Операция на живом организме: в чем сложности импортозамещения в сфере ИТ?

Что общего между переводом с импортной цифровой инфраструктуры на отечественную для государственных и негосударственных заказчиков — и что кардинально их отличает? «Континент Сибирь», пообщавшись с экспертами в вопросах импортозамещения, попробовал найти ответ на этот вопрос и заодно объяснить, почему сами ИТ-специалисты не очень любят это слово.

Однажды известный кардиохирург заехал в автосервис проверить двигатель. Пока автомеханик возился под капотом, они разговорились и пришли к выводу, что, можно сказать, коллеги: оба «ремонтируют моторы», только разные. «Почему тогда я зарабатываю пятьсот долларов в неделю, а у тебя одна операция стоит пять тысяч?» — спросил механик. «Если хочешь, я могу заплатить тебе пять тысяч за ремонт, но только если ты будешь работать в тех же условиях, что и я», — ответил хирург. Механик обрадовался и уже полез было в двигатель, но хирург попросил подождать пару секунд, сел в машину, завел ее и сказал: «Вот теперь чини».

Это, конечно, анекдот, но анекдот поучительный. И работа, например, ИТ-специалиста, которому была поставлена задача «импортозаместить» цифровую инфраструктуру предприятия или государственного органа, намного ближе к труду кардиохирурга, чем автомеханика.

В чем суть

Само слово «импортозамещение» айтишники не очень любят, а кое-кто считает его чуть ли не ругательством. Даже не потому, что оно уже успело приесться, а потому, что смысл, который в него раньше вкладывался, сводился к замене привычного и удобного западного решения на отечественное — неизвестное, а потому сразу «неподходящее». На самом деле сейчас все не так. И основная задача импортозамещения — не «заместить» иностранное здесь и сейчас, а снизить зависимость от западных ИТ-разработок в цифровой инфраструктуре российских компаний. И в первую очередь, в государственном секторе.

«Первые кандидаты для перехода на отечественные решения, после предприятий — владельцев КИИ (критической информационной инфраструктуры), конечно, госорганизации, работающие в рамках 44-ФЗ и 223-ФЗ, — говорит руководитель направления по импортозамещению компании Softline Денис Орфаниди. — И здесь важно, чтобы на время перехода на новое ПО работа сотрудников не прерывалась и не теряла в качестве. Это критически важная часть — сбой в цифровой инфраструктуре может остановить работу всего предприятия».

При этом, уточнил эксперт, разницу в работе не должны заметить не только посетители и клиенты, но и сами пользователи, которых переводят на российское программное обеспечение и оборудование. Важно делать переход постепенно — и достаточно долго поддерживать обе системы сразу, как старую, так и новую.

«Госы» и «не госы» — в чем разница?

Разницу в подходах к лечению от импортозависимости между государственными и коммерческими заказчиками ИТ-эксперты характеризуют как кардинальную.

Для государственных или квазигосударственных заказчиков основная задача — найти золотую середину между тем, как соблюсти все рекомендации (доля отечественных продуктов, отсутствие отдельных импортных и так далее), затратить на это минимум времени и средств и при этом обеспечить бесперебойность работы. Про это уже говорилось выше. Обычно такие заказчики обращаются в компании, которые работают с большим списком отечественных и иностранных производителей-вендоров. И это понятно — зачастую заказчик хочет сразу решить вопрос совмещения софта с российским оборудованием.

Коммерческие же компании, как правило, отталкиваются от экономической эффективности. И принимают решение исходя из того, во сколько им обойдется владение тем или иным продуктом. «Если у них есть возможность не пользоваться российским решением и остаться на проверенном временем импорте, они, как правило, выбирают импорт», — констатирует Денис Орфаниди. В то же время множество отечественных разработчиков решений в сфере обеспечения информационной безопасности, документооборота или цифровой бухгалтерии основную выручку делают на тех, кто выбирает их сам, а не тех, кому запрещается использовать импорт. Все эти марки работают на российском рынке давно, успели занять нишу, получить лояльную аудиторию и так далее.

Но в таких направлениях, как виртуальные системы или удаленные рабочие столы, до сих пор продолжает лидировать импорт. «Многие продукты имеют давнюю историю, ИТ-гиганты  внедряли их не одно десятилетие, а альтернатива часто представляет собой open source с ограниченным набором функций. Здесь есть выбор: отечественные решения, которые только появились, — или привычные иностранные, которые используются очень давно, — резюмирует Денис Орфаниди. — Коммерческий заказчик не видит смысла менять то, что и так хорошо работает».

Однако при выборе ИТ-решений экономический фактор влияет на госорганы сильнее, чем на коммерческие организации, в первую очередь, из-за рисков новых санкций и ограничений западных производителей. В этих условиях переход на отечественный софт оказывается дешевле продления лицензий на импорт.

Над госорганами безоблачное небо

У госкомпаний есть свои особенности, выделяющие их на фоне других заказчиков. В первую очередь это касается таких актуальных на сегодня тем, как облачные решения и удаленные рабочие места. Во многих госорганах эти продукты попросту запрещены — по ряду причин.

Запрещены, правда, не все «облака», а только внешние — во многих организациях существуют внутренние хранилища, закрытые для доступа извне.

«Многие глобальные телекоммуникационные корпорации пытаются предложить для таких организаций удаленное рабочее место через «один кабель». Как это выглядит? Операционная система и все нужные программы записываются на флеш-карту, которая вставляется в любой компьютер или ноутбук, и все операции идут внутри этой карты. В такой системе рабочий или домашний компьютер представляет собой, по сути, терминал с клавиатурой и экраном. В самом же компьютере не остается никаких следов о совершенных пользователем действиях, — говорит Денис Орфаниди. — Полноценным рабочим местом это трудно назвать, но оно как помогает сохранить безопасность, так и экономит средства заказчика, если требуется организовать работу из дома».

Что сейчас актуально

Как пример можно упомянуть проект по внедрению системы телемедицины в Медицинском информационно-аналитическом центре Забайкальского края в рамках реализации нацпроекта «Здравоохранение». Система была развернута в кратчайшие сроки и помогла обеспечить бесперебойную работу медицинской системы края в условиях пандемии.

Перед заказчиком стояла задача связать в единую систему более 60 больниц, а также ряд смежных организаций, работающих под управлением МИАЦ, многие из которых находятся в удаленных деревнях и поселках. «Отсутствие современной системы видео-конференц-связи существенно усложняет процесс взаимодействия между территориально распределенными организациями, что особо неприемлемо для медицинских учреждений, которым очень важно оперативно обмениваться информацией по заболеваемости, тем более в условиях пандемии», — говорит эксперт по работе с государственными и академическими организациями Softline в Сибири и на Дальнем Востоке Софья Леонтьева.

В качестве платформы Центр выбрал ВКС-систему Vinteo, которая работает по распространенному протоколу SIP и H.323 и интегрируется с большинством других систем как российского, так и зарубежного производства. Платформа была развернута на российском сервере Depo.

По итогам тестовой развертки заказчик отобрал 50 точек подключения, в пяти из которых было установлено оборудование высокого разрешения.

«Мы высоко ценим профессионализм команды Softline, эксперты которой помогли нам подобрать и внедрить удобную и надежную систему видео-конференц-связи, отвечающую современным требованиям к проведению удаленных совещаний. В период пандемии это особенно важно, так как она стала одним из основных средств коммуникации. Предложенное ИТ-провайдером решение полностью справилось с высокой нагрузкой. Кроме того, новая ВКС очень удобна для работы: она имеет интуитивно понятный интерфейс, позволяет создавать расписание совещаний, подключаться к конференции с любого устройства и вести трансляции в сети», — поделился впечатлениями о реализации проекта директор ГУЗ МИАЦ Михаил Владимирович Осипов.

«Очень актуальным сегодня остается вопрос организации дистанционного обучения. Массовый переход в онлайн породил массу запросов по внедрению систем обучения, — вспоминает руководитель направления мультимедиа компании Softline Андрей Жежель. — Это были как простые решения вроде MS-Teams, так и полноценные видеостудии-лектории, в которых преподаватель мог доносить учебный материал каждому слушателю, получать обратную связь, вопросы от обучающихся, проводить тестирования и так далее».

В целом прошедший год обозначил основные тренды: по возможности заполучить инструмент, позволяющий сохранить единое информационное поле для большого количества людей при минимуме личного контакта. И если школы могли обойтись простейшими конференц-сервисами, то высшие и среднеспециальные учебные заведения нуждались в более сложных и дорогих решениях.

лого Софтлайн+7 (383) 319-07-97
https://softline.ru/solutions/resheniya-dlya-gos-organizatsiy/import-replacement

На правах рекламы

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ