, международных отношений и права Новосибирского государственного университета экономики и управления (НГУЭУ):

– Заявление Болонской группы об исключении РФ из одноименного процесса — это закономерное продолжение тотальной политизации европейскими чиновниками всех сфер межгосударственного сотрудничества между Россией и Европой. Решение не сказать, что неожиданное, неспроста наши управленцы в последнее время начали активно говорить о необходимости перехода на собственные национальные образовательные стандарты в сфере высшего образования. Понятно, что главным потерпевшим от этого решения — это обычные граждане, которые планировали продолжить учебу или начать работу в европейских странах, для них плохая новость, придётся запланировать больше времени для общения с европейской бюрократией.

Эпоха перемен — не самый приятный период. На государственном уровне предстоит распутать сложный узел противоречий. Что делать со студентами, которые ныне обучаются по болонским правилам? Это особенно актуально для студентов 3-го курса, которые планируют выпускаться следующим летом. А что делать выпускникам этого года, которые планировали поступать в магистратуру? Часто можно слышать об увеличении сроков обучения до 5 или даже 6 лет, но возникает вопрос: готовы ли семьи к увеличению сроков обучения, да ещё на фоне сложной социально-экономической обстановки? Не менее важно, что наши студенты привыкли к 4 годам и на психологическом уровне идёт сильное отторжение пролонгации обучения. А готова ли инфраструктура ВУЗов к увеличению нагрузки на 20-30%?

В общем, есть над чем подумать. Понятно одно: нужны решительные действия и определенность для всех участников образовательного процесса. Самое страшное, что можно представить — это попытки затянуть переход или начать реализацию новых стандартов параллельно с сохранением старой системы.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту [email protected] или через нашу группу в социальной сети «ВКонтакте».
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ