«Сибирский гигант»: «Неисполнимых обязательств у нас нет»

Уходящий год не был легким для новосибирского ритейла. Участники рынка отмечают резкий рост отпускной стоимости продукции, проблемы с логистикой и общее падение покупательского спроса. О проблемах отрасли, выживаемости торговых форматов и взаимоотношениях с поставщиками и кредиторами «Континенту Сибирь» рассказала заместитель генерального директора по коммерции компании ООО «ТХ Сибирский Гигант» ОЛЬГА ТИМОШЕНКО.

Торговый холдинг «Сибирский гигант» был основан в 1996 году. В состав холдинга входят гипермаркеты «Гигант», супермаркеты «Мегас» и универсамы «Горожанка», а также собственный распределительный центр по алкогольной продукции – «Гигант Алко».

— Как бы вы оценили 2020 год, каким он был для торговли, как чувствуют себя ритейлеры, насколько изменились покупатели и спрос?

— Если сравнивать 2019 и 2020 годы, основным характерным параметром можно назвать снижение покупательского спроса. Это произошло по трем причинам. Первая – стагнация финансового положения населения. Все закредитованы, что в итоге сказывается на снижении трафика в целом в любом ритейле. Покупатели предпочитают экономить: не ездить в гипермаркет, отстаивая при этом многокилометровые пробки, а взять минимальное количество товаров в «магазине у дома», просто удовлетворив текущие потребности.

В свою очередь, набор указанных товаров и услуг формируется на основе данных о потребительском спросе. Для примера в 2019 году наблюдалось его снижение на 5 пунктов, а в этом году, я так понимаю, процент снижения будет еще больше.

Вторая причина – изменение федерального закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», которым запрещается включать в договор с контрагентом — производителем продовольственных товаров — условия о возврате ему продовольственных товаров, не проданных по истечении определенного срока.

То есть, ранее, для примера, мы могли включать расширенное количество позиций в ассортиментную матрицу от производителя и после тестового периода не более трех месяцев определять, что остается в постоянной матрице. Товар, который не прошел средние показатели по gmroi (валовая рентабельность инвестиций – «КС»), мы, соответственно, возвращали производителю. Следовательно, теперь мы вынуждены реализовывать товар, который имеет низкий спрос, а это возможно, в большинстве случаев, за счет снижения цены товара, которая может быть и ниже закупочной, не говоря уже о расходах по хранению и так далее, что влечет финансовую нагрузку для компании.

Третья проблема связана со снижением трафика в крупных торговых центрах. Поскольку формат гипермаркетов и супермаркетов направлен на продажу товаров широкому кругу населения, немаловажную роль в этом играет трафик автомобильного движения, а в связи с пандемией и введенным запретом населению посещать иные магазины по продаже продуктов питания кроме ближайших у дома, значительно упала посещаемость всех торговых центров.

— Как сказалась в итоге пандемия на товарообороте холдинга «Сибирский гигант»?

— Что касается товарооборота, он у нас немного снизился по отношению к 2019 году. По нашим прогнозам, к концу года мы выйдем на оборот примерно в 11 млрд рублей. Если бы не пандемия, наши ожидания были бы более оптимистичными, закрыть год мы хотели, основываясь на показателях 2019 года, суммой не менее 14 млрд рублей.

В нашей сети представлено три формата: гипермаркет, супермаркет и «магазин у дома». Раньше оборот наших гипермаркетов составлял не менее 40% от всего оборота компании, но сейчас эта доля упала. До настоящего времени у всех гипермаркетов в мире была одна проблема, связанная с нежеланием клиента ехать за покупками в отдаленное место, а такие поездки, как правило, планировались, и к которой, как я отмечала, добавились, принимаемые в связи с пандемией, ограничительные меры. Тем не менее, несмотря на снижение потока покупателей, мы не планируем отказываться от этого формата, и даже планируем развивать его.

Сейчас наши гипермаркеты уже изменились. Мы сократили их торговую площадь. Не потому, что мы не можем обеспечить ее товаром, а из-за того, что сейчас у нас нет потребности в таком количестве площади для собственной торговли. Мы пригласили в гипермаркеты субарендаторов, речь идет об одежде, бытовой технике и так далее.

— Последнее время стала популярной тема онлайн-ритейла, как холдинг развивает это направление?

— Понимание о необходимости развивать данный вид дистанционной торговли пришло еще в 2017 году. Тема эта зрела, но не было какого-то толчка для ее продвижения. В 2019 году мы уже понимали, что надо заниматься этим вплотную, а в марте пришла пандемия. Сейчас мы работаем с этим, у нас есть зарекомендовавшие себя на рынке партнеры, которые оказывают услугу доставки товаров из наших магазинов. На самом деле, если брать мировую статистику онлайн-торговли, в Китае это порядка 20% рынка, в США 10%, в России – меньше 2%, хотя сейчас эта цифра растет. Надеюсь, это связано не только с «ковидными» реалиями, и тенденция сохранится. Рост спроса на интернет-заказы есть, а учитывая внедрения перспективных технологий и стандартов, а также развитие инфраструктуры, и мы эту тему будем развивать дальше.

— В обсуждениях ритейлеров на профильном форуме проходила информация о том, что сокращение ассортимента в ваших гипермаркетах произошло за счет нон-фуд категории, а на освободившихся площадях планировались фуд-корты – это так?

— Долгое время мы развивали группу нон-фуд товаров, но произошло изменение трендов, и клиент стал все чаще покупать такую продукцию через интернет. Поэтому мы сократили эту группу, оставив только топовые позиции. Как раз та площадь, которую раньше занимал нон-фуд, и была отдана в субаренду нашим партнерам – DNS и «Планете одежды».

Что касается развития фуд-корта, сейчас любой крупный гипермаркет, как правило, организует собственное кулинарное, хлебопекарное и кондитерское производство и соответствующие отделы по реализации вырабатываемой продукции, а также оказывает дополнительные услуги торговли и услуги общественного питания. Гипермаркет должен быть местом, где клиент сможет не только приобрести товар, но и провести свое время с пользой, в том числе отдохнуть и перекусить. Поэтому возможность создания фуд-корта мы рассматриваем, готового решения пока не нашли, однако от самой идеи не отказались, мы ее прорабатываем.

— Какие-то кардинальные изменения в ассортименте магазинов холдинга произошли в этом году?

— Мы оптимизировали ассортиментную матрицу, но по-прежнему придаем особое значение сегменту ультра-фреша (свежие продукты малого срока хранения – «КС»), который сейчас в тренде потребления. При этом мы понимаем, что основным преимуществом в этом сегменте, кроме качества продукции, должна быть цена. Это касается и мясной группы, и фруктов, и овощей, и кондитерской продукции. В гипермаркете сократили матрицы по группе non food и drive food, но основной акцент сделали на ultra fresh.

— Есть еще фермерские продукты, по-моему, тоже набирают обороты…Сохраняется ли тенденция потребления эко-продуктов?

— Сейчас Россия переживает все эти бумы, которые идут из Европы, в том числе и эко-бум. Раньше это были просто реклама и маркетинг, но ни один сельхозпроизводитель не имел права писать слово «эко» на своей продукции, так как нет ни сертификатов, ни возможности подтвердить это в лаборатории.

— Хорошо, просто натуральные продукты и ассортимент, например, «Горожанок»….

—  Ассортимент городского супермаркета должен быть широк В нем обязаны присутствовать товары так называемого фермерского, натурального производства. Вообще, любой продукт, который попадает в крупную сеть, должен пройти ряд проверок, в том числе лабораторные исследования. К примеру, возьмем молоко.  Мы знаем компании-лидеры, которые производят молоко, но должны быть и анализы, подтверждающие это лидерство.

Руслан Исмаилов: «Основным фокусом для всех ритейлеров является более активная работа с местным предложением»

— А кого сейчас можно назвать лидером в молочной группе?

— Лидером продаж по нашим данным в молочной группе пока идет «Ирмень».

— То есть, в молочном сегменте стабильность, нет никаких колебаний, новых игроков на рынке?

— Колебания есть, но незначительные. Рост спроса на какую-либо продукцию, демонстрирующий резкое увеличение потребления именно этой марки, можно констатировать, когда он составляет более 50%. А когда рост на 1-2%, это, на мой взгляд, просто результат разовых маркетинговых акций. Что касается лидеров рынка, они остались. Перелома в спросе не было. Три локомотива, локальных бренда, как были: «Ирмень», «Зеленый луг» и «Лебедевская».

— Насколько активно идет экспансия на новосибирские прилавки производителей молочной продукции из соседних регионов?

— Действительно, сейчас на рынок начало активно заходить «Томское молоко». Мы, со своей стороны, в порядке эксперимента пробовали включить его в ассортимент, но в итоге не договорились с производителем по коммерческим условиям, поэтому у нас сейчас «Томское молоко» не представлено в нашей сети. А так, вполне возможно, что они бы задали какой-то переломный тренд.

Что касается алтайского молока, лидер продаж — Барнаульский молочный комбинат.  Есть, к примеру, такой бренд, как «Эко-милк» и они на выбрали название для одной из линейки своей «Алтайская Коллекция», но товар производится на разных заводах, в том числе и в Новосибирске. Сама же компания московская.

Мы возобновили работу с ООО «Сибирская Академия Молочных Наук», бренд «ЭкоНива», и вот они как раз позиционируют свою продукцию, как фермерскую. Возможно, этот бренд оценят покупатели Новосибирска, и мы увидим нового лидера молочной группы, так как их позиционирование мы разделяем. Поэтому, когда будет введена обязательная маркировка на молочную группу системы «Честный Знак», то все покупатели смогут отслеживать, какой товар выпущен добросовестным производителем.

— Молока и продуктов из него сейчас в магазинах много, не страдает от этой избыточности само качество продукции?

— У всех продуктов, проверенных нами в лабораториях, показатели были, как у натуральных. Трудно сказать, случайность это или постоянное явление. Я знаю одно, сейчас у нас в регионе нет такого количества голов КРС, способного реально давать тот объем молока, продукцию из которого мы видим на прилавках. Количество готового продукта не соответствует тому объему сырого молока, который декларируется статистикой. Возможно, это привозное молоко, возможно сухое. Но трудно сказать, пока это сугубо личное мнение.

— А еще один товар повседневного спроса, хлеб – изменилась потребительская тенденция?

— Недавно посмотрела статистику, первый раз за много лет в этом году фиксируется рост спроса на хлеб. Это тоже связано с падением финансовых возможностей населения. Когда нет денег, ты покупаешь что-то сытное и при этом недорогое. Не думаю, что эта тенденция долго продлится.

Виктор Шкуренко: «Моя стратегия — любыми способами избежать лобовой конкуренции с «федералами»

— Сейчас вы переориентировались с производителей хлеба на собственное производство. С чем это связано?

— Производственный хлеб не является на рынке уникальным, ну, может, «Инской» и «Писаревский» с необычными начинками и составом, которые производят WOW-эффект. Помните, как «Инской» «взорвал рынок», представив черный хлеб с клюквой. Однако сейчас сегмент производственного хлеба не растет.

Начиная собственное производство, стоит сразу учитывать, что хлеб нужен покупателю свежим, горячим и хрустящим. Поэтому можно смело начинать выпускать сразу тандырную продукцию. Лепешки, пироги — это готовый продукт для потребления, который можно есть без сыра и мяса. У нас опыт работы в этой области идет, начиная 2016 года. На самом деле наши мощность позволяют и дальше развивать хлебную линейку, наладив выпуск, к примеру, подового хлеба. Раньше фокус был смещен по ряду причин, и сейчас, возможно, настало время обратить на это внимание. Перспектива для развития в этом направлении, безусловно, есть. Хлеб – это та категория товара, в которой мы еще должны набраться компетенций.

— Насколько ситуация с пандемией сказалась на логистике и, соответственно, на ценах и ассортименте товаров? Взять те же аптеки, в которых сегодня нет в продаже определенных категорий медикаментов. Фармацевты объясняют это «отсутствием на складе»…

— В предновогодний период это одна из самых острых проблем, поскольку рост стоимости логистических услуг происходит в разы. Дело в том, что рост цен может быть вызван, как и вполне объективными причинами, фактором сезонности, который является разумным и прогнозируемым, так и обстоятельствами непреодолимой силы, форс-мажором. И этот форс-мажор особенно отразится на цене фруктов. Потому что, если, условно, в ноябре месяце размер затрат по логистике, доставке товара составлял 240 тыс. рублей, то сейчас затраты декларируются в размере 330 тыс. рублей. Сами понимаете, эти 60-80 тыс. рублей, естественно, будут учтены в конечной стоимости продукта на прилавке. Мы, конечно, пытаемся сдержать цены.

Что касается других факторов, то это изменения цены национальной валюты по отношению к иностранной (колебания курсов валют), которая отражается на всех товарах, вплоть до молока. Не все же используют упаковку отечественного производства. Рост цен будет, но он зависит не от нас, торговых предприятий, а от сырьевой составляющей, логистики, иных макроэкономических показателей. Сейчас на таможне стоят фуры с мандаринами, идет длительная приемка. Причины – непонятны. Каждый год перед Новым годом одна и та же эпопея. На мандарины увеличенный спрос, но как было узкое место в логистической системе, так оно и осталось. Простоит фура на таможне, и что произойдет с находящимися внутри нее фруктами, представить можно. Все это в итоге и повлияет на цену.

В этом году была очень высокая цена на рыбу, все производители морепродуктов подняли цену из-за плохого улова. Плюс биржевая составляющая и стоимость курса валюты.

— Кстати, рыбный отдел в «Мегасе» укомплектован продукцией довольно плотно

 Действительно, рыба более востребована в первую очередь в виде охлажденной, а не замороженной продукции. Диапазон цен на эту категорию продуктов достаточно большой, от демократичной по стоимости речной рыбы до рыбных стейков для гурманов. Но, реализуя рыбную продукцию продавец должен быть готовым к просьбам почистить рыбу, потому что в основном покупатель заходит за покупками вечером, после работы, и у него нет сил и времени долго возиться с приготовлением ужина.

— А есть какие-то категории товаров, наиболее «пострадавшие» от пандемии, вплоть до полного исчезновения из продажи?

— Наверное, нет, за исключением ряда фруктов из Китая, которые запретили закупать. Но их уже заменили поставками из других стран. Что касается целых товарных категорий, чтобы что-то полностью пропало из продажи, нет таких. Стоит отметить позиции, которые очень сейчас обсуждаемые в СМИ – категория бакалеи. Наши цены на сахар в прямую зависят от цен входных от поставщика, так как это биржевой товар, и цена меняется еженедельно. Цены для покупателя нивелируются за счет низкой наценки, и на данный товар держатся всегда низкие. Делаем регулярные промо-акции на сахар, растительное масло всегда есть на наших полках.

— Какие еще факторы, по вашему мнению, определили состояние ритейла в этом году?

— Как я уже отмечала, изменения в 2019г., произошедшие в государственном регулировании торговой деятельности в Российской Федерации, стали основным фактором, определяющим дальнейшее развитие ритейла.

Внесенные положения в настоящее время запрещают возврат продовольственных товаров, не проданных по истечении определенного срока, а именно расширенный ассортимент был всегда основным нашим преимуществом. Производители могли предложить нам расширенную линейку товаров, мы брали ее, ставили на полки и тестировали – что выберет клиент. То, на что не было спроса, мы возвращали поставщику.

Таким образом, после того, как государство, так скажем, забрало у нас эту возможность экспериментировать, за все товары, которые мы завезли с расширенной линейкой производителя и не реализовали, пришлось платить уже нам. На самом деле, снижение спроса и запрет возврата привели к тому самому небольшому дисбалансу, который мы ощутили. Мы держим ситуацию на контроле, оптимизируем матрицу, распродаем товар и возвращаем деньги поставщикам, иногда с некоторым отклонением от сроков, которое не всех устраивает.

Ирина Гребнева

Юрист Ирина Гребнева о правовой оценке ситуации в новосибирском ритейле

— По оценке опрошенных «Континента Сибирь» юристов, из картотеки арбитражных дел прослеживается, что больше половины предъявленных «Сибирскому гиганту» исков либо прекращаются судом, либо оканчиваются заключением мирового соглашения.

— Для любой большой компании, у которой более 600 партнеров, могут возникать споры по договорным обязательствам двух сторон. При отсутствии каких-либо споров также возникают уже другие вопросы.

Хотелось бы обратить внимание, что встречаются споры, где контрагенты общества и вовсе требуют оплаты за не оказанные обществу услуг. Для примера, компания которая выставила объем работ по ремонту паллет, как выполнение. Хотя такое выполнение нам представилось невозможным, поскольку выполнялось силами одного сотрудника. Однако, арбитражный суд встал на сторону контрагента в деле № А45-2875120. Хочу сказать главное — что все наши обязательства по исполнительным листам выполнены.

— Согласно данным аналитического сервиса, долговая нагрузка «Сибирского гиганта» составляет 58 млн рублей – является ли это поводом для беспокойства?

— Цифра эта, на самом деле, ничтожна в обороте компании. У нас в месяц оборот составляет более 700 млн рублей, и 58 млн на этом фоне – сами понимаете. Это не составляющая критичной ситуации. Почему эти иски появились? Зачастую это обусловлено боязнью поставщиков, связанной с банкротством того же «Холидея». С другой стороны – встречное неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиками своих обязательств. Поставщиками, в частности, не учитываются штрафы, начисленные им ввиду нарушения установленного договором минимального объема поставки товара или нарушения сроков поставки. Поэтому при обращении поставщика с претензией оплатить определенную сумму задолженности, мы анализируем встречные требования. Данная категория споров разрешается судами с учетом предъявляемых нами встречных исковых заявлений и в большинстве случаев заканчивается заключением мировых соглашений. В основном, мы находим компромисс. Есть, конечно, решения о взыскании, но указанные решения исполнены нами в полном объеме путем полной оплаты.

«Фермер-центр» хотят заставить расплатиться за долги «Холидея»

— Еще раз обращаясь к теме «Холидея», на днях ввели наблюдение в «НСК Холди», похоже, магазинов под этим брендом больше не будет. Но будет тот же «Фермер-Центр», который, на мой взгляд, вполне комфортно чувствует себя на рынке. А что касается магазинов «Горожанка» — не планируется все же какая-то смена их формата или ассортимента?

— Магазины формата «у дома» — это самый быстрорастущий формат. Все федеральные игроки заходят в Новосибирскую область с форматом «магазин у дома». Даже «Лента», понимая реалии, развивает сейчас больше этот формат, чем гипермаркеты. По большому счету, мы, покупатели, сами спроецировали эту ситуацию, нам комфортно купить в магазине рядом с домом продукты на ужин. И «Горожанку» мы, безусловно, оставляем в этом формате, а что касается упомянутых вами фермерских товаров, эта категория нам тоже, безусловно, интересна.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ