«Необходима всеобщая мобилизация врачей»: депутат и хирург больницы Краснообска о мерах борьбы с COVID-19

Почему дополнительные койки не решат проблему с оказанием помощи «ковидным» больным? Что поможет решить дефицит медицинских кадров во время эпидемии коронавируса? На эти и другие вопросы «Континента Сибирь» ответил заведующий хирургическим отделением ГБУЗ НКЦРБ г. Краснообска, д.м.н., депутат Новосибирского районного совета депутатов ГЕННАДИЙ ЧАСТИКИН.

–  Геннадий Анатольевич, как вы сегодня оцениваете ситуацию с COVID-19 в Новосибирской области?

– Ситуация очень серьезная. Казалось бы, респираторная инфекция – но она парализовала деятельность всех медицинских служб, в том числе и хирургической. Болеет медперсонал, болеют ведущие специалисты. Очень сложно сегодня оказывать адекватную хирургическую помощь.

Пациенты «ковидного» госпиталя в Новосибирске устроили акцию протеста

Пациенты «ковидного» госпиталя в Новосибирске устроили акцию протеста

Проблема в том, что плановая хирургия сегодня везде существует в урезанном виде, в основном работает экстренная. И это плохо, ведь если больного вовремя планового не оперировать, то ему скоро может потребоваться экстренная операция — а это уже риск для жизни и возможность осложнений. Мы говорим и о панкреатитах, и о язвенной болезни, аппендицитах, и многом другом. Этих патологий стало больше, и их число будет расти.

– Много ваших коллег перенесли коронавирусную инфекцию?

– Большинство хирургов в нашем отделении переболело. Хорошо, что без осложнений и летальных исходов. Те, кто постарше, переносили болезнь в виде пневмоний с госпитализацией. Молодые сотрудники лечились дома. Могу сказать, что от коронавируса больше страдает персонал обычных больниц, чем «ковидных» госпиталей. Потому что в последних персонал работает определенное время в красной зоне, а мы постоянно заходим в приемный покой и контактируем с различными больными. При этом не знаем, есть у него «ковид» или нет.

«Нам пришлось перестраивать всю систему оказания медпомощи»: в минздраве Новосибирской области ответили на самые острые вопросы о коронавирусе

– Насколько врачи вашей больницы обеспечены необходимыми средствами защиты?

– К сожалению, средства на приобретение защиты к концу года в больнице исчерпываются. Мы не планировали такие расходы на средства дезинфекции. Поэтому используем сейчас обычные медицинские маски, которые имеют низкий класс защиты от коронавируса. Хорошо было бы, чтобы у всех были респираторы с клапанами третьего класса защиты. Ведь мы общаемся с больными и, повторю, не знаем, являются ли они носителями вируса или нет.

– Как сегодня лечат СOVID-19 в больницах?

– Могу сказать по 1-й инфекционной больнице, где я лежал с пневмонией. В схеме лечения шли антибиотики, антикоагулянты, гормоны. В начальной стадии проводился курс антивирусной терапии и кислородная поддержка. При этом в больницах постоянно ведется аналитика, меняются и дополняются схемы лечения и методические рекомендации. Выражаю большую благодарность всему персоналу, который работает в тяжелейших условиях и испытывает сумасшедшую нагрузку.

– Как вы оцениваете недавно вышедшие на рынок препараты от коронавируса?

– Анализируя эти препараты и те клинические исследования, которые были проведены в других странах, а также общаясь с зарубежными коллегами, однокурсниками, которые работают в Западной Европе, Америке, могу сказать, что эти препараты имеют много побочных эффектов. Эффективность их под вопросом. Но, к сожалению, ничего лучшего пока нет.

– Почему, по-вашему, возник дефицит лекарств в аптеках?

– Страна не была готова к такому потреблению лекарств. Россия имеет не самую сильную фармацевтическую промышленность. У нас многие препараты приобретаются за рубежом. А учитывая количество заболевших, аптеки уже пустые по тем направлениям, которые используются в схеме лечения коронавирусной инфекции. Кроме того, недавно началось изменение упаковки препаратов, чтобы не допустить фальсификации. Появились штрих-коды. Заминка получилась в том числе из-за этого.

Масштабное тестирование на коронавирус без направления врача нецелесообразно

Где в Новосибирске сдать анализ на COVID-19?

– Что нужно сделать, чтобы повысить доступность лекарств больным?

– На период эпидемии было бы правильным убрать рецептурный отпуск лекарств и штрих-кодовую аттестацию препаратов.

– Каково ваше отношение к официальной статистике по заболевшим коронавирусом в регионе? Насколько она может быть занижена?

– Да, статистика достаточно сложная. Анализируя что-либо, мы всегда берем во внимание зарубежную статистику. Отсюда можно предполагать, что заболевших гораздо больше. Потому что есть много пациентов, перенесших двустороннюю пневмонию, но без подтверждения коронавируса. Это не значит, что они не были заражены, просто диагностика оставляет желать лучшего. Коронавирус не всегда выявляется тестами, хотя наблюдается вся симптоматика, клиника и течение болезни, типичные для этой инфекции. Поэтому бывает так, что на входе в стационар тест отрицательный, а развивается пневмония с поражением легких до 50-70%, с температурой, кашлем, парадоксальной слабостью и потерей обоняния. Уже после выздоровления комплекс антител показывает, что человек перенес коронавирус.

– Насколько критична ситуация с лечением больных с СOVID-19?

– Здесь я скажу не только как доктор, но и депутат, к которому люди часто обращаются за помощью. Многие не могут дождаться скорой, участкового врача. Считаю, нужен адекватный амбулаторный этап, чтобы пациенты не уходили в панические настроения, а получали рекомендации, как можно лечиться на дому, если ситуация позволяет. И при этом получали минимальную медицинскую поддержку. Конечно, просто необходимо развивать информационные центры по СOVID-19. Что касается дополнительных коек, то дело не только в них. Любое открытие коек должно сопровождаться ответом на вопросы: есть ли на эти койки препараты и обученный персонал?

многие новосибирцы могли переболеть COVID-19, не догадываясь об этом

«Вирус, мы тебя знаем»: многие новосибирцы могли переболеть COVID-19, не догадываясь об этом

– Что сегодня вызывает ваше наибольшее беспокойство как врача?

– Больше всего тревожит маршрутизация пациентов, которые обращаются за экстренной терапевтической и хирургической помощью. Очень сложно получить помощь пациентам, которые имеют инсульт в сочетании с коронавирусной инфекцией, либо инфаркт и коронавирус. Необходимы специальные стационары, где будут оперироваться эти пациенты и где персонал будет иметь полную защиту. Например, коронавирусный госпиталь с хирургическим профилем. Еще одна проблема – то, что врачи вынуждены заниматься не свойственными им функциями. Сегодня у нас самая восстребованная инфекционная больница на улице Семьи Шамшиных, образца 1904 года. Сюда все мечтают попасть, поскольку здесь весь медперсонал – инфекционисты. В отличие, например, от 11-й больницы, где инфекционистами работают и хирурги, и терапевты. Вчера ты был проктолог – сегодня инфекционист.

– Как сегодня можно решить кадровый дефицит для лечения коронавирусных больных?

– Нужна мобилизация медицинского персонала, как в военное время – через военкоматы. Привлечение специалистов из частных клиник, в том числе. Надо понимать, что персонал, который сейчас работает с «коронавирусными» будет заболевать и выпадать из процесса оказания помощи. Им потребуется замена.

Коллапс медицины: почему в Новосибирске нельзя дозвониться в поликлинику, и куда пропали лекарства из аптек?

Коллапс медицины: почему в Новосибирске нельзя дозвониться в поликлинику, и куда пропали лекарства из аптек?

Организовать всеобщую мобилизацию можно после принятия соответствующего законодательного акта. И, конечно, в перспективе нужна новая инфекционная больница — многопрофильная, многокоечная. Такая, где будет эффективное разделение потоков больных, общая и индвивидуальная вентиляции, изолированные отделения, адекватная кислородная поддержка. При необходимости, такую больницу можно в любой момент перепрофилировать и развернуть койки для других больных.

– Чего нам всем ждать в будущем, на что надеяться?

– Надеемся на вакцинацию, на новые антивирусные препараты. У нас есть достаточно серьезные структуры, которые этим занимаются. Но необходимо время, чтобы проанализировать на большом количестве и добровольцев, и пациентов результаты исследований данных препаратов. Очень не хватает адекватной информационной помощи людям. Вместо популярных передач по ТВ про ДНК-тесты, необходим постоянный коронавирусный канал для всех жителей города и области. На нем обычные врачи, участковые терапевты, инфекционисты давали бы простейшие схемы лечения. Обязательно – как действовать в случае, если не идет врач или не едет скорая помощь. Также должна быть создана комиссия из числа руководителей и специалистов лечебных учреждений для обмена в режиме реального времени информацией о наполненности больниц, чтобы иметь возможность ее корректировать и перенаправлять потоки больных.

Александр Шестопалов

Стоит ли опасаться роста заболеваемости коронавирусом в Новосибирской области, и когда появится вакцина?

– Многие люди сегодня живут в страхе. Как совладать с паникой и не бежать при любом чихе в аптеку за антибиотиками?

– Сейчас мы подходим к сезонному развитию инфекций. Наряду с коронавирусом есть другие, кратковременно текущие респираторные заболевания. Той терапии, которая показана при «ковиде», здесь нет необходимости использовать. Но люди испуганы идущей ото всюду информацией. Представьте, если бы из СМИ убрали устрашающие факты про коронавирус. Многие жили бы спокойно. Но придание излишней публичности инфекции создало много проблем. Возникают психопатии, фобии, страхи. Люди делают то, чего не нужно. Не забывайте, у нас много других проблем. Есть ВИЧ, туберкулез. Онкология «подняла голову». В связи с этим вызывает удивление, почему мы другие серьезные заболевания отодвинули в тень, а информация идет только о коронавирусе?

– Но ведь у нас информационное общество, как можно скрыть данные от людей?

– Информация должна быть правдивая, но дозированная, чтобы не вызывать психопатические реакции в обществе. Все эти цифры – сколько заразилось, сколько выздоровело, умерло —  это специфическая информация, которой должны пользоваться медицинские работники и руководители, отвечающие за проведение противоэпидемических мероприятий и контролирующие поступление фармацевтических препаратов. Потому что иначе мы подойдем к тому, что по окончании эпохи коронавируса очень много людей будут нуждаться в психологической реабилитации.

скорая помощь

Пока едет врач: в минздраве Новосибирской области рассказали, что делать при вирусной инфекции

– Что же делать власти и гражданам в условиях эпидемии?

– Гражданам – продолжать работать и заниматься своими делами. Власти —  четко определить противоэпидемические правила, следить за их контролем. Медперсоналу – лечить и спасать. Причем в хороших условиях – в данном вопросе был бы интересен опыт Китая. В целом, считаю, что принимаемые меры должны быть жесткие, но адекватные, чтобы они не развалили экономики, но при этом соблюли безопасность населения. Ещё очень нужна серьезная работа с бизнесом, чтобы ориентировать его на помощь в оснащении больниц и «ковидных» госпиталей, на строительство фармацевтических заводов – по производству антикоагулянтов и антибиотиков.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ