Федор Туров
Корреспондент издания «Континент Сибирь»

Полетели? Что изменилось в работе новосибирского аэропорта за последние месяцы?

Что изменилось в работе Новосибирского аэропорта за последние месяцыВ начале апреля, когда губернатору Андрею Травникову задали вопрос о том, может ли Новосибирская область «закрыться» из-за карантина, он ответил категорическим «нет», напомнив о том, что наш регион – крупный транспортный узел, который нельзя закрывать. Воздушное сообщение пострадало больше всех прочих, но сейчас оно все-таки приоткрывается. Так получилось, что автору этой колонки довелось два раза слетать одним и тем же рейсом одной и той же компании через аэропорт Толмачёво в один и тот же город – с интервалом в один месяц. И за этот месяц в работе «воздушных врат» Новосибирска многое изменилось.

Июль

Сама возможность вырваться хоть куда-нибудь после месяцев самоизоляции – это уже Событие, способное утолить накопившийся сенсорный голод. И интересные впечатления начались уже на входе в аэропорт Толмачёво.

Из всех входов были открыты только два – видимо, затем, чтобы не создавать людской трафик внутри здания. Снаружи (что, в принципе, логично) собрались очереди и просто кучки улетающих и провожающих. Но это уже никому не интересно.

Продвигаюсь до входа и вижу в тамбуре девушку в легком медицинском комбинезоне и маске, которая стоит, выставив термометр в сторону входящих. Кто-то, проходя мимо, на ходу подставляет руку под датчик, кто-то просто идет себе дальше. На улице, кстати, уже утром стоит жара под тридцать. Что показывает в таких условиях термометр – кто его знает.

Число работающих рамок и лент посчитать трудно – только за время, пока я стоял перед ними, оно изменилось дважды: то открываются, то закрываются. По обстоятельствам.

Внутри людей заметно меньше, чем до «коронакризиса», что, в принципе, логично. И почти все без масок. В городском транспорте я уже успел привыкнуть к тому, что маски носят все или почти все. А тут такое. Иронично, что маски, в основном, носили те, кто стоял в очереди на контроль. То есть там, где нужно показать паспорт. В остальных местах почти ни у кого нет.

К возведению нового терминала аэропорта «Толмачёво» привлекут новосибирских строителей

К возведению нового терминала аэропорта «Толмачёво» привлекут новосибирских строителей

Если на первом этаже было безлюдно, то на втором… На контроль очередь начиналась от самой лестницы, даже с учетом того, что на санитарную дистанцию все плюнули. Потому что работает всего одна стойка. Через несколько минут после того, как я пристроился в хвост очереди, открылись еще две двери, и очередь очень быстро рассосалась.

Аэропортовая автоматика – эскалаторы, рентген-камеры и прочее – не работает. Эскалатор при мне мыли двое человек в таких же медицинских комбинезонах, кабины были просто закрыты, все идут через рамки. Но долгих очередей туда, таких, как раньше, не было.

А дальше… Дальше я просто забыл про коронавирус впервые за долгое время. Потому что в периметре «чистой» зоны его вроде как и нет. И даже не потому, что маски никто не носит. А потому, что общепит работает. Весь. Полностью. И продавцы почти все без масок.

Да, на тот момент летние веранды в Новосибирске уже открылись. Правда, спрос, накопившийся за время самоизоляции, оказался выше предложения. Первое время за дверями многих заведений собирались большие очереди, а найти свободное место, где можно спокойно посидеть и перекусить, было настоящим квестом. Но только не здесь. И я впервые в жизни решил перекусить в аэропорту просто ради того, чтобы вспомнить старую «до-ковидную» жизнь… И, как вскоре оказалось, не зря – обеда в самолете нам не дали, обошлись перекусом из чая/кофе и пары сэндвичей. Забегая вперед еще дальше, через месяц обеда тоже не было…

Но вернемся в аэропорт. В ожидании рейса изучаю расписание на табло и вижу там Омск, Кемерово, Барнаул, Новокузнецк, Томск… Международных рейсов нет вообще, а из внутренних больше половины – ближние, не дальше Екатеринбурга и Уфы. Плюс Москва, Питер, Краснодар, Сочи и Крым, который сейчас перестал быть международным.

Да, на сайте Толмачёво уже тогда продавались билеты на действующие международные рейсы – в Среднюю Азию. Как местных авиакомпаний, так и российских. Но о том, насколько они востребованы, говорит примечательный случай. Месяц спустя я, возвращаясь в Новосибирск поздно вечером, вызвал такси, через пятнадцать секунд чирикнуло СМС о том, что «к вам направляется», еще секунд через тридцать – звонок от водителя: «Я вас жду, вы где?». Я отвечаю: у внутреннего терминала. Ответ: «А у какого еще? Другие не работают!» И это после того, как «открыли» Турцию – и не только из Москвы, из Толмачёво уже тогда летал «Пегас», и наш S7 анонсировал начало продаж билетов и полеты с начала сентября. Но даже тогда тот факт, что все или почти все летают внутри страны, оставался самоочевидным.

В новосибирском аэропорту «Толмачёво»

В новосибирском аэропорту «Толмачёво» установили рециркуляторы воздуха

Но вернемся обратно. Когда нас позвали на посадку, я сразу обратил внимание на то, как нас, летящих на этом рейсе, много. До этого я не исключал возможности рассадки «через кресло», как в самом начале, хотя бы потому, что на регистрации онлайн я не обнаружил в салоне двух свободных мест рядом друг с другом. В аэропорту в залах ожидания было именно так – на половине кресел были приклеены листы бумаги с красным крестом (они и сейчас там). Но тут, посчитав число людей, понял, что социальной дистанции на борту не будет.

Однако при посадке ее постарались соблюсти прежде всего тем, что попросили первыми на контроль пройти пассажиров с задних рядов, чтобы мы все прямо так и прошли в самолет, не создавая давки в проходах. Стопора в проходах избежать все равно не удалось, но идея была хорошей. И еще, самолет подогнали к самому выходу, и мы прошли до него пешком прямо по полю, что тоже, в принципе, логично – не стоит лишний раз толкаться в переполненном автобусе.

Уже в самом самолете тем, кто пришел без маски (а их было много), эти самые маски выдали на входе и попросили надеть.

И еще одно – от входа и до вылета меня сопровождал непрекращающийся запах дезинфекции,  в тот момент аэропорт наводил чистоту с настоящим фанатизмом.

Как же все-таки приятно вырваться из домашнего ареста…

Август

Так получилось, что ровно через месяц я снова вылетел в тот же город из того же аэропорта и более того, тем же рейсом. Но по другому поводу. Что придает эксперименту еще больше чистоты. Итак, что же изменилось за это время? В жизни города много всего случилось, а как поживают его воздушные врата?

В новосибирском аэропорту Толмачево начали дезинфицировать привокзальный перрон

В новосибирском аэропорту Толмачево начали дезинфицировать привокзальный перрон

Прежде всего, людей стало больше, и вообще всё почти на сто процентов вернулось к «до-ковидному» состоянию. И это «почти» бросилось в глаза с самого входа.

Теперь была открыта всего одна дверь, но очередь проглатывалась аэропортом довольно бодро, и каких-то толп перед входом я не заметил. И как только сам оказался внутри, понял, почему. Я не знаю, читал ли мои путевые заметки в соцсетях кто-то из Лиц, Принимающих Решения. Возможно, что и да. Потому что сразу, как только я зашел в здание, девушка в комбинезоне и с термометром попросила меня подставить руку, просканировала, посмотрела и пропустила. И это был не единственный раз, когда мне проверили температуру за этот час с небольшим. Впереди были еще контроль и посадка. И куча мест там, куда я летел.

Вы, наверное, видели фильм «Филадельфийский эксперимент 2», где в завоеванной нацистами Америке у всех были штрих-коды на запястье, которые проверялись у каждой двери, на каждом турникете и вообще в каждом более-менее важном месте. Меня, пока я не вернулся в Новосибирск, проверяли примерно с такой же частотой и тоже везде, не только в аэропорту.

Ассоциации с той антиутопией из 90-х добавило еще и то, что контроль стал пожестче, чем месяц назад, несмотря на то, что число пассажиров явно прибавилось. Например, в тот раз меня не заставляли разуваться, а в этот – попытались. Складывать электронные приборы отдельно от прочего багажа не заставляли (в отличие от, например, Пулково), но кроссовки без единой металлической детали снять попросили. И тут мне на глаза попалась открытая рентген-камера, правда, возле нее никого не было, но язык, как говорится, и в Киев доведет. Спрашиваю: а можно, я там пройду? Оказалось, что очень даже можно. Рюкзак на ленту, сам туда, пара секунд – и все, я чист, можно идти. Но почему-то при мне к этой камере никто другой так и не подошел, все стояли в очереди к рамкам, разложив вещи по пластиковым поддонам. Почему? Коронавирус? Радиофобия? Просто потому,  «а что, так можно было»? Не знаю.

В Толмачево начали работать бригады медиков-волонтеров

В Толмачево начали работать бригады медиков-волонтеров

Может, из-за открытия заграницы ужесточили контроль? Нет, на табло все те же сибирские города, Москва, Питер, Урал и Юг – наш, а не турецкий. Да и слова таксиста, который явно проводит здесь много времени и в курсе дел.

Чуть не забыл. Траволаторы с эскалаторами тоже заработали.

А вот дальше… Если месяц назад Новосибирск выглядел карантинной зоной, а здесь был натуральный Порто-Франко, то в августе я видел прямо обратную картину: все питательные и питейные заведения обмотаны «полицейской» лентой или просто скотчем, либо закрыты баррикадами из перевернутых стульев или самодельной барной стойкой из сдвинутых вместе столов. В это же время, как мы помним, открытие общепита в городе было делом практически решенным. В тот момент меня снова посетило ощущение всевидящего ока Большого Брата… Нет, заведения здесь по-прежнему работают, но теперь только на вынос: чаще всего «вынос» происходит на той же «стойке», где пассажиры едят, стоя друг с другом плечом к плечу. Там, где есть настоящая барная стойка, например, в «Хамовниках», гости спокойно сидят за ней, а рядом – обмотанные черно-желтой лентой столы и перевернутые стулья. Забегая вперед – в столичных аэропортах все работает.

Доедет ли аэроэкспресс до Новосибирска?

Доедет ли аэроэкспресс до Новосибирска?

В остальном ничего не изменилось, кроме, разве что, исчезновения маниакальной чистоплотности самого аэропорта. На посадку снова шли пешком, только теперь вместо простого пожелания пассажирам пропустить на посадке тех, кто сидит сзади, стало: «Прошу подойти тех, кто сидит на номерах от двадцати до тридцати». Я как раз был в этой группе, поэтому прошел одним из первых, но как только зашел в салон, увидел, что первые семь-восемь рядов (не считая бизнес-класса) уже сидят, а середина почти пустая. Как так получилось, не знаю.

Не могу пройти мимо еще одной части, самой важной – возвращение домой!

Как в июле, так и в августе из самолета до терминала мы ехали в автобусе. Причем в последнем случае самолет стоял у самого входа, автобус объехал его на 360 градусов и «причалил» к входной двери.

Что изменилось за месяц на прилете? На том же самом рейсе стало куда больше «транзитчиков». В июле все как вышли, так и пошли в город, а в августе едва мы с моей спутницей зашли в здание аэровокзала в большой толпе, как остались вдвоем с рюкзаками – очень многие свернули на пересадку. Транспортный узел, как-никак. Всё, как Андрей Травников говорил еще в начале карантина.

Небольшой совет: автоматы для автоматической печати талонов при онлайн-регистрации могут глючить и не принимать QR-коды, присылаемые по СМС. При этом прямоугольные QR на PDF-файле для самостоятельной печати они видят хорошо. Это я выяснил опытным путем. На всякий случай – если кто лететь собрался в ближайшие дни и приехал в последний момент, понадеявшись на онлайн-регистрацию.

Сентябрь и далее

Я не берусь предсказывать то, как будет работать Толмачёво в сентябре, октябре и последующие месяцы. В городе и области с апреля тренд на ослабление ограничений был четким и ровным, не считая временных откатов с закрытием рынков и храмов на Пасху. В аэропорту, как я убедился лично, облегчение идет не линейным путем, потому что факторов, влияющих на правила работы, здесь намного больше. И будет еще больше, по мере того, как «открываются» новые страны и регионы.

Могут ли правила поведения пассажиров снова ужесточить? На мой взгляд, да, в ряде стран Европы (в первую очередь, Южной) ограничения уже возобновляются. Все упирается во «вторую волну», о которой говорят давно и много. До нас она пока не дошла и ожидается как раз осенью. Поэтому цикл наблюдений об условиях работы аэропорта в изменяющихся условиях можно будет продолжать.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ