Как Израиль справляется с пандемией, и чем этот опыт мог бы быть полезен России?

Новосибирский бизнесмен, экс-глава местного филиала компании «Стартелеком» МИХАИЛ КУНИЦЫН вот уже 4 года живет в Израиле. В настоящее время он является директором по развитию ИТ-компании EngageYa на территории России. В интервью «Континенту Сибирь» он рассказал о том, обеспечивает ли высокий процент вакцинации минимальную заболеваемость коронавирусом, какие инструменты госрегулирования способны нивелировать последствия пандемии, и как чувствует себя израильский бизнес.

Михаил, как Израиль встретил пандемию в прошлом году, и как развивались события в стране с этого момента?

– О ситуации с коронавирусом я узнал в самом начале 2020 года, потому что мой сын на тот момент работал в Китае. Было сложно поверить в то, что тогда происходило в этой стране, и тем более представить, что в короткие сроки это дойдет до нас. В Израиле точкой отсчета можно считать 9 марта 2020 года, когда был введён двухнедельный карантин для всех приезжающих в страну. Днем позже мой друг, работавший в сфере медицинского туризма, позвонил мне и сказал, что их всех отправили в так называемый «халат» – административный отпуск. То есть де-факто сферу туризма закрыли. 15-16 марта очередь дошла до остальных отраслей, и в стране начался первый локдаун. Он был достаточно жестким – около двух месяцев мы почти не выходили из дома, моя супруга не работала. Гулять можно было только на расстоянии не более 500 метров от дома. Геопозиция отслеживалась по смартфонам, и бывали случаи, когда полицейские могли не только остановить личный автомобиль, но даже целый поезд, если там находился потенциально зараженный человек. Все в обязательном порядке ходили в масках.

митинги
Митинги во время пандемии в Израиле. Фото Михаила Куницына

Интересно, что в этой ситуации не были запрещены митинги. Поэтому если вы нарушали ограничения по этой причине, то вопросов к вам не было. Но и в случае митингов нужно было носить маски и соблюдать социальную дистанцию.

Первый карантин длился до начала мая 2020 года, в сентябре был второй карантин, еще более жесткий. Третий был в январе-феврале 2021 года. Конечно, это было утомительно. Но каждый следующий картин был проще для людей, потому что люди видели, что принимаемые меры обоснованы, количество заражений во время карантина падало. Все понимали, зачем это нужно, видели результаты такого подхода. Например, здесь, в Израиле, в моем окружении есть только один человек, который за все это время переболел ковидом. А в России из моих знакомых, пожалуй, я не знаю ни одного, кто бы не переболел им с начала 2020 года.

 — Вы упомянули про административный отпуск — «халат». Что под ним подразумевается, и кем он финансируется?

— Когда компания отправляет своего сотрудника в «халат», то он начинает получать от государства пособие по временной безработице. В России я никогда не вставал на биржу труда, мне было стыдно от одной такой мысли. Здесь же сотрудник любого уровня, в том числе топ-менеджеры, делают это сразу по увольнению. Размер пособия зависит от зарплаты на прежнем месте работы, составляя в среднем порядка 60-80% от этой суммы. То, что эта сумма зависит от заработной платы, не имеет потолка и не является фиксированной – большое различие с российским пособием по безработице. К примеру, моя супруга в 2020 году в каждый из «халатов» получила примерно 92,1-92,4% от зарплаты за аналогичный период 2019 года. Я же работал удалённо, поэтому наша семья не очень «просела» в материальном плане.

АНДРЕЙ ХАНОВ

Самый длинный карантин в мире и вакцинация «Спутником»: как Аргентина справляется с пандемией?

Важно и то, что деньги на «халат» берутся из моих же отчислений. В своем зарплатном листе я каждый месяц вижу, сколько и куда я плачу налогов и сборов — это абсолютно открытая информация.  Если сотруднику такой листок не будет выдан, то работодателя могут оштрафовать на 5000 шекелей (113,8 тыс рублей).

Таким образом, я вижу, что за счет заработанных мною сегодня денег моя жена, находящаяся в «халате», получает пособие. Соответственно, я также понимаю, что если сам попаду в схожую ситуацию, то работающие на тот момент люди мне автоматически материально помогут за счет отчислений со своих доходов.

Когда началась пандемия, то 16 марта 2020 года за один день в стране образовалось 700 тысяч безработных. После регистрации в системе каждый из них смог начать получать пособие. Для этого было достаточно всего пары документов от работодателя, которые можно было отправить на соответствующий e-mail и получить подтверждение о регистрации.

— Как вы оцениваете меры, применяемые властями Израиля? Насколько они были логичны и своевременны? 

– Израиль мне нравится логикой и рациональностью. Согласитесь, уровень мотивации людей с точки зрения выполнения любых коронавирусных ограничений будет гораздо выше, если они будут понимать логику властей и видеть результат от этого. Когда был объявлен первый карантин, это привело к падению заболеваемости уже через несколько дней. Людям стало ясно, что предпринятые меры работают.

Олег Чубин

Почему в Испании привили от коронавируса полстраны, а люди продолжают носить маски?

Понятно, что, как и везде в мире, первое время была неразбериха. Например, в первые дни люди пытались зарегистрироваться для получения пособий, и понятно, что мощности серверов не выдержали такого потока запросов. Но уже в течение нескольких дней проблема была решена — и с технической точки зрения, и с точки зрения продления сроков регистрации. То же самое и с образованием. Как только дети перешли на удаленный режим, то в первый же день нагрузка на ИТ-инфраструктуру резко увеличилась. Вечером нам пришло уведомление, что только 84% пользователей получили доступ к системе. Всю ночь расширялись серверные мощности, и уже на следующий день 96% детей имели доступ, после чего проблемы с доступом больше не повторялись.

Все это примечательно еще и потому, что Израиль вошел в пандемию без собственного правительства. Пандемия наложилась на неоднократные выборы в парламент, в ходе которых со своего поста ушел Биньямин Нетаньяху (премьер-министр страны в период с 1996 по 1999 год и с 2009 по 2021 год — «КС»). В результате мы до сих пор живем по бюджету 2018 года — цифры, заложенные в нем, переносились несколько раз. Однако даже это не помешало преодолеть последствия пандемии.

— Как чувствовал себя бизнес в условиях пандемии? Была ли поддержка со стороны государства?  

– Ковид — это ядерная бомба для экономики. В прошлом году в мире часто обсуждалось, кого в этой ситуации спасать в первую очередь – людей или экономику. В Израиле дилеммы не было. Решили спасти людей, чтобы они в дальнейшем спасли экономику.

карантин
Так в Израиле были организованы мобильные пункты сдачи теста на коронавирус. Фото Михаила Куницына

Если говорить про меры, то среди ключевых — это уже упомянутый «халат». Для работодателя такая схема удобна — в условиях пандемии, когда встает вопрос выживания, государство по сути забирает обязательства по фонду оплаты труда. Причем сам предприниматель может точно также пойти на биржу труда и как физлицо получать пособие. Чтобы ему было на что кормить свою собственную семью.

Кроме того, бизнес мог рассчитывать на ежемесячную компенсацию в районе 10 тыс шекелей (227,6 тыс рублей). Эти деньги шли на поддержку бизнеса, и в качестве базы для начисления компенсации компании могли выбрать выручку за 2018 или 2019 годы.

Другой важной мерой было освобождение от уплаты муниципального налога на землю. Дело в том, что каждый квадратный метр в Израиле стоит денег — если земля используется под бизнес, то платить должен бизнес, если под жилье, то жители, если под парковку — то те, кто приезжает на машинах, и.т.д. Благодаря освобождению от этого налога послабления получили не только собственники недвижимости, но и, как следствие, многие арендаторы. А без фонда оплаты труда и аренды выжить гораздо проще.

Русский бизнесмен в Испании: страна стойко переносит карантин, но народ начинает роптать

Русский бизнесмен в Испании: страна стойко переносит карантин, но народ начинает роптать

Что касается сферы Horeca, то, например, большинство гостиниц вдоль набережной Тель-Авива использовались для приезжающих в страну людей, которым нужно было обязательно проходить двухнедельный карантин, не покидая своего номера.  Исключения могли делаться только тем, у кого есть жильё большой площади с отдельным санузлом, где можно изолироваться по всем правилам. Таким образом, государство поддержало отели.

Что касается общепита, когда я вернулся в район своего офиса после карантина, то увидел, что все террасы ресторанов были переоборудованы под формат Take away, а официанты стали курьерами. Сложившаяся ситуация дала невероятный рывок развитию онлайн-сервисов. Доставка стала «новой нефтью». Конечно, не всем ресторанам первое время было просто переключиться, но по моим наблюдениям за время пандемии абсолютное большинство компаний выжило.

Сегодня, спустя год, я вижу только два случая запуска новых ресторанов на месте прежних.

Безусловно, трендом для бизнеса стала организация удаленной работы. Я работаю в хай-тек компании, поэтому, как только начался карантин, Zoom стал нашим ежедневным инструментом. Как говорят, работа пришла в нашу спальню.

— Открыты ли были границы? Насколько сложно было улететь из страны и прилететь в нее?

В условиях карантина перемещения между городами были полностью ограничены, стояли полицейские кордоны. Для того, чтобы попасть на работу в другой город, нужно было предъявить справку с объяснением причин выезда.

Тем не менее с начала пандемии я побывал на Кипре, в Египте и в Италии, дважды в Украине. До начала вакцинации все прибывшие в страну были обязаны две недели проводить в обязательном карантине. В итоге в ноябре, прилетев из Украины, я в полном соответствии с правилами две недели находился дома, даже мусор не выносил.

В мае я ездил в Египет. Для этого я должен был сделать тест на ковид до отъезда и по прибытии (все тесты за счет государства).  С 1 июня все бесплатные тесты отменены, центры сдачи тестов расформированы. Фактически, тесты сегодня нужны только тем, кто летит за границу, эти люди делают тесты за свой счёт.

Израиль
Стойки сдачи теста по прилёту в аэропорту Бен Гурионт. Фото Михаила Куницына

Сейчас проще: когда я прилетел на Кипр, и на границе по паспорту увидели, откуда я, то ко мне было максимально позитивное отношение — по всему миру знают, что в Израиле большинство людей привиты, а значит с гражданами этой страны меньше проблем.  Сегодня любой прибывающий в страну обязан за свой счёт сдать обязательный тест. Результат становится известен через 3-8 часов и, если он отрицательный, а человек привит, то никаких ограничений на передвижение нет.

Кроме того, сейчас есть 7 стран, в которые нельзя летать ни при каких обстоятельствах — это Россия, Индия, Бразилия, Мексика, Южная Африка, Беларусь и Казахстан. Для того, чтобы попасть в эти страны, нужно подавать запрос в комиссию по исключениям. Я подавал дважды, но оба раза мне последовал отказ. А если нет разрешения, то тебя просто не пустят на рейс.

— Израиль нередко приводят в пример с точки зрения высокого процента количества привитых. Тем не менее, несмотря на это, как я понимаю, текущая волна пандемии коснулась и вас. Какова сейчас ситуация с вакцинацией, и как организован процесс прививок?

– Израиль получил вакцину одним из первых: прививочная кампания началась в декабре 2020 года. Тому есть несколько объяснений. Первое и неофициальное, на уровне слухов, состоит в том, что Биньямин Нетаньяху (экс-премьер Израиля — «КС») учился вместе с главой компании Pfizer, поэтому договориться удалось быстро. Но понятно, что это может быть политической рекламой. Другое объяснение из разряда слухов состоит в том, что Израиль был готов закупать вакцину по более высокой цене, чем другие государства.

вакцинация
Организация вакцинации в израильских торговых центрах. Фото Михаила Куницына

Основная версия связана с уровнем медицинской системы страны. Любому врачу в любом месте Израиля достаточно провести моей карточкой, чтобы увидеть про меня все в системе – анализы, обследования, визиты к врачам, лекарства. Любой гражданин прозрачен с медицинской точки зрения. Для Pfizer это было важно, поскольку при такой системе сбора информации вакцинация израильтян была бы равносильна «четвертой стадии» исследований для компании.

В отличие от России здесь идея вакцинирования была сразу позитивно воспринята обществом. Вначале прививали тех, кто старше 65 лет, потом лиц старше 60 лет. Люди стремились быть первыми вакцинированными, было даже негласное соревнование.

Сам процесс и его логистика были выверены. Дефицита вакцины не было. Весь процесс координировался через повсеместно используемые мобильные приложения больничных касс. Ты в привычном виде выбираешь город, пункт вакцинации, время и приезжаешь. Чаще всего речь шла о закрытых торговых центрах, которые были переоборудованы под вакцинацию. Это удобно: приезжаешь, оставляешь машину, максимум за 5 минут тебе все делают, потом еще 15 минут ждешь, и можно ехать.

Как Израиль справляется с пандемией, и чем этот опыт мог бы быть полезен России? - Фото
Организация вакцинации в израильских торговых центрах. Фото Михаила Куницына

По дате и времени укола второй дозой вакцины тебе приходит SMS. А потом через 3-4 дня ты становишься обладателем вожделенного «зеленого паспорта» со всеми необходимыми допусками и qr-кодами. Я вакцинировался 20 января и 10 февраля. А по состоянию на март в стране уже было около 70% привитых граждан.

– Если человек не привит, насколько усложнялась для него жизнь? Например, мог ли он сходить в ресторан?

–  Работала так называемая «позитивная дискриминация». Приведу наглядный пример. Мы с друзьями иногда ездим в ресторан выпить пива. Привиты все кроме одного. И если нам достаточно показать «зеленые паспорта», чтобы зайти в ресторан, то ему для того, чтобы посидеть с нами, нужно накануне ехать на другой конец города сдавать тест и потом предъявлять его результат. При такой системе спонтанно он с нами встретиться не сможет. Поэтому нужно либо иметь подтверждение о прививке, либо постоянно сдавать тесты. При этом никто его не ограничивает в посещении ресторана, да и подобные решения часто принимаются на уровне самих рестораторов. Им лучше иметь дело исключительно с вакцинированным персоналом и посетителями, чем опять закрываться на карантин.

Роман Облецов

Россия и США: кто эффективнее справляется с кризисом и пандемией?

– Как обстоит сейчас? Коснулась ли Израиля очередная волна, учитывая такую высокую долю привитых?

– После марта показатели заболеваемости упали драматически, в мае, условно говоря, было порядка 10 заболевших на всю страну.  Еще в начале июня я мог бы сказать, что ковида в стране нет, и мы с ним справились. Ограничений на тот момент тоже уже не было. Но, к сожалению, ситуация изменилась. Индийский штамм «Дельта» впервые был завезен в страну в июне. Носителем оказался привитый преподаватель, который не заболел, но, тем не менее, заразил 14 детей.

На сегодня дети в стране в основном не привиты, а это 20% всего населения. Новый штамм начал распространяться среди них. Буквально на днях двое человек умерло от ковида, один из них был привит.  Сейчас в стране опять введен масочный режим в закрытых помещениях.

пандемия
Прививки подросткам 12-15 лет в Израиле. Фото Михаила Куницына

Сомнений в том, что именно высокие темпы вакцинации являются наиболее действенной мерой против распространения коронавируса у меня нет. Сейчас вакцинация открыта уже для детей 12-15 лет, чтобы снизить уровень заболеваемости в этой категории. Моему сыну как раз 15, и мы поставили ему прививку.  Для этого ездили в больницу (теперь это уже не торговые центры), очередей не было, все прошло быстро и удобно.  Высокие темпы вакцинации дают основания считать, что тяжелобольных будет меньше. Привитые люди переносят болезнь практически бессимптомно, но государство все равно классифицирует их как заболевших.

Как Израиль справляется с пандемией, и чем этот опыт мог бы быть полезен России?

Как Германия справляется с пандемией коронавируса, и что происходит с бизнесом?

– То есть дискуссий по поводу того, нужно или не нужно вакцинироваться, в обществе практически нет?

– Да, первое время у всех была неопределенность относительно того, как передается коронавирус, как его лечить, помогает ли карантин. Но потом Израиль послужил ярким примером того, что прививки пока являются самым действенным инструментом.  Если проводить аналогии с войной, то вакцина – оружие против невидимого врага. В такой ситуации единственный способ победить – это мобилизоваться, чтобы успешно воевать с этим вирусом. И это можно сделать только всем вместе. Что-то неотвратимо должно в вас попасть — или вакцина, или вирус. Вакцина гораздо приятнее.

Я всегда был сторонником либертарианских ценностей, но на волне пандемии мои взгляды относительно полезности государства несколько сместились. Сейчас я считаю, что в ситуациях крайней мобилизации (катастроф, пандемий) никакая свобода не заставит людей действовать эффективно с точки зрения общества в целом. К сожалению, только полицейский может заставить некоторых людей соблюдать те или иные противоэпидемические нормы, так как никакие уговоры в этом вопросе чистой веры, скорее всего, не помогут. Другой вопрос, что по окончанию пандемии перед обществом будет стоять задача вернуть все те права и свободы, которые оно временно передало государству.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ