Александр Карелин о спецоперации на Украине: «Только не надо истерики»

«Континент Сибирь» продолжает серию публикаций о последствиях «специальной операции по защите Донбасса» для российской экономики и политической системы. На вопросы издания ответил член комитета по международным делам Совета Федерации ФС РФ, Герой России АЛЕКСАНДР КАРЕЛИН.

– Александр Александрович, как вы оцениваете происходящее на Украине? Какова главная цель спецоперации России, как долго она будет длиться?

– Главная цель – миротворческая. Наша задача – защитить население теперь уже признанных республик, Донецкой и Луганской, от обстрелов жилых кварталов, постоянных рейдов на их территорию не только вооруженных сил Украины, но разнообразных военных образований, националистических батальонов и всего того, что происходит там последние восемь лет. Защитить людей, защитить детей и, соответственно, настоять на том, чтобы и мнение народа донбасских республик и позицию России услышали.

Только не надо истерики. Мы идем с братской, совершенно миротворческой задачей. Потому что по Донбассу стреляли, шарахали по жилым кварталам. И если вы думаете, что это происки ваших коллег из пропагандистского цеха, я вас уверяю, что это не так. И зияющие окна, и стены с пробоями, и люди, уставшие от комендантского часа за 8 лет, – все это реальность. Жители республик искренне и честно ждали, когда с ними будут поступать так, как прописано в минских договоренностях, чтобы потом проголосовать и получить гарантии сохранения своей идентичности, оставаясь в рамках единого украинского государства.

– Сейчас в общественном дискурсе присутствует две полярных точки зрения. Вот вы говорите о защите, а с другой точки зрения, защищая Донбасс, мы выступаем как агрессоры, нападаем на Украину.

– Об этом уже было много сказано, повторю еще раз. Мы 8 лет предлагали Украине остановиться на формате минских соглашений, в которых все очень подробно написано, в которых республики оставались де-юре в структуре государства Украина. Просили учесть их право на русский язык, на общую с нами историю и отвести тяжелое вооружение от линии боесоприкосновения. Всё. И затем начать восстановление отношений внутри украинской юрисдикции.

Александр Карелин
Фото Михаила Перикова

К чему пришли? Минские соглашения не выполнялись, продолжались обстрелы мирных граждан, мнение не только граждан республик, но и Российской Федерации как государства, игнорировали. Более того, Украина максимально приближала к границам военную инфраструктуру. Почему-то сейчас об этом забыли. Последнее заявление президента Украины в Мюнхене о том, что они хотят вернуть себе ядерный статус, стало спусковым крючком. А ведь внеблоковость Украины, ее безъядерный статус были одними из основополагающих краеугольных камней всех договоренностей. Так что наша миссия только в одном – миротворческая. Только и всего.

– Но российские войска практически дошли до Киева!

– Почему вы не думаете, откуда шли все приказы? Откуда осуществлялись все силовые акции, направленные против гражданского населения? Мы подавили возможности для нападения на республики, о чем они нас попросили. Подавили возможность только и всего. Мы призываем-то к миру. Это было неоднократно. Теперь понуждение к миру. Почему громкоговорящие вопиют о войне? Войны нет. Если военные возможности используются против мирного населения, как их купировать? Только такими методами.

– Каковы ваши прогнозы развития ситуации?

– Думаю, в ближайшее время начнутся переговоры. Только теперь у нас будет иная аргументация, иные условия.

– Поступают новости, что Украина готова к переговорам о своем нейтральном статусе. Как считаете, как долго продлится спецоперация?

– Я не думаю, что она продлится долго, потому что я видел лица и глаза беженцев. Был на временных пунктах их размещения в Ростовской области. Я могу сказать, там уже более 100 тысяч беженцев. И больше половины из них – дети. Почему-то никто об этом из вопиющих сейчас не рассказывает. Когда смотришь, как люди убегают от того, что с ними происходило 8 лет, появляются совершенно иные аргументы. Поэтому я убежден, что операция продлится недолго. Да и сами люди хотят вернуться домой, им огороды надо садить.

И как только мы с участниками всех комбинаций, которые в свое время приложили руку к этому повороту событий, придем к тому, что России предоставят формализованные, прописанные, с четкими гарантиями обязательства о нейтральном статусе Украины и о многом, многом другом, после этого все завершится. Чем быстрее они к этому придут, тем быстрее это произойдет.

– На ваш взгляд, насколько долгосрочными и тяжелыми будут последствия происходящего на Украине и в Донбассе для российской экономики?

– Надеюсь, что мы сможем без особых потерь для экономики пережить этот этап. Но, конечно, какие-то особенности возникнут. Впрочем, предыдущие санкции нас уже многому научили. Я, например, не ожидал услышать от руководителей сельских хозяйств: пусть санкции продлятся. Они говорят, что их, наконец, стали ценить, что они получили спрос на свою продукцию, и это не только зерно. Так что, думаю, что новые санкции позволят нам еще больше сконцентрироваться на внутренних возможностях. Например, газификация, о которой сейчас все говорят. Газ пойдет по трубе не только к нашим соседям, он окажется здесь, в наших домохозяйствах. И это касается не только газа.

Андрей Панфёров
Что ждет Россию после «спецоперации на Донбассе». Мнение Андрея Панфёрова

– Каких нужно ждать шагов от правительства РФ с точки зрения поддержания экономики, бизнеса и людей?

– Это будет оперативная реакция на процессы. Президент уже говорил с представителями крупного бизнеса о том, что все возможности для деловой активности открыты. Надеюсь, что и в этом направлении мы продвинемся, потому что сложность ситуации контрастирует бюрократические барьеры и их будут убирать. Думаю, что правительство уже сейчас предлагает шаги и не только в рамках импортозамещения. А правильность выбранных методов, то, как мы отвечали на предыдущие санкции, в общем-то, очевидна. И не только в сфере обороноспособности нашего государства. Повторю еще раз это слово: именно обороноспособность. Потому что даже сейчас мы обороняемся.

– Что делать населению? Замереть или бежать снимать деньги в банкоматах?

– Я надеюсь, что правительство отрегулирует те резкие движения, которые сегодня предприняли все в связи с санкционным давлением, в том числе наши банки, которые попали под меры воздействия, включая Сбер, и исключит возможности панических проявлений. В изъятии средств со счетов никто внутри государства российского точно не заинтересован, как и в том, чтобы возник обвал банков или что-то подобное.

Мысля категориями корпораций, как они привыкли себя считать, банки с государственным участием решили компенсировать все свои зарубежные возможности на внутреннем рынке. И решили быстренько ввести ограничения. Я уверен, что это всё стабилизируется. Бежать никуда не надо.

У нас все будет стабильно, государство к этому готово. У нас небольшой, если сравнивать со всеми остальными странами, госдолг. Покупать за рубежом не будут наши ресурсы? Переживем, я надеюсь. То, что рядового населения это не коснется, я в этом уверен.

Мировые когнитивные кошмары: «хотят ли русские войны?»
Мировые когнитивные кошмары: «хотят ли русские войны?»

– Не повлияет ли это на политическую систему в стране?

– Все будет штатно. Мы недавно сформировали, опираясь на волеизъявление наших сограждан, нижнюю палату парламента – Государственную думу. Наша задача – чтобы те санкции, которые сегодня применены к нам, не очень повлияли на эффективность российской экономики. И на это будут работать все ветви власти. Понятно, что будут издержки, понятно, что будут потери. Но учитывая, что государство не отказалось от своей официальной роли, все компенсации и разрывы оно принимает на себя. И это не раз доказано – в сложные периоды мы все это наблюдали. Сейчас пытаются сделать вид, что ничего не было, что все произошло само собой. А это стоило сложных организационных усилий в том числе. Очень сложных. Так что все будет стабильно внутри. И чтобы на нас не давили излишне извне, мы поступаем, как у Александра Сергеевича Пушкина: «Он уважать себя заставил». В этом контексте.

Кроме того, мы внесли изменения в Конституцию и сейчас эти положения будут применены. Я говорю о приоритете законодательства внутреннего над международным, и о том, что нельзя искажать историю. И к экономике это тоже имеет непосредственное отношение.

И в регионах все будет стабильно. В этом году пройдут муниципальные выборы в Новосибирской области, в следующем году – выборы губернатора. К этому готовиться надо, жить и хозяйствовать.

– Сейчас многие переживают за наши инфраструктурные объекты. Сумеем ли достроить?

– Вы переживаете, что все деньги уйдут на миротворческую операцию? Это не так. Потому что параллельно шло реформирование армии, и мы оказались к этому готовы. Наши технические службы и военные получили неоценимый опыт в той же Сирии. Поэтому и сегодня они демонстрируют свое очевидное преимущество. В ратном деле, в отличие от тех, кто счел себя соперником России, мы на высоте. Хотя мне не понятно, когда и кому в голову пришло, что мы стреляем по мирным кварталам. Несмотря на то, что они до сих пор используют населенные пункты, как заграждение.

Мы достроим ледовую арену. Сейчас преодолели отставание. Все проекты, которые связаны не только со спортом, но и со здравоохранением, образованием, всё, что мы заложили сейчас в программу развития Новосибирской области, всё это подтверждено финансовыми документами и реализуется. Будем решать и задачи, связанные с борьбой с инфляцией, преодолением последствий пандемии и многим другим.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через нашу группу в ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ