Организатор ForestTech Accelerator «Приангарского ЛПК»

Лесная отрасль как «голубой океан». Или зачем сеять инновации в лесу?

«Лесная отрасль и инновации» как «горячее и желтое» — понятия разного порядка. Так думают об отрасли обыватели: «Какие инновации, там же «черные лесорубы» лес в Китай возят?», «Какие новые технологии, там же пила и топор?». Что печальнее, так смотрят на отрасль и некоторые ее участники. Не удивительно, что foresttech – технологичные инновации в лесной промышленности – понятие, с трудом пускающее корни в России. 

Инновации в лесной промышленности
Фото: YouTube

В реальности же инновации – это часть «ДНК» любой из дошедших до наших дней отраслей. Но чтобы подсветить и вырастить их, особенно в отрасли консервативной, нужны понятные инструменты. Для нас таким инструментом стал ForestTech Accelerator – корпоративный акселератор, на площадке которого пилотируются новые технологии в лесоперерабатывающем комплексе (ЛПК).

Возьмем лесозаготовку, казалось бы, что может быть консервативнее! Она началась с зазубренных камней – их историки считают прародителями современных пил. Следующий этап – пила и топор. Сегодня же валка леса – это полностью механизированные лесозаготовительные машины, которые используют даже небольшие компании. Текущая технологическая революция прямо на наших глазах «перекрашивает» ЛПК: отрасль, долгое время считавшаяся консервативной, становится из «красного» «голубым океаном».

К фактам. Сегодня лесная отрасль во всем мире уверенно двигается в сторону концепции «Индустрия 4.0». Ее ядро – полностью автоматизированные производства, где интеллектуальные системы в режиме реального времени обмениваются информацией с друг с другом и внешней средой. Актуализация данных о лесных участках – показательный кейс того, как технологии перекраивают отрасль. Раньше единственной возможностью инвестора детально изучить лесфонд были затратные и трудоемкие таксация и лесоустройство. Теперь же на рынке достаточно хороших решений по обработке спутниковых снимков и снимков с дронов. А это кратно повышает качество информации о лесфонде и сокращает сроки ее получения.

Именно с беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) связан огромный блок возможностей в лесной отрасли. Дроны уже используются в сборе информации о лесных участках и для мониторинга лесопожарной обстановки. Возможности БПЛА активно применяют в лесовосстановлении. Заряженные кассетами с семенами дроны увеличивают скорость посадки в сравнении с «ручным режимом» в шесть раз. В считанные минуты БПЛА могут добраться туда, куда человек будет идти несколько часов или дней, а, порой, из-за сложного рельефа попасть и вовсе не сможет.

Другой кейс – для мониторинга работы целлюлозных и деревообрабатывающих предприятий финская корпорация Stora Enso одной из первых в мире начала использовать потоковое видео. Технология работает на основе сети 5G и позволяет развертывать приложения дополненной и виртуальной реальности, а также передавать потоковое HD-видео в реальном времени в формате 360 градусов. Доступ к изображению возможен с любого конца света. Наряду с эффективностью и гибкостью производственного процесса, решение используется для обучения. Персонал может «оказаться» на предприятии и ознакомиться с нюансами работы удаленно, до входа в реальную производственную среду.

Эти и другие примеры того, как охотно в мировом ЛПК прорастают инновации и какой апгрейт они дают – лишь вершина айсберга. Вот-вот должны появиться технологии в области автоматизации машинного обучения. Лесные машины смогут функционировать с минимальным участием человека и минимальными ошибками. Среднесрочная перспектива — разработка автономных лесозаготовительных машин, в том числе и для перевозки леса на большие расстояния. Настоящая terra incognita – поиск инноваций на стыке технологий: лесной и, например, химической, медицинской, электроэнергетической промышленностей, строительства. Мировая экологическая повестка, задачи сокращения выбросов парниковых газов придают этому поиску дополнительный импульс.

Огромный блок – «продуктовые» инновации: новые продукты и материалы на основе древесины. Пусть долгосрочная, но уже видимая перспектива – технологии, которые на основе генной инженерии позволят выводить породы деревьев с повышенным содержанием целлюлозы, сниженным содержанием лигнина и с ускоренным циклом роста. А это в том числе вклад в сохранение качества и доступности природного ресурса.

Однако «голубым океаном» лесную отрасль делают не только перспективы, который открывают перед ней технологии. К слову, это не просто новая ступень, а принципиально другой уровень. Важно и то, что запрос на новые технологии на предприятиях ЛПК огромен. К выходу на новый уровень отрасль подталкивают изменения в законодательстве, к примеру, нашумевший запрет на вывоз необработанной древесины с 2022 года; и тренд на цифровизацию, который задает в том числе государство. Создание продуктов с большой добавленной стоимостью – не просто требование рынка, а одно из условий выживания в конкурентной борьбе. В Канаде процент переработки древесины достигает рекордных 95%. Что это означает на практике? Спиленное дерево до последней щепки превращается в конечный продукт. В России эти показатели — 60–70%. Получить 30–40%, которые отделяют нашу реальность от максимальной эффективности, можно с помощью инноваций.

И это понимание, которое сегодня приходит ко многим собственникам предприятий ЛПК, становится попутным ветром для развития инноваций в том самом «голубом океане».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Это статья о лесозаготовках. а не о лесной отрасли. Лесная же отрасль — это и лесопосадки и уход за лесом. взращивание его, а не одна лишь рубка. Но выращивание леса это затраты — а капитализм не любит затраты.
    Аффтору дизлайк ещё и за то, что использует непонятные ему образы «горячее жёлтое — несовместимы». Это глупость. Раскалённый металл. например! По оттенкам жёлтого можно даже на глаз определить температуру разогрева.
    Или наше «жёлтое» Солнце недостаточно горячо для аффтора?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ