«Поглотят и сольют»: какая судьба ожидает «Новосибирскэнергосбыт»?

Экс-глава ОАО «Новосибирскэнерго» Виталий Томилов на днях публично поддержал коллективный иск миноритарных акционеров АО «Новосибирскэнергосбыт» к АО «Новосибирскэнергосбыт» и ООО «Новосибирскэнергосбыт Инвест».

В разговоре с «Континентом Сибирь» заслуженный энергетик России, который 23 года возглавлял единую систему энергетического обеспечения региона, сравнив руководителей компании-монополиста с героями «Золотого теленка», рассказал о том, почему он присоединился к этим требованиям, чем энергосистема Новосибирской области исторически отличается от других и благодаря кому единственный гарантирующий поставщик электроэнергии все еще остается на плаву.

Томилов Виталий Георгиевич — доктор технических наук, профессор кафедры тепловых электростанций НГТУ, автор восьми научных статей по проблемам энергетики. Окончил Томский политехнический институт в 1958 г. С 1958 по 1963 г. — старший инженер, прораб, старший прораб объединения “Сибэнергомонтаж”, г. Новосибирск; с 1963 по 1972 г. — дежурный инженер, заместитель начальника цеха, начальник цеха, заместитель главного инженера Беловской ГРЭС; в 1972—1973 г. — главный специалист по монтажу теплотехнического оборудования в г. Бокаро (Индия); с 1973 по 1978 г. — директор Новокемеровской ТЭЦ-4; с 1978 по 2001 г. — генеральный директор «Новосибирскэнерго». Заслуженный энергетик РФ (1996). Кавалер орденов «Знак Почета» (1969), Трудового Красного Знамени (1986); награжден медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970), «Ветеран труда» (1986).

– Виталий Георгиевич, в одном из своих интервью «КС» вы говорили, что Новосибирск – специфичный город, здесь нет ни нефти, ни газа, одна оборонка, и та погибла. Как в таких условиях в свое время вам удалось создать успешную энергетическую компанию?

– Мы часто критикуем власть за то, как мы жили. Да, мы, энергетики, ничего не имели, но в городе функционировали оборонные заводы, которые отлично снабжались. В советское время по Станционной к началу смены шли толпы людей, на предприятиях, там расположенных, работало порядка 100 тысяч человек. Новосибирску недаром присвоили звание «Город трудовой доблести». Но тех людей, которые это заслужили, к сожалению, уже нет.

Я не создавал компанию и никогда в жизни не скажу, что это только моя заслуга. Я всегда работал в коллективе. Приходилось принимать ответственность за его судьбу на себя. Тем более, в годы перестройки. Никогда не чувствовал над собой начальника, но всегда чувствовал хозяина. Тогда и мне, и уборщице, и министру, и секретарю ЦК КПСС хозяин был один – государство. Не было никаких, прости господи, Абызовых или Мельниченко с яхтами. Но и задачу свою видел – не построить какую-то отдельную систему, а в той системе, которая есть, выжить.

– И как выживали? Благодаря каким решениям?

– Решения пришли позднее. А в конце 80-х я уже чувствовал, что в стране беда, наступило безденежье, и нам в таких условиях нужно было как-то получать за свои услуги. Представьте, те же 100 тысяч человек приходят на работу в цеха, а там хоть станки и стоят, но продукцию делать не из чего, военных заказов нет, а к гражданским не привыкли — на них и документация отсутствует, и материалы. Так день просидят, и обратно. А свет-то горит в цехах, тепло есть. Я говорил красным директорам: «Платите!», а мне: «А ты знаешь, какая ситуация в экономике?». Почти все руководители так отвечали. Грозишься отключить —  они в обком бегут. А оттуда мне: «Как смеешь покушаться на таких великих людей?»

– То есть, наличие света и тепла было само собой разумеющимся?

– Значимость энергетики тогда была сведена к выключателю. Когда мы провели важнейшую линию для города в 220 киловольт, приехал председатель горисполкома Севостьянов: «Вы покусились на зеленую зону Новосибирска! Что за столбоставы? Убрать!». А мы опоры сделали. Но отстояли, доказали, зачем они нужны. Это было еще в 80-х.

А в начале 90-х, заряженный идеей создать устойчивую структуру энергетики в Новосибирске, я поехал во Францию по линии ТАСИС (TACIS, Техническая помощь Содружеству Независимых Государств — программа Европейского союза по содействию ускорению процесса экономических реформ в СНГ. – «КС»). Нескольким энергетикам из Сибири организовали экскурсию на французские энергетические предприятия. Это у нас Чубайс натворил чудес, а там госкомпания, она и сейчас единая, «Электрисите де Франс» (фр. Électricitéde France контролирует 93% рынка генерирующих мощностей, – «КС») – объединяет электростанции, сети, сбыт и еще занимается газификацией. Я говорю: ребята, я в офисы центральные не пойду, договоритесь со сбытовой компанией и дайте человека, который расскажет, как она работает. Кроме того, мне показали, как устроено энергоснабжение Парижа, какие там есть новшества, как идет распределение, и, что самое главное, как собирают деньги. Я увидел работу устойчивой энергосистемы, в Новосибирске нам потом понадобились годы, чтобы привести эту схему в действие.

Виталий Томилов

«Только сейчас в «СИБЭКО» начинают воплощать то, что можно было бы реализовать еще 20 лет назад»

И вот мы в ноябре 1992 перенимаем опыт, купаемся в Ла-Манше, а тут, в Сибири – угля нет, материалов тоже, да и денег, зарплаты платить нечем. А скоро зима. Что делать? Ну, выставил ты платежки, а их в унитаз спустили, и все. Стабильно работающие заводы можно было пересчитать на пальцах одной руки, остальные ничего не делали.

 – Вы говорили о необходимости менять идеологию, что имели в виду?

– Я плохо тогда знал систему энергосбыта, честно. У нас это подразделение размещалось на улице Серафимовича, на первом этаже обычного жилого дома, занимая несколько комнат. Ну и в области в четырех местах по комнатке. За энергию же платили копейки. Они только выписывали счета, а надо было деньги собирать, со-би-рать. Я понимал, что энергосбыт в том виде и состоянии, в которых он пребывал, не соберет, люди просто не заряжены на такие задачи. Потому что нет идеологической базы – отношения к энергии, как к рыночному ресурсу. Да и техническая база устарела.

Посоветоваться было не с кем, а за мной коллектив 13 тысяч человек, у каждого из которых семья и дом. И я понял, что необходимо организующее звено. Надо было деньги выбивать, настраивать всех, в том числе, партийцев, переквалифицировавшихся в бандиты, бандитов, ставших директорами, чтобы заводы начинали как-то рассчитываться с энергетиками. Я, конечно, не Бог, я их не научу, но какое-то давление оказывать должен. А через кого? Меня окружали интеллигенты или специалисты-технари, а нужен был хозяйственник, крепкая рука. И выбор мой пал на Михаила Кузичева, который тогда занимал пост замдиректора ТЭЦ-3. Он всю жизнь проработал на электростанциях, знал, откуда берется энергия и какой огромный труд стоит за ее производством. Перед новым директором Энергосбыта стояла задача превратить своих сотрудников в агентов по сбыту, донести до них ценность того, что мы передаем.

 – То есть, прежде всего, вы хотели поменять статус Сбыта?

– И статус, и в головах, и сами головы! Чтобы образовался лед, нужен-то всего один кристаллик. И здесь также. Кузичев привел много новых людей, благодаря которым Сбыт стали уважать, ту же Подчасову (Татьяна Подчасова возглавляла «Новосибирскэнергосбыт» 17 лет, в середине 2018 года ее сменил Карен Дашьян. – «КС»). Кроме того, я разделил Энергосбыт и Энергонадзор – на этом направлении работали несколько человек, надзор мы тоже укрепили кадрами, выделили отдельное помещение.

И все зашевелилось. Это было начало 1993 года, страна болезненно входила в рыночную экономику, требовались реформы, мы переучивались на ходу. «Новосибирскэнерго» трансформировался изнутри и параллельно выстраивал новые отношения с потребителями. И хотя тарифы на энергию пересмотрели только в 1994-95 гг., мы сумели заплатить миллиардные долги, накопившиеся, когда предприятия стояли.

– Кстати, как вы в то время улаживали проблемы с неплатежами?

– По-разному. Я прекрасно понимал ситуацию. В отличие от Казахстана, где Назарбаев сказал: «Теперь мы живем в новой реальности, не платят – отключайте», в России думали о социальных последствиях. Да, и нам приходилось принимать жесткие решения, но редко, и мы всегда рассматривали варианты. Работали по бартеру, создали огромную службу снабжения, к которой подтянулись многие коммерсанты, известные сегодня, и те, чьи имена канули в Лету. Потихоньку начали собирать деньги, дальше – больше… Я 90-е не люблю вспоминать, тогда надо было выжить.

В 1998 году мне предложили возглавить «Красноярскэнерго». Я, в свою очередь, предложил кандидатуру Кузичева. После переезда Михаила Васильевича искал на его место человека с новаторским подходом, который продолжит менять идеологию. Пригласил Валерия Горевого из Приобских электросетей. При нем Энергосбыт построил новое здание на улице Орджоникидзе, были расширены направления деятельности, налажено производство счетчиков, организованы службы, контролирующие техусловия подключения и их исполнение. Все это потом подхватила и развила Подчасова наряду с бизнесами по проектированию, монтажу, ремонту оборудования, согласованию технических условий и т. п. Главное, что она сделала, – укрепила статус гарантирующего поставщика, обеспечив возможность заключения договоров с крупнейшими потребителями региона. Именно благодаря этим людям – Кузичеву, Горевому и Подчасовой – «Новосибирскэнергосбыт» до сих пор возглавляет список самых эффективных энергосбытовых компаний России.

 – Как вы оцениваете текущее состояние «Новосибирскэнергосбыта» с точки зрения миноритарного акционера?

– Компания имеет хорошую выручку, покупает энергию на оптовом рынке, продает на розничном, получая сбытовую надбавку, работает с центром финансовых расчетов. Кроме того, у «Новосибирскэнергосбыта» есть другие, смежные виды деятельности. Это солидная, финансово независимая, устойчивая организация, пользующаяся доверием власти и потребителей. Если бы не внешнее вмешательство, способное привести ее прямой дорогой к банкротству, она бы прекрасно функционировала и дальше.

Против чего я возражаю? Против того сообщества, которое сегодня организовалось вокруг управления энергосбытовой компанией региона, которое может нагрузить ее долгами, разделить и вывести активы. Эта схема хорошо описана Ильфом и Петровым в «Золотом теленке», она сквозь нашу экономику красной нитью проходит. Куда смотрят правоохранительные органы, власть?

Речь идет о займах, не соизмеримых с прибылью компании. Я против того, когда «Новосибирскэнергосбыт» выдает миллиардные займы фирмам с мизерным уставным капиталом с сомнительными перспективами возврата средств. Особенно, когда необходимы знания и понимание значения энергосистемы и как она устроена. Это надо изобрести новую Подчасову у руля.
А сегодняшние собственники  (я не знаю, кто они,  может, какая-нибудь кипрская компания, а может, их ставленники) – специалисты по слияниям и поглощениям. Если так, то какой может быть интерес налаживать реальный сбыт? Поглотят и сольют. Это то, что может вести к развалу и опосредованно к коллапсу в электроснабжении региона.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ