Город для людей – значит город для пешеходов, не только для машин

В дискуссиях об имидже Новосибирска внимание уделяется в основном дорогам. Намного реже – тротуарам. Между тем, идя по городу, можно составить о нем еще более неприглядное впечатление, чем созерцая его из окна автомобиля и сотрясаясь в такт ухабам. Если скандально известные городские трассы периодически ремонтируются, то до тротуаров дело не доходит почти никогда. «Континент Сибирь» предположил, что это напрямую связано с отсутствием у первых лиц местной власти обычая  передвигаться по городу пешком – обычая, на самом деле укоренённого в римской и российской имперской истории.  

Чем крупнее потенциальный инвестор, выбирающий в регионе себе площадку, тем на более качественном авто едет он из Толмачево, чтобы составить представление о том, где и как будут работать его деньги. Стало быть, имидж мегаполиса амортизирует пневмоподвеска.

Однако самые умные и предусмотрительные капиталисты остановят машину где-нибудь в центре и постараются ощутить почву под ногами. Они же понимают: люди, которые работают в бизнесе, те, без кого не получится нормально реализовать ни один интересный инвестпроект, а также члены их семей – достаточно часто оказываются пешеходами. И их-то оценку места пребывания не смягчить чудесами автопрома.

Квалифицированные, требовательные, уважающие себя горожане ногами голосуют за инвестуспехи региональной экономики (читай: за реальные рейтинги эффективности губернатора, мэра и других уважаемых личностей). А именно – берут и отбывают на более благоприятные для жизни российские территории. Речь идёт о тех самых кадрах, дефицит которых сдерживает развитие бизнеса даже больше, чем нехватка денег или тем более идей (чем-чем, а уж последним Россию распирало во все времена).

О состоянии проезжей части улиц Новосибирска говорят и пишут довольно много – и про ямы, и про перекладывание различных коммуникаций. А между тем вне поля зрения часто остаются тротуары, которые даже на Красном проспекте, главной улице крупнейшего города Сибири, выглядят весьма непрезентабельно.

Чем больше мэрия носится с проектами создания мегапешеходных зон (на улице ли Ленина, на территории ли Военного городка), тем менее пешеходным постепенно становится весь городской центр. Думаем, это в определённой степени связано не только с тем, что, как настаивает Дмитрий Терешков (применяя универсальный способ объяснения любых проблем), вышестоящая инстанция недостаточно щедра к нижестоящей и в муниципальной казне гуляют ветры.

Le tour imperial

Полагаем, что качество тротуаров, то есть важнейшего, опорного элемента городской среды прямо пропорционально регулярности, с которой можно встретить «отцов города» гуляющими по его улицам. У нас с этим неблагополучно. Не только в Новосибирске. Но так в России было не всегда.

Петербург, на протяжении веков национальный урбанистический образец, ассоциируется с прогулками родовой и служилой знати по Невскому проспекту, с регулярными моционами коронованных особ по набережным, переулкам в окрестностях Зимнего дворца, по аллеям Летнего сада – центрального городского парка.

Не только «в Летний сад гулять водил» гувернер Евгения Онегина, Юсуповский сад также был открыт для посещений, и много кто там бродил, а император Павел Первый мог задумчиво тормознуть у детской коляски грядущего «Солнца русской поэзии», не осознавая, впрочем, величия момента (известный эпизод из детства Пушкина, упоминаемый пост-фактум самим поэтом). Преемники Павла также не изменяли старинным царским нравам.

Читаем в романе Александра Дюма «Учитель фехтования», написанном в начале XIX века в ходе непосредственного путешествия автора по Святой Руси: «В самом деле, месяца два тому назад император Александр, по своему обыкновению гуляя пешком по городу, был застигнут дождем. Он взял извозчика и велел ему ехать в Зимний дворец. Приехав, царь стал искать деньги в карманах и не нашел там ни копейки.

Тогда он сказал извозчику:

– Подожди, я вышлю тебе деньги.
– Ну, нет, – отвечал извозчик, – шалишь!
– Как это шалишь? – спросил государь удивленно.
– Да так.
– В чем дело?
– Вот что, барин, тут несколько выходов. Сколько раз я ни привозил сюда господ, а они уходили через другие двери и мне ничего не платили.
– Вот как, да ведь это Зимний дворец.
– Да, да, только большие господа, видно, очень беспамятны. – Почему же ты не жаловался на этих обманщиков? – спросил Александр, которого очень забавляла эта сцена.
– Эх, барин, что же мы можем поделать с господами! С нашим братом, – он указал на свою бороду, – это точно, справиться можно, а с господами, которые бриты, – ничего не поделаешь. Ваше сиятельство, поищите-ка получше у себя в карманах. Авось найдется, чем заплатить.
– Вот что, – сказал Александр, снимая с себя пальто, – возьми мое пальто в залог. Человек вынесет тебе деньги, а ты отдашь ему пальто.
– Что правильно, то правильно, ваша честь!

Спустя несколько минут лакей вынес извозчику сто рублей: император заплатил ему разом и за себя и за тех, кто ранее обманывал его»

Или, как читаем в том же романе о прогулках по другим публичным императорским местам: «Именно сюда, в Царское Село, я и приехал с намерением во что бы то ни стало повидать царя. Наскоро позавтракав в плохоньком французском ресторане, я направился в парк, где разрешалось гулять решительно всем. Близилась осень, и парк был совершенно пуст, а может быть, публика попросту боялась обеспокоить своим присутствием царя. Я знал, что он любит гулять по самым глухим аллеям, и принялся бродить наудачу по парку в надежде, что в конце концов встречу его. А если бы судьба не поспешила проявить ко мне свою благосклонность, я предполагал, что в парке найдутся для меня всякие редкости и достопримечательности. <…> Я осмотрел высокую колонну, воздвигнутую в честь победы при Чесме, затем побродил часа четыре по парку и начал уже отчаиваться, когда в одной из аллей столкнулся с каким-то офицером в форменной тужурке, который поклонился мне и продолжал свой путь. Позади меня дворник как раз подметал дорожку. Я спросил у него, кто этот офицер.

– Это император, – ответил он.

Я поспешил в боковую аллею, пересекавшую ту, по которой гулял царь. И, действительно, не успел я сделать и двадцати шагов, как снова увидел его. Я остановился и снял шляпу».

«В Петербурге встречали его почти каждый день» – пишет об Александре Первом в своих воспоминаниях русский автор XIX века граф Владимир Соллогуб. «В час по-полудни он выходил из Зимнего дворца, следовал по Дворцовой набережной, у Прачешного моста поворачивал по Фонтанке до Аничковского моста, в то время узкого, с гранитными павильонами, как мосты Симеоновский, Чернышев и другие. Затем государь возвращался к себе Невским проспектом. Прогулка повторялась каждый день и называлась le tour imperial».

И т. д. Предание петербургской истории XIX века полно бесчисленных анекдотов о похождениях императора Николая Первого на петербургских улицах. «Государь Николай Павлович любил гулять в восемь часов после обеда. Как-то ранней весной он идет по Невскому проспекту, когда уже смеркалось, и видит, что…» – типичное начало такого рода баек.

Подобно старшему брату, царь имел обыкновение выйти из Зимнего, в одиночку поблуждать по набережным родного города, посмотреть, как дела в переулках. Дела не всегда обстояли благополучно, но в помощниках и охранниках он не нуждался. Самого появления первого лица было достаточно, чтобы из ничего водворялся порядок. Буднично хулиганящий народ, узрев Николай Палыча, замирал от счастья и строился.  Ежели что, царь брал его за ушко и вёл в кутузку. Или сразу в легендариум мифологии русского абсолютизма (разбавленным постмодернистским коктейлем коего с кока-колой в современных меню значится путинский миф: играть в царя и быть царем – не совсем одно и то же). Вроде как того пьяного расхристанного студента, которого император встретил на Невском и, возмущенный его внешним видом, грозно вопросил: «Ну и на кого ты похож?», после чего гуляка чётко доложил: «На маменьку!»

Николай Первый с дочерью

А как тут в Новосибирске?

Нельзя сказать, что уважаемые и почетные жители Новосибирска считают, что царский пример им совсем не годен. Кое-кто из местной властью облеченных особ иногда освящает улицы своим появлением. Вспоминается, как в 2005 или 2006 году тогдашний губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский шутливо рассказывал на встрече с журналистами «Континента Сибирь», какой фурор он произвёл в разнообразных оперативных бдящих службах, решив как-то утром отправиться вдоль Красного проспекта в магазин за хлебом. Неоднократно – см. ниже в тексте – был зафиксирован на улицах города его преемник Василий Юрченко.

При дальнейших сменах губернатора изменились и нравы. Исходя из собственных впечатлений, мы можем сказать, что Владимир Городецкий, возглавляя регион, следовал своим привычкам в бытность мэром: по городу в основном ездил. Не отступает от этого принципа и Андрей Травников. Регулярно посещая различные официальные мероприятия, действующий губернатор тщательно скрывает любопытство и интерес к Новосибирску как таковому. До сих пор глава региона лишь один раз был замечен в желании пройтись после работы по улицам областного центра и насладиться плодами трудов своего городского коллеги по пакту и власти.

Вадим Кашафутдинов Неаполь, пьяцца Гарибальди

Навеяло. Авторская колонка Вадима Кашафутдинова

Все парки любого города России восходят истоками к Летнему саду в Петербурге. Новосибирские городские власти весьма усердно занимаются парковыми вопросами, программами и проектами, но как часто засвидетельствовано их желание воспользоваться результатами своих забот непосредственно и по назначению? Один из авторов текста, регулярно бывая в Центральном парке (по сути наш прямой аналог Летнего сада), ни разу не встречал там (на обычной прогулке) кого-либо из первых лиц мэрии или городского совета Новосибирска. Но вот лидеры регионального банкирского сообщества парком не пренебрегают. К примеру, Вячеслав Брюханов, возглавляющий банк «Открытие» в Новосибирской области, иногда курсирует по дорожкам. За весь банковский клуб.

Фактом является мнение, разделяемое многими немедленно вслед за вступлением в ряды доблестных служителей (или же ресурсных поставщиков) народа: зря мы что ли царей свергли? Оне нам не указ! Ходить по городу пешком чуток зазорно, приличные люди не ходят, а колесят. А высший пилотаж – гордо оставить свою приличность (хорошей немецкой или японской марки) на тротуаре на самом видном месте, чтобы все видели и радовались за уважаемого горожанина. Радовались, что вот он-то точно не сломает ногу в какой-нибудь расщелине асфальта, со времен славного мэрства Владимира Филипповича Городецкого тщательно лелеемой, пестуемой, расширяемой и углубляемой городскими властями.

Культура городской прогулки

Городская среда непрерывно развивается. И сейчас, в отличие от античности, в мегаполисах можно встретить уже десятки видов транспорта, связавших между собой их спальные, промышленные и центральные районы. Поэтому и фокус внимания, как рядовых горожан, так и представителей власти, сегодня в большей степени направлен на проезжую часть городских улиц. Это вполне естественно.

Но пешеходов даже в современных городах по-прежнему больше, чем водителей. Как минимум потому, что каждый из водителей время от времени переходит в статус пешехода – оставляет автомобиль на парковке и ведёт семью в парк или гуляет с друзьями по городским бульварам и набережным.

Променад по городским улицам или скверам – это нечто большее, чем простой способ рекреации. Гуляя по городу, мы осваиваем его культурное пространство, выстраиваем ментальные связи с другими горожанами, знакомимся с новостями на местности. В отличие от поездки на транспорте, в пешей прогулке по городу мало суеты и утилитаризма. В ней гораздо больше – созерцания и философии. Пешая прогулка – это то, что делает для нас город по-настоящему родным.

Однако, наслаждение пешей прогулкой возможно только в том случае, когда городское пространство по отношению к пешеходам организовано дружелюбно. Когда тротуары наших улиц не напоминают результат работы немецких бомбардировщиков. Когда на набережной можно удобно сводить ребёнка в туалет. Когда спуски на станции метрополитена (на сами станции, куда тоже редко «ступает нога чиновника») оборудованы пандусами для детских колясок и не требуют от матерей статуса чемпионок мира по бодибилдингу.

Городская среда складывается из множества мелочей, наиболее заметных тем, кто пользуется ими постоянно или хотя бы на более-менее регулярной основе. И её «донастройка» лучше всего происходит в условиях, когда «отцы города» систематически проводят часть своего времени на тротуарах и в парках. Причём не только в формате служебных мероприятий, когда их мысли заняты соблюдением протокола, но и просто прогуливаясь.

Андрей Панфёров

Депутат Заксобрания возглавил новое военно-патриотическое движение в Новосибирской области

От античности к нашему времени

Один из самых известных европейских городов, Афины, зародился более трёх тысяч лет назад. Рим – на два с половиной века позже. Примерно с этого времени в Средиземноморье начинается расцвет античной городской культуры, элементы которой определяют нашу жизнь до сих пор. Включая формы власти, ведущие происхождение с форума – сакральной публичной площадки дискуссий, открытого соревновательного правосудия и прилюдно заключаемых экономических сделок.

Многие древние полисы были настоящими гигантами. Рим, Константинополь и Александрия Египетская в некоторые периоды своей истории насчитывали по миллиону жителей и более. Но, несмотря на достаточно большие территории упомянутых мегаполисов, внутри городских стен было принято передвигаться пешком. «Владыки земли, облаченные в тогу» по своему городу имели обыкновение ходить, а не ездить (а вот попробуй в тоге забраться на лошадь).

Сципионы, Сулла, Помпей, Цезарь – все были настолько же успешными пешеходами в гражданской жизни, завоевывая доверие идущих рядом соотечественников, насколько славными наездниками становились в периоды командования войсками и покорения окрестных народов.

Дам, а в более позднюю эпоху и мужчин из знатных семей могли нести в паланкинах. Но «более поздние» времена уже и означали приближение «тёмных веков», чей цивилизационный упадок определялся властью, отчаянно забаррикадировавшейся «за зубцами», заросшими улицами и одичавшими ex-горожанами (в Риме до сих пор можно обнаружить башни, из которых в эпоху средневековья жители одного городского квартала обстреливали обитателей другого; одна такая стоит, к примеру, на поле Circus Maximus).

Философы освящали городской экстерьер, находя высший смысл не абы где, а на соседних улицах, точнее, во встретившихся, порой случайно, собеседниках, захваченных врасплох провокационными вопросами. Сократ, с которого пошла дальнейшая западная философская традиция, занимался, собственно, тем, что принимал участие в праздных разговорах где-нибудь в городском тенёчке, незаметно разворачивая их в русло самопознания и искусно-искушающего самопорождения, да так вот где-то в афинских переулках и развернул всё течение европейской мысли на пару тысяч лет вперёд.

Из-за привычки Аристотеля рассуждать с учениками на ходу, в декорациях городских или окологородских садов, возникла целая философская школа «перипатетиков», то есть «шагателей». Отсюда же и слово «лицей» – по названию места, где вышагивали аристотелевские слушатели.

карта Афин с Ликеем и АкадемомВ средние века культура городского моциона надолго угасла, но с XV века начала переживать ренессанс. Постепенно в европейских и российских городах появились парки, бульвары, набережные и другие зоны, отведённые специально для пешеходов. Что отвечало потребности знатных, богатых и умных людей не просто обрести достойное себя коммуникативное пространство, но, сообразно собственному элитарному статусу, властно обращать в таковое всю окружающую действительность.

Поэтому сначала начали появляться парки, как специально обустроенные зоны циркуляции тел и мыслей (то есть прогулок и разговоров), затем территория комфорта начала распространяться за пределы парковых зон для избранных. Так городские улицы приняли привычный нам вид, соединяя тротуары с зелеными насаждениями.

Вот, к примеру, колоссальный королевский парк на набережной Неаполя – настолько большой, что одному из авторов, не смотря на все попытки, ни разу не удалось преодолеть его протяженность (хотя чего там только нет). Во времена расцвета города (точнее, последнего из расцветов), парк служил местом вращения кружков придворного общества, коммуникационной площадкой просвещенного абсолютизма. В конце XVIII века сюда кого попало не пускали – тут гуляла, обсуждая судьбы Европы, образованная знать, сановная и аристократическая публика. Дообсуждались:  парк стал «коммунальным», открытым для всех.  Ходи – не хочу. К сожалению, в Неаполе этим дело и ограничилось.  Не очень там в целом с пешеходными зонами.

королевский парк
Королевский парк на набережной Неаполя

А вот в Париже бульварное кольцо, с подачи городского префекта барона Османа (Haussmann) опоясавшее центр, ввело в оборот новые, более демократичные зоны общения, дополнительно к прежним (сад Тюильри) – и тем самым достигалось что?  Эта топографическая надстройка выражала выход французского общества во второй половине XIX века на новый уровень внутренней открытости. Уровень, кстати, создавший Францию-3.0 или Францию 4.0, смотря как считать, страну Бодлера, Флобера, Мопассана, Ван Гога, в очередной раз культурную законодательницу Европы, которую застал ещё Хемингуэй, непосредственную предшественницу Франции, известной нам после 1945 года.

Новая организация столичного городского, а значит пешеходного и коммуникативного пространства переформатировала страну. Париж и Франция без гранд-бульваров, включая левобережный бульвар Сен-Жермен, не были бы теми, какими мы их знаем, а бульвары с самого начала прорублены для того, чтобы по ним ходить, сидеть на улице за столиком с кофе, разговаривать, а не «проезжать мимо» на чем бы то ни было. Мысль снова пришла в движение (поднимая вместе с собой государство) – по вновь проложенным городским маршрутам, но когда с ней такое случается, это никогда не «мимо».  Это движение как внутренняя ценность, как процесс, воплощенное в неспешной прогулке, когда не «тебя несёт» или «везёт», но «ты_идёшь_сам» (все элементы триады важны) и ничего не пропускаешь, вбирая в себя и оставаясь собой.

Мысль – это вообще не «мимо». В чем – вспомним опять Аристотеля – глубокая идентичность мышления, хорошо написанного текста и прогулки? Ничего из этого не перепоручишь машине. Вообще не перепоручишь. Всё это – «сам». Гулять пешком, писать, мыслить – единственный способ владеть собой и окружающим пространством: не терять в нём ни его, ни себя, избегая любых «мимо». Скажем так, не сильно греша эпатажностью: кто не умеет гулять, тот не умеет мыслить. Машина не умеет гулять в принципе. Она умеет сервисно перемещать(ся) из пункта А в пункт Б, обнуляя по дороге всё, что попадётся. Люди иное дело.

Мэрия города Новосибирска
Какова должна быть роль мэрии Новосибирска в вопросах промышленного и инновационного развития?

Они исходят из себя и возвращаются туда же. Хорошая прогулка поэтому чаще всего представляет тот самый tour imperial – замкнутый маршрут, маршрут самообретения. Лучшее, самое совершенное движение – движение по кругу, утверждал Аристотель, приписывая его светилам; полагаем, в Ликее у него так и было заведено :). Так замыкаются и бульвары в Париже или Москве, ненавязчиво приглашая к совершенству.

Минусы «молодого» города

Городам, закладка которых состоялась в XIX веке или парой-тройкой веков ранее (то есть уже не в эпоху, вынуждавшую непрерывно защищаться от набегов кочевников или соседних феодалов, когда ренессанс античности докатился уже и до Восточной Европы), в аспекте городской среды повезло значительно больше, чем «молодым» мегаполисам, основание и бурный рост которых пришёлся на времена СССР. Такие «старые города» изначально мыслились как культурное пространство, пространство для людей, а не для функций.

В них храмы, ратуши, библиотеки, вокзалы и другие наиболее ценные в культурном плане объекты размещались на возвышенностях, площадях или углах перекрёстков. Где не только хорошо просматривались (в отличие от того же Вознесенского кафедрального собора Новосибирска, закрытого от взоров проходящих по Красному проспекту фасадами домов), но могли и послужить объектом любования. Кварталы «старых городов» представляют собой единые архитектурные ансамбли. Так как были построены в период, когда люди заботились не только о банальной «крыше над головой», но ещё и об эстетике своего постоянного места жительства, исподволь формирующей в горожанах чувство прекрасного и образ мыслей хозяина, а не временщика – делать всё основательно, делать для своих детей и внуков, делать красиво.

А вот почти все советские города строились максимально рационально, то есть бессмысленно: в них всё приносилось в жертву дурно понятой эффективности производства, вокруг которого их и воздвигали. Вначале на пустом месте экстремальным напряжением сил и в экстремальных же темпах возникал огромный завод и сооружались подъездные пути к нему. Затем появлялись бараки для рабочих. В третью очередь рядом строились больницы, детсады, школы и другие элементы социальной инфраструктуры. И лишь четвёртым этапом (не где было бы нужно, а где участок свободен), если очень повезёт, власти задумывались о создании культурной среды.

Новосибирск также, большей частью, развивался по «советской» схеме. В годы Великой Отечественной войны сюда эвакуировали сразу несколько заводов, при размещении которых на местности думали, прежде всего, о достаточных площадях, удобных подъездных путях и наличии коммуникаций. Поэтому сегодня иные из них уже теснят и подпирают с какой-либо стороны (а иногда и не с одной) городские кварталы, что создаёт неудобства и для самих производств, и для горожан.

Другая проблема Новосибирска связана со слишком быстрым ростом города в XX столетии, когда изменение статуса и схемы подчинения тех или иных городских земель не успевало за застройкой. Отсюда – чересполосица высотных домов и частного сектора, которую можно встретить также практически в самом центре крупнейшего города Сибири, а также обширные недостаточно освоенные пространства наподобие Военного городка №17 в Октябрьском районе.

яма на дорогеТаким образом, на объективные бюджетные трудности с финансированием проектов по созданию или ремонту городских тротуаров и зелёных зон в Новосибирске накладываются ещё и проблемы, которые диктует история развития города. Сегодня это город, недружелюбный к пешеходу, к гуляющему горожанину, едва ли не больше, чем к водителю. И помочь переломить текущий тренд и сделать прогулки по Новосибирску более привлекательными, а городскую среду – более комфортной для жизни могло бы системное внимание городских лидеров – руководителей исполнительной власти, влиятельных депутатов заксобрания и городского совета, а также крупных бизнесменов.

Кого новосибирцы встречают в городе?

Живущий в Академгородке генеральный менеджер отеля «Миротель» Михаил Швецов рассказал, что этот район города очень отличается от других районов Новосибирска, так как, по сути, представляет собой один большой парк. По его мнению, здесь тоже есть над чем работать, в частности, необходимо сформировать единый культурный код для фасадов зданий на Морском проспекте, но в целом культурную среду Академгородка и поддержку в её формировании со стороны живущих здесь представителей власти можно принять за образец.

«Академгородок – это чудесное место, где люди всё время прогуливаются. На улице можно постоянно встретить и всех первых политических лиц Академгородка. Это и Наталья Пинус и Михаил Федорук. И другие представители власти. Их можно встретить всегда. В любое время. Они гуляют с друзьями, детьми, внуками. Либо в районе «Академии кофе», либо в районе Дома учёных, либо в районе торгового центра», – отметил собеседник «Континента Сибирь».

Михаил Швецов сообщил, что в этом формате не заметил какой-то особой дистанции между представителями власти и другими живущими в Академгородке новосибирцами. По его мнению, проживающие в районе представители власти с любовью относятся к этой территории, что благотворно сказывается не только на популярности прогулок, но и на качестве городской среды Академгородка.

Город для людей – значит город для пешеходов, не только для машин - Фото

Директор группы компаний «Система», специализирующейся в области девелопмента, инвестиций в недвижимость и строительства, Валентин Тиунов отметил, что никогда не видел на новосибирских тротуарах никого, кроме Виктора Толоконского. А вот его встречал не раз: «Виктора Александровича я встречал как-то летом в центре. По-моему, на пересечении улиц Советской и Максима Горького. В другой раз видел, как он шёл где-товозле кинотеатра «Победа». Более гуляющим никого никогда не видел».

Председатель правления федерации рестораторов и отельеров Сибири Галина Шеломенцева также смогла вспомнить случай, когда видела возле ресторана «Puppen Haus» Виктора Толоконского: «Это было в марте. Виктор Толоконский вышел из ресторана с супругой и они пешком пошли в сторону улицы Чаплыгина».

здания на территории Военного городка требуют серьезной реставрации

Вице-мэр Новосибирска Анна Терешкова прокомментировала концепцию развития Военного городка

Политолог Владимир Леонтьев согласился, что ситуация с тротуарами в Новосибирске запущена: «Действительно, тротуары, которые в сторону площади Калинина идут даже по Красному проспекту, или, например, по улице Ленина, которую делают то пешеходной, то проезжей, настолько уже разбиты… Сделаны на слабом уровне. Освещение у них часто слабое, если вечером пройтись. Лампочки разбитые или потухшие. И на это внимания не обращают. А ведь от этого Новосибирск теряет свою фасадную составную. И все, кто приезжает, Новосибирск за это критикуют».

Вспоминая прогулки известных горожан, Владимир Леонтьев рассказал, что Виктор Толоконский гулял по Новосибирску ещё в бытность губернатором и сейчас не изменяет своим привычкам. В частности, собеседник «Континента Сибирь» не раз встречал его у кинотеатра «Победа» на улице Ленина, на улице Советской.

Владимир Леонтьев встречал и Александра Карелина, который гулял в районе Сибревкома, его же видел на улице Ленина и отметил, что «Сан Саныча Карелина, кстати, очень часто можно встретить на пешей прогулке, когда он в Новосибирске. Он, бывает, с кем-то идёт, разговаривает».

«Я помню, как прогуливался Иван Индинок, когда был мэром Новосибирска. Он ходил по Первомайскому скверу, улице Урицкого и улице Советской. Мы здоровались и разговаривали иногда, когда сталкивались с ним», – привёл Владимир Леонтьев ещё один пример.

Город для людей – значит город для пешеходов, не только для машинПо словам Леонтьева, глава рабочего посёлка Кольцово Николай Красников тоже регулярно совершает променады по улицам подведомственного наукограда, бегает на стадионе и в процессе нередко разговаривает с людьми.

«С Анатолием Евгеньевичем (Локтем – «КС») я лично столкнулся только раз. На улице Ленина тоже мы встретились и поздоровались», — привёл политолог пример гуляющих чиновников из первых лиц действующей властной обоймы.

Из депутатов законодательного собрания Новосибирской области и горсовета Новосибирска Владимир Леонтьев встречал Валерия Червова, Дмитрия Червова и Дмитрия Козловского.

Сопредседатель Новосибирского областного отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Евгения Чавкина припоминает, как в середине мая встречала идущего по тротуару вице-спикера законодательного собрания региона Андрея Панфёрова. Бизнес-леди предположила, что он решил совершить променад от здания областного правительства к зданию законодательного собрания.

Директор новосибирского «Детского морского центра «Каравелла» имени А. Москаленко» Михаил Глазачев рассказал, что первых лиц области и города, мэра Анатолия Локтя и губернатора Андрея Травникова «на улицах встречал, но эти встречи были связаны с какими-то мероприятиями. То есть они объективно там находились по работе».

Собеседник «Континента Сибирь» отметил, что из действительно прогуливающихся по городу представителей власти ему попадались на глаза Александр Карелин и Василий Юрченко. Последний – в пору, когда он был губернатором Новосибирской области. «Вот его я встречал прямо неоднократно. Например, он с женой по набережной гулял. Скромно, без охраны. И это вызывало уважение», – говорит  Глазачев.

Заместитель председателя Новосибирского областного отделения «ОПОРЫ РОССИИ», основатель группы компаний ИК «Империал» Виктор Остахов среди встреченных на прогулках представителей власти упомянул заместителя мэра Новосибирска Артема Скатова, который «периодически прогуливается в Первомайском сквере со своим ребёнком», сенатора Александра Карелина, а также депутата Госдумы Виктора Игнатова и экс-губернатора Виктора Толоконского – каждого в нескольких новосибирских локациях.

Печальный опыт моего заражения коронавирусом
Как лечат от «ковида» на дому: результатов теста не было 6 дней, а «скорая» так и не приехала. Авторская колонка Марины Цурмаст

Виктор Остахов отметил, что, в отличие от представителей исполнительной власти, народные избранники на прогулке скорее правило, чем исключение: «среди депутатского корпуса заксобрания Новосибирской области и городского совета вообще довольно многих людей можно встретить, гуляющими по городу». В частности, собеседник «Континента Сибирь» вспомнил, как встречал на тротуарах и в скверах Новосибирска депутатов Игоря Украинцева, Сергея Левшенкова и Наталью Пинус.

Заместитель директора ГПНТБ СО РАН Антон Веселов рассказал «Континенту Сибирь», что с Виктором Толоконским и «руководителями из его когорты» он регулярно встречается в разных местах центральной части Новосибирска, где они периодически прогуливаются. «И сам Виктор Толоконский много ходит пешком по городу. Я его часто вижу», – говорит Веселов.

По словам собеседника «Континента Сибирь» также довольно часто можно увидеть на городских тротуарах Ивана Ивановича Индинка.

О встречах с действующим мэром Новосибирска Антон Веселов тоже вспомнил: «С Анатолием Евгеньевичем я жил в одном доме. И также периодически встречал его на городских тротуарах. Причём и в период его градоправительства. Но в последние год-два мы на прогулках не пересекались».

Город для людей – значит город для пешеходов, не только для машинАндрея Травникова Антон Веселов ни разу не встретил, но смог припомнить его интервью с новосибирским блогером Тимуром Хановым, которое тогда ещё врио губернатора Новосибирской области дал ему как раз во время прогулки под дождём по городу.

«Чаще всего я встречаю министров. Но это, вероятно, связано с тем, что я их хорошо знаю. Чтобы заметить кого-то на прогулке, нужно ещё быть готовым увидеть этого человека, знать его в лицо. Я хорошо знаю министра культуры Новосибирской области, министра науки, министра образования. Поэтому регулярно замечаю их в самых разных локациях», – завершил свой комментарий Антон Веселов.

Комментарий мэра, данные опроса и выводы

Сам новосибирский градоначальник на вопрос «Континента Сибирь», практикует ли он пешие прогулки, ответил следующее: «Я стараюсь гулять по городу Новосибирску, не только по производственной необходимости, но в том числе в качестве досуга, хотя это нечасто бывает».

Среди мест, где он любит гулять, Анатолий Локоть упомянул Михайловскую набережную. «Люблю нашу набережную, бываю там. Очень люблю лесную атмосферу. Довольно много мест интересных и любимых в городе Новосибирске, не хочу их рекламировать, пусть некоторые места останутся для моего личного уединения, надеюсь, я имею на это право», – сказал мэр-коммунист, демонстративно не желая подражать свергнутым его товарищами по партии царям, чьи маршруты, как мы видели, были хорошо известны современникам.

Топ-10 новосибирских компаний

Иммунитет к бедности: топ-10 новосибирских компаний, вышедших из «коронавирусного» года с многомиллиардной прибылью

Наблюдения предпринимателей о встреченных на улицах Новосибирска представителях власти дополнил и соответствующий опрос, размещённый на сайте «Континента Сибирь». По его итогам можно сказать, что чаще всего наши читатели встречают на прогулках Виктора Толоконского. Об этом сообщили 17% респондентов. Ещё 13% опрошенных косвенно подтвердили слова Анатолия Локтя о том, что он также периодически гуляет по городу.

Третье место с 9% голосов разделили Андрей Травников, Александр Карелин, Анна Терешкова, Андрей Панфёров и Игорь Кудин. Ещё реже на тротуарах Новосибирска читатели «Континента Сибирь» видели Дмитрия Асанцева, Юрия Петухова или  Андрея Гудовского. А вот появления на пешей прогулке Андрея Шимкива или Владимира Знаткова не смог вспомнить никто из респондентов.

По собственным наблюдениям одного из авторов, однако, именно первый заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области – ходок № 1 среди всех вышеупомянутых персон. Выдвигаясь 28 июня из зала имени А. М. Каца с концерта фестиваля Ильдара Абдразакова на улицу Серебренниковскую и совершенно ошеломлённый впечатлениями, один из авторов решил прогуляться и в очередной раз наблюдал Андрея Борисовича, направлявшегося дворами куда-то к министерству культуры и дальше. Вероятно, среди прочего именно эта привычка узнавать город непосредственно и напрямую делает Андрея Панфёрова регулярным и жестким критиком городских реалий и городских властей. В частности, не случайно первый вице-спикер ЗС был инициатором обращения в адрес различных инстанций, когда Новосибирск заполонили бесконтрольно носящиеся по улицам самокаты.  Очень многим чиновным и деловым лицам они нисколько не мешали. Но они мешали горожанам и мешали тем носителям власти, кому свойственно не пренебрегать подведомственной территорией.

Бесспорно, Виктор Толоконский – ещё один новосибирец, который любит свой город не только из окна кабинета или автомобиля, тут можно лишь согласиться с отзывами наших респондентов. Человек, не один год возглавлявший город и регион, чувствует себя в городском пространстве как дома. Известен своей склонностью пройтись пешком по центру Новосибирска директор  макрорегионального филиала «Сибирь» ПАО «Ростелеком» Николай Зенин. В разные периоды приходилось сталкиваться на улицах с Олегом Иванинским, Игорем Гришуниным, Тимуром Саттаровым, Андреем Гудовским, Ренатом Сулеймановым, Александром Веселковым. Совершенно точно всегда любил пройтись по городу, будучи депутатом ЗС и одним из ближайших соратников мэра, известный новосибирский журналист и политик Андрей Жирнов.

Город для людей – значит город для пешеходов, не только для машин

«В нестабильные времена концертные залы бывают особенно наполнены публикой»

Дискуссионно поднимая тему, мы полагаем, что уровень городской культуры и качества управленческих решений, принимаемых в городе, с течением времени будет возрастать. Когда-нибудь в Новосибирске появятся обширные пешеходные зоны. В первую очередь в центре, где дислоцируются властные инстанции. Хочется верить, что будущее принадлежит тем, кто не набегом или наездом практикует властные функции, но относится к области и областному центру как к большому дому. Дома же никто не ездит на двуколках или лимузинах, напротив, это то место, где приятно обойтись без церемониала и иной раз вовсе без обуви, чувствуя себя совершенно комфортно, ибо вокруг порядок и уют. А если нет, то надо взяться и навести оные.

Как нам кажется, эта тенденция «одомашнивания» власти (всё ещё зачастую дурной и дикой, как и избирающее её население) соответствует глубинным традициям российской государственности. Ну и, конечно, драные тротуары центральных улиц, сопутствующие состоянию «дурости и дикости», случайности и бесшабашности городских голов, постепенно останутся только на архивных фотографиях. (Просим новосибирский городской музей уже зачислить приведенные здесь иллюстрации в разряд особо ценных экспонатов гипотетической экспозиции середины XXI века.)

Состояние тротуаров напрямую связано с состоянием умов.  Город, в котором рулят люди, а не машины, включая бюрократическую машину машин – это город для пешеходов, для тех, кто твёрдо держится на своих двоих. Вот о чём мы хотели напомнить.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ